Рапсовый «двигатель»

10 сентября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 36, 10 сентября-17 сентября 2004г.
Отправить
Отправить

Видели, как цветет рапс? Желтым-желтым! Да еще и на фоне голубого неба... Очень напоминает национальный флаг!..

Биодизельный завод в городке Кюриц под Берлином
Биодизельный завод в городке Кюриц под Берлином
Биодизельный завод в городке Кюриц под Берлином

Видели, как цветет рапс? Желтым-желтым! Да еще и на фоне голубого неба... Очень напоминает национальный флаг! Правда, периодически идиллическая цветовая композиция меркнет, в основном из-за невнимания к этой масличной культуре — альтернативе подсолнечнику. Крестьян убеждают, что рапс — высокорентабелен, хороший фитосанитар почвы, ценный предшественник для многих сельскохозяйственных культур, сытный корм и даже... горючее. Они же упрямо губят поля подсолнечником. А кому охота возиться с этими, размером с маковое зерно, семенами, капризными при созревании?! Верх еще цветет, а внизу стручки уже «стреляют»... Очищай их, траться на сушку, а цена — как у семян подсолнечника...

Пробудил ли интерес к рапсу президентский указ годичной давности — от 26 сентября 2003 года — «О мерах по развитию производства топлива из биологического сырья»? Подписать его Леонида Кучму заставила зависимость национальной экономики от ввозных нефтепродуктов, угрожающая экологическая ситуация и Директива 2003/30/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 8 мая 2003 года о более широком использовании биологического и других видов топлива из возобновляемых ресурсов. Когда же пересядут государственные люди, а за ними — и мы, на автомобили с «чистым» горючим?

Масло, жмых и... горючее

Рапс в Украине — не экзотика. До 1910 года он занимал 30—40 тыс. гектаров пашни. И именно из него давили масло, поскольку подсолнечник тогда сеяли на меньшей площади. В конце 1930-х основной массив товарных посевов рапса, преимущественно озимых сортов, сформировался в районах Западной Украины, Полесье и Лесостепи — 120—130 тыс. гектаров. Но затем его производство начало сокращаться и к концу 50-х годов почти свернулось.

Почти два десятка лет назад в Украине прозвучал очередной клич «седлать» крестоцветые, в частности рапс. В Ивано-Франковске даже профильный институт создали — крестоцветых культур. Несмотря на то, что функционировали Запорожский институт масличных культур и Винницкая научно-исследовательская станция. Агроформирования выращивали рапс с содержанием эруковой кислоты более пяти процентов. Некондиционный, одним словом. Приезжали к нам поляки, покупали отечественный рапс по 80 долл. за тонну, везли на родину. Потом докупали в Германии двухнулевой, то есть высшего сорта, смешивали с нашим и транспортировали обратно в Германию, имея с этого 50 долл. прибыли. Следовательно, украинец «кормил» поляка — хитрого и умного. А что имел сам? Да ничего. Из-за отсутствия оптовых рынков. Слабое желтое зарево, так и не сумев расцвести на просторах Украины, постепенно погасло.

Раздуть его взялась научно-производственная ассоциация «Укррапс», созданная в 1998 году при непосредственном содействии Сергея Рыжука, тогдашнего заместителя министра агропромышленного комплекса. Сергей Николаевич считает рапсоводство перспективным и даже способным потеснить с растениеводческого пьедестала традиционные культуры. По крайней мере, подсолнечник.

В мире получают 26 млн. тонн семян подсолнечника, из них более десяти процентов — Украина. За последние годы, ввиду из валютоокупаемости этой культуры, крестьяне стихийно довели площади под ней до катастрофических размеров: свыше 3 млн. гектаров вместо оптимальных 1,3—1,5. Но если Украина молча наблюдает за деградацией общей культуры земледелия, то Запад и Восток обезопасили себя от этой угрозы альтернативным и экологическим рапсом. Более двух третей его посевов сосредоточены в Индии, Китае, Канаде. Стремительно возрождается рапсоводство на Европейском континенте: посевы уже достигают
4 млн. гектаров, а средняя урожайность — 24—26 центнеров с гектара. Рапс в почете во Франции, Великобритании, Чехии, Дании, Финляндии, Польше...

Рапсовый клин в мире увеличился в два раза и составляет 22—24 млн. гектаров. По удельному весу в общемировом производстве масличных эта культура вышла на третье место — после сои и хлопка, опередив подсолнечник. Это можно экономически обосновать. Гектар рапса дает 1100 килограммов масла по сравнению с 290 — соевого и 600 кг — подсолнечного. Ценность рапсового масла состоит в том, что в его состав входят ненасыщенные жирные кислоты, обладающие лечебными свойствами. В частности, они препятствуют образованию тромбов, снижают и регулируют содержание холестерина в крови.

В рапсовой табели о рангах Украина на задворках. Не помогла даже государственная программа «Рапс». Весь белый свет продуцирует 33—35 млн. тонн его семян, мы же едва за сотню тысяч тонн цепляемся. Практически ничего. Хотя в 2000 году действительно прыгнули высоко: за два года площади под озимым рапсом выросли почти в пять раз. Тогда же в разговоре со мной Сергей Рыжук рисовал радужные перспективы: к 2003 году выйдем на оптимальный рубеж —
1,5 млн. гектаров. С агрономической точки зрения, «прописка» в севообороте рапса значительно бы оздоровила земли сельскохозяйственного назначения. Когда-то мы удобряли землю 350 млн. тонн органики. Сейчас ее можно достать разве что из-под полы, как дефицит в советские времена, что связано с резким уменьшением поголовья.

Чтобы поощрить сельхозпредприятия культивировать рапс, аграрное ведомство пошло даже на отмену экспортной пошлины на его семена, тогда как его масличного родственника — подсолнечник — облагали вывозными барьерами не раз. Но даже такая преференция не помогла. На календаре — 2004-й, а до заветных рубежей мы вряд ли и в 2010-м дотянем. Ведь засеваем в десять раз меньше!

Запал угас по многим причинам. Во-первых, почти половина посевов озимого рапса вымерзает, а убытки никто не компенсирует. Во-вторых, обработка посевов специальными препаратами защищает от потерь, но аграрии из-за нехватки средств часто пренебрегают этим приемом. В-третьих, уборка урожая обычными зерновыми комбайнами, не приспособленными для таких мелких семян, приводит к значительным недоборам урожая. Как говорил знакомый агроном, чтобы посеять, большого ума не надо, а вот собрать... В-четвертых, даже при возросшем выпуске рапсового масла украинцы, верные национальным особенностям питания, никогда не изменят подсолнечному. Следовательно, остается вывозной вариант, это в-пятых. Но из-за географической разбросанности производителей рапса сформировать экспортные партии трейдерам очень сложно, хотя семена и высоколиквидны.

Украина вместе с рапсом теряет возможность значительно насытить рацион скота кормовым белком. Гектар рапса дает тонну белка по сравнению с 640 килограммами при культивировании сои и 220 — ячменя. Коэффициент переваривания рапсового шрота достигает 71%, в то время как подсолнечного — 56. Последний уступает и по содержанию незаменимых аминокислот: лизина — на 33%, цистина — в 2,1 раза. Скармливание тонны рапсового шрота или жмыха адекватно 8—10 тоннам зернофуража. Специалисты знают цену этим цифрам.

Но, как говорят, кролики — это не только ценный мех... Привлекательность рапса еще и в том, что он, как высокоэнергетическая культура, может служить сырьем для производства биологического горючего. Сгорание грамма экологически безопасного «двигателя» дает 9,5 тыс. калорий. Такой энергетический потенциал заложен только в украинском сале!

«Произведено в Германии»

...Маслобойню можно безошибочно найти по специфическому запаху. Но... Если бы меня не предупредили, что в уютном, красивом городке Кюриц под Берлином дислоцируется современная рапсовая «давильня», обоняние не помогло бы. Испарения дезодорируют специальным биофильтром — измельченным корнем незнакомого нам дерева, название которого как ни старались, так и не перевели. Приехали сюда не дегустировать масло, а знакомиться с производством биодизеля. Здешний завод не входит в перечень объектов туристического «берлинского кольца», поэтому посетители не донимают персонал «детскими» расспросами. А вот с компетентными собеседниками Йорг-Эскарт Янге, дипломированный химик, менеджер, общается с удовольствием. Детально знакомит со всеми этапами производства «горючки».

Ему легко выступать в роли гида, поскольку на заводе — с первого колышка. Строительство, монтаж, эксплуатация... Все — на его глазах. Выйдя на проектную мощность, Biodiesel GmbН Kyritz производит 30 тыс. тонн биодизеля в год и 3 тыс. — глицерина. В Германии есть еще около пяти «стотысячников», столько же — мощностью 75—36 тыс. тонн. В то же время есть множество мини-заводов, производительность которых ненамного превышает 5 тыс. Это так называемые региональщики, со своей сетью потребителей из ближайшей округи. Из-за больших расходов на логистику они не могут подключиться, как коллеги из Кюрица, к межрегиональной концепции, но обеспечивают спрос на локальном уровне.

Общее производство биодизеля, по данным Немецкой ассоциации масличных культур (UFOP), приближается к отметке 2 млн. тонн. И его доля на рынке дизельного горючего сегодня составляет почти 3%.

При такой разветвленной и многочисленной сети биодизельных заводов в Германии нет проблем с сырьем — рапсом. Ежегодно им засевают свыше миллиона гектаров (десять процентов пашни). А в нынешнем году ожидается небывалый прирост производства, рекордный урожай — 4,4 млн. тонн. Хотя увеличение вала таит в себе определенные неприятности, вызванные так называемым блэровским соглашением. Американцы, чтобы не задохнуться в собственном «соевом поясе», требуют от Европы урегулировать производство рапса. Германия — мировой лидер в селекции этой культуры, ее сорта занимают почти половину площадей в странах Европейского содружества.

«Залежи» для химиков Кюрица находятся неподалеку — на полях. Союз сельхозтоваропроизводителей, учитывая соседство биодизельного и крахмального заводов, специализируется на выращивании рапса и картофеля.

— Первый этап — прием сырья. Налажено автоматизированное экспресс-тестирование каждой партии на содержание эруковой кислоты, примесей сорняка и на влажность, поскольку от этих параметров зависит заработок крестьян. Обычно за тонну семян платим 500 евро, — обход заводской территории Йорг-Эскарт Янге начал с двух складов, вмещающих только 30 тонн. — Из-за нехватки у завода хранилищ поставщики за соответствующую плату складируют сырье у себя и по первому требованию транспортируют к нам.

Собственно, в результате химических процессов из семян получают масло и шрот. Биодизель образуется после удаления из масла с помощью метанола глицерина. Последний, доочищенный до 99,8%, незаменим в косметологической и фармацевтической отраслях. При его переработке образуется сульфат калия, который бауэры используют как удобрение. Отделенные жирные кислоты тоже не залеживаются — и на них есть спрос. В сущности, безотходная технология, если не принимать во внимание отработанную воду. Но и ее, очищенную, снова возвращают в производство.

В зависимости от загрузки, за технологическим процессом следят компьютерная техника и три-четыре оператора. Через определенные интервалы качество биодизеля проверяют на современных газохроматографах. Выборочные апробации проводит и Рабочий союз по качественному менеджменту, наносящий визит без предупреждений. От его вердикта многое зависит. По крайней мере, на автозаправках продукция из Кюрица отмечена знаком качества. На более полутора тысячах бензоколонок биодизелем, который на 15 евроцентов дешевле солярки, наполняют баки «дальнобойщики», таксисты, аграрии. Они «сжигают» свыше 65% общего производства экологического горючего. Выигрыш очевиден. Стоит лишь сопоставить расчет пробега 40-тонного грузовика на 150 тыс. километров. Затраты на 100 километров: 30 литров солярки по цене 0,90 евро и 32,4 — биодизеля по 0,75 евро. Плюс 675 евро за более частое техобслуживание при использовании традиционного горючего. Экономия — 3375 евро.

Когда новинка только появилась, производители традиционного горючего видели в ней конкурента. Доходило даже до конфронтации. Сейчас отношения выровнялись, поскольку нефтеперерабатывающие заводы поняли: рапсовый «двигатель» не оставит их без работы. Да и не хочется выглядеть невеждой, когда весь мир борется за охрану окружающей среды.

— Биодизель должен отвечать норме Немецкого промышленного стандарта EN 14214. Это — чистый продукт, и его нельзя смешивать с каким-либо дизельным горючим. Что касается экологической безопасности, то в биодизеле содержание серы, вызывающей кислотные дожди, составляет 10 мг/кг против 350 в минеральном. В нем наполовину меньше сажи, он полностью биологически разлагается... В ЕС почти во всех секторах экономики удалось уменьшить выбросы в атмосферу, кроме дорожно-транспортного. Поэтому «Зеленая книга» Европейского сообщества содержит требование — к 2020 году навести здесь «чистоту». Своеобразной метлой избрали биодизель, освободили от всех налогов.

Преференции действуют до 2005 года, а потом консультативный совет будет решать, продлевать их или отменять. Это связано с возможными негативными процессами в конкурентной среде. Германия, можно сказать, уже насыщена предприятиями по выпуску биодизеля. Поэтому свою дальнейшую деятельность переориентирует за границу. Возможно, и в Украине появятся такие проекты? — Йорг-Эскарт вопросительно посмотрел на меня, как будто я был кабминовским полпредом по проблемам альтернативных источников энергии.

...и в Украине

На немецком фоне наши попытки выглядят как любительские. Несколько научно-производственных лабораторий второй год подряд «сжигают» 5 млн. бюджетных гривен, пытаясь «запрячь» рапс в масштабах государства. Доходит до курьезов. Некоторые институты предлагают «минимизировать» проблему и затоварить сельхозпредприятия компактными котлами, в которых из рапса будут давить масло и... кружкой заливать в бензобаки тракторов и комбайнов.

Стоит ли повторять ошибки поляков, словаков, которые в свое время тоже распихали биодизельные установки производительностью 500 тонн горючего в год по хуторам, а сейчас ликвидируют их за ненадобностью? Более того, этот хлам пытаются продать нам... Мы уже пробовали «прописать» в каждом сельском дворе биогазовые установки. По китайскому образцу. Власти говорили, что в хозяйстве, где проживает семья из трех-четырех человек, есть десяток кур, корова, свинья, совокупных отходов жизнедеятельности с головой хватит для круглогодичной работы установки. И что же? Село как было без газа, так и до сих пор живет без него. Теперь попробуем «залить» глубинку биодизелем?

Во-первых, сконструированные украинскими кулибинами биодизельные установки низкопродуктивны и малотоннажны. Если на зарубежных из тонны рапса получают 350 литров горючего, то на отечественных — вдвое меньше. Во-вторых, Украина еще не разработала нормативно-техническую документацию на рецептуру смесей из биодизеля. То есть мы еще не выяснили: на чем будем ездить? Так, как немцы, используя в двигателях исключительно «чистый» биодизель, или как французы, разбавляя им обычную солярку до 5-процентной концентрации, или как чехи, доведем соотношение до 30%?

— Прежде чем говорить о производстве рапсового биогорючего, нужно позаботиться о сырьевой базе и именно на ее концентрацию направлять 5 млн. бюджетных гривен, — считает Степан Капшук, заместитель председателя ассоциации «Укроліяпром». — В прошлом году собрали 51 тыс. тонн рапсовых семян, из которых переработали аж... 5 тыс. Остальное вывезли за границу. Имеющиеся отечественные мощности, современная технология позволяют получать масло высокого качества из подсолнечника, сои, рапса, льна, горчицы, пригодное для дальнейшей переработки в биодизель. Производят его с помощью метилового спирта, для которого нужна нефть. Чтобы не зависеть от импортных энергоносителей, Харьковский институт масла и жиров разрабатывает программу использования этилового спирта из возобновляемого сырья, по крайней мере из мелассы, что позволит загрузить мощности спиртовых заводов, многие из которых простаивают...

Относительно конкурентоспособности биодизеля, то у Степана Павловича возникают большие сомнения. Для производства тонны рапсового масла нужны три тонны семян общей стоимостью 750 долл. Кроме того, для производства тонны биодизеля по классической технологии необходимы еще 110 литров метилового спирта. Если подытожить все затраты, то литр биогорючего будет стоить в пределах доллара. Готовы ли мы платить такую высокую цену за экологию? Вряд ли!

Правительственные чиновники утверждают: если производство биодизеля развернется в полную силу, Украина сможет на треть уменьшить импорт нефтяных энергоносителей, составляющий более 10 млн. тонн. Не тешьте себя иллюзиями! Сошлюсь на ту же Германию. В прошлом году сбыт минерального дизельного горючего достиг почти 28 млн. тонн, в то время как рапсового — 1,23 млн. И это в стране, которая лидирует в Европе по производству биодизеля! Нам хотя бы обеспечить рапсовым «двигателем» потребности аграрного сектора, а это 1,7—1,8 млн. тонн солярки в год. Для этого при «традиционной» урожайности 10 ц/га рапсом нужно засевать почти 5,4 млн. гектаров. А если учесть «аппетиты» железной дороги, автотранспорта, армии, то масличная культура отвоюет более трети сельскохозяйственных угодий...

И вообще, есть ли смысл переводить рапсовое масло? Конечно, если бы нашего крестьянина дотировали, как немецкого, — до 300 евро на гектар, он быстренько притащил бы в подоле семена рапса и сдал на маслобойню... бесплатно. Тогда бы и биодизель стоил не более двух гривен.

Аграрное ведомство считает, что не обязательно задабривать крестьянина деньгами, достаточно компенсировать 10—15% стоимости биогорючего. За продажу каждых 50 тыс. тонн по цене полторы гривни за литр и дотациях на уровне 15% бюджет будет терять 11,25 млн. грн. На языке автомобилистов это звучит так: при расходе 7,5 литра биодизеля на 100 километров и цене 1,5 гривни за литр стоимость километра пробега будет составлять 11 коп. А из них 1,7 коп. нужно будет дотировать из бюджета. По карману ли такие «льготы» украинскому бюджету? Собственно, можно отыграться и на производителях солярки, введя на нее экологический налог.

На определенные преференции рассчитывает и ООО «Биодизель Украина». Генеральный директор Виктор Шпорт — не новичок в этой сфере. Установил контакты с американскими, немецкими компаниями, производящими биодизельное оборудование, поездил по миру, приобрел опыт. Первый свой проект реализовал в 2000 году в Латвии, запустив завод производительностью 2 тыс. тонн биодизеля в год. Сейчас в Рижском порту достраивает 75-тысячник, который вступит в строй в мае следующего года, и уже сейчас под него в Украине готовит сырьевую базу — 50 тыс. гектаров озимого рапса и столько же ярового. Два завода в балтийском государстве позволят вписаться в европейские требования — использовать не менее 5% биогорючего.

На родине Виктор Петрович намерен стартовать со «стотысячника». Оборудование уже заказал. Вместе с монтажом это обойдется в 30 млн. долл. Плюс технология, семена, которых заводу до нового урожая нужно 300 тыс. тонн... Потянет на все 90 млн. долл. Большие деньги!

— Не решился бы на такой шаг, если бы не указ Президента от 26 сентября 2003 года. Департамент технической политики Министерства аграрной политики должен разработать и утвердить целевую программу по производству биологического дизельного горючего до 2010 года. Тогда будущие очертания, пока еще размытые, станут более четкими. Понятно, что украинское правительство не введет систему дотаций, как на Западе, где сельхозпроизводители получают немалое вознаграждение за выращивание рапса. Евросоюз, в свою очередь, компенсирует нашей компании 50% стоимости строительных работ, поскольку мы занимаемся производством экологически чистой продукции. Однако без четких государственных гарантий ни один из зарубежных банков не предоставит нам таких солидных кредитов. Если производство биодизеля — государственная программа, то логично, если Украина, в соответствии с законодательством, будет владеть 21% капитала в этой компании. Остальные средства вложат три фирмы из Германии, Латвии и США. Главное — стратегия, реальность намерений властей.

Последние слова Виктор Шпорт сказал неспроста. Дело в том, что планы у него — далеко идущие. И первый завод — это только начало, за которым, в зависимости от обстоятельств, в зонах активного рапсоводства могут вырасти еще четыре. Но для первенца «Биодизель Украина» все-таки ищет место недалеко от порта. Почему? По причине все той же неопределенности. Если внезапно изменятся правила игры на рапсовом поле, компания мгновенно переориентируется на экспорт. К этому могут привести и отказ Украины узаконить обязательное двух-трехпроцентное содержание биодобавки в минеральном горючем, и отказ нефтеперерабатывающих заводов обогащать ею традиционную солярку. Подобное уже случилось с этанолом — высокооктановой добавкой к бензинам, тоже программным продуктом, который за семь лет так и не прижился в Украине. Большую часть его приходится экспортировать.

В соответствии с коммюнике Европейской комиссии, с 2009 года все страны объединенной Европы должны производить и потреблять биодизельное горючее. Украина пока раскачивается. Интенсификация наблюдается разве что в продуцировании различных документов: 14 января 2000 года — Закон Украины «Об альтернативных видах жидкого и газового горючего», 26 сентября 2003 года — указ Президента «О мерах по развитию производства топлива из биологического сырья», многочисленные постановления Кабмина...

Судя по поступи, мы въедем в Европу на не менее экологическом транспорте — гужевом. Правда, кнутом щелкать посчастливится не всем. С лошадьми туговато.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК