ЗОЛОТО

11 июля, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 28, 11 июля-18 июля 1997г.
Отправить
Отправить

УКРАИНА ИМЕЕТ СОБСТВЕННУЮ КАРТУ ЗОЛОТОНОСНЫХ РЕГИОНОВ Прежде, чем речь пойдет о ситуации и персп...

УКРАИНА ИМЕЕТ

СОБСТВЕННУЮ КАРТУ ЗОЛОТОНОСНЫХ РЕГИОНОВ

Прежде, чем речь пойдет о ситуации и перспективах с добычей золота в Украине, стоит заметить, что эта затея в промышленном масштабе изначально определяется геологами. И что касается украинской геологии, то, как считает заместитель председателя Государственного комитета Украины по геологии и использованию недр Дмитрий Гурский, геологи сделали максимум возможного. Даже несмотря на извечную финансовую проблему.

Для обеспечения стабильной работы всех отраслей хозяйства страны необходимо около 120 основных видов полезных ископаемых. В Украине из этого количества присутствует 94 вида, а 26 недостает или не присутствует в недрах вообще. К этим самым дефицитным видам ископаемых относятся в том числе золото и алмазы.

Однако Дмитрий Гурский считает, что основы для обеспечения государственных потребностей даже в этих дорогостоящих ископаемых уже созданы. На сегодня выявлено и классифицировано 236 рудопроявлений золота в нескольких регионах Украины, самым перспективным из которых является так называемый Украинский щит. На основании этих данных специалистами Госкомгеологии уже создана карта золотоносности Украины. Безусловно, эти результаты необходимо подкрепить в дальнейшем скрупулезным и более детальным изучением, но главное, что уже обозначены конкретные направления поисков.

Д.Гурский считает, что в этом году геологи начали переход к совершенно иному принципу организации геологии как науки и производственной отрасли. При том, что геологические экспедиции и службы ориентированы на комплексный поиск всех необходимых полезных ископаемых, более конкретные работы по приоритетным направлениям должны подкрепляться альтернативным государственному финансированием. С этой точки зрения пакет геологической информации о месторождениях полезных ископаемых, представляющих промышленный интерес или указывающих на это, геологи предлагают рассматривать как весьма ценный товар. Именно так к геологической информации относятся во всех странах. Поэтому сегодня украинские геологи, можно сказать, учатся продавать результаты своего труда, т.е. занимаются маркетингом, изучают методики классификации и подготовки первичных геологических данных в технико-экономические обоснования, применяемые потенциальными покупателями, в том числе и иностранными, для оценки перспектив дальнейшей разработки открытых и интересующих их месторождений.

Это отнюдь не значит, что геологи норовят как можно больше продать информации, в том числе и иностранцам. Но организовать нормальную рекламу этого специфического рынка крайне необходимо. И для этого нужны четкие законодательные основы, которые позволят, с одной стороны, защитить интересы государства, с другой, обеспечить разведку и разработку перспективных месторождений совместными усилиями с привлечением средств инвесторов.

Подробнее о геологической науке и практике в Украине читайте в ближайших номерах.

«Укрзолото» получило лицензии на освоение пяти месторождений

В Украине тем временем государственная акционерная компания «Укрзолото» получила соответствующие лицензии на освоение месторождений Сергеевское, Клинцовское и Юрьевское, Балка Золотая и Балка Широкая. Длилась эта процедура вместо двух недель (как предписывалось правительственным постановлением) почти пять месяцев. В «Укрзолоте» отмечают, что выданные ранее лицензии предприятиям Госкомгеологии почему-то не изымались.

Тем временем в первом полугодии компанией «Укрзолото» перечислено предприятиям Госкомгеологии 1,8 млн. грн. (в счет оплаты выполняемой геологами работы по заказу «Укрзолота»). Большая часть этих средств предоставлена задействованной в проекте «Укрзолота» компанией Ashurst. Но, по мнению руководства компании, эти средства использованы неэффективно. Расценки по проходке шахт в некоторых случаях в несколько раз превышали принятые в мире нормы, в то время как геологи, буровики и горнорабочие получали мизерную зарплату. В «Укрзолоте» считают, что их средствами оплачивалась не заказанная ими работа, а погашалась задолженность государства по зарплате еще за прошлый год, когда «Укрзолото» еще не существовало.

В этой связи в «Укрзолоте» заявляют: «Мы вполне можем понять руководство объединений, которых волнует материальное положение всех сотрудников в целом. Но «Укрзолото» отнюдь не благотворительная организация, существующая вовсе не на деньги государства, задолжавшего сегодня не только геологам. Исходя из этого, а также в соответствии с механизмом экономического эксперимента по созданию отрасли, организована украинская горнодобывающая компания «Ресурсы Украины». Кроме этого, мы неоднократно предлагали схему возможного погашения государственного долга, однако конкретных откликов пока не получили».

Сегодня, по мнению президента ГАК «Укрзолото» Сергея Чукмасова, компания находится на втором этапе составления ТЭО пяти проектов. Первый этап состоял в проведении международного аудита месторождений специализированной горной компанией «Килборн Инкорпорэйтед».

Официальный отчет «Килборн» предоставит в ибле, но уже сегодня канадские геологи и экономисты оценили Сергеевское месторождение как достаточно масштабный проект. Некоторые сомнения у экспертов вызвали проведенные Госкомгеологии и другими организациями работы по оценке и освоению месторождения Балка Широкая, однако окончательные рекомендации по «вытягиванию» месторождения «Килборн» даст несколько позже.

В «Укрзолоте» отмечают, что в ряде случаев имели место завышения показателей по ряду месторождений и нецелевое использование государственных средств. Хотя в оценке месторождений может сказываться разница западной и отечественной геологических школ в подходе к подсчету ресурсов, а определенный перерасход средств может быть связан с тем, что «советская» геологическая школа подходила к проблеме всегда больше с научной точки зрения, чем с экономической. Тем не менее западные геологи оценили проделанные украинскими геологами работы как впечатляющие, а квалификацию большинства отечественных специалистов соответствующей мировым стандартам.

Впрочем, вполне может оказаться, что «Укрзолоту» предстоит готовить не пять, а шесть проектов, так как компания уже подписала протокол намерений с Одесской обладминистрацией по разведке и освоению месторождения Майское. К слову сказать, одним из проектов передачи «Укрзолоту» месторождений и предполагалась такая возможность. Но в окончательный текст постановления правительства о передаче права изучения и разработки месторождений «Укрзолотом» Майское не попало.

Межведомственная рабочая группа по разведке и промышленному освоению золотоносных месторождений не возражает против совместных планов «Укрзолота» и Одесской обладминистрации.

В случае достижения окончательного согласия сторон и правительства, будет изменен и состав учредителей «Укрзолота», так как власти всех регионов, где расположены месторождения золота, имеют свою долю в уставном фонде компании.

Уставный фонд созданной в январе ГАК «Укрзолото» составляет около 70 млн. грн. Доли учредителей распределены следующим образом:

72% - Фонд госимущества Украины;

16% - Институт проблем материаловедения НАН Украины;

7% - администрация Днепропетровской области;

5% - администрация Кировоградской области.

В конце марта ГАК «Укрзолото» и бермудской Ashurst Rosources International подписан договор о создании офшорной компании Ukraine Gold International, которая должна заняться биржевыми операциями. Ashurst будет владеть 5% офшорной компании. Договором предусмотрена возможность увеличения доли Ashurst на 20%, если эта компания сможет обеспечить 20-30 млн. долларов инвестиций. Эти средства предполагается направить на финансирование работ по подготовке технико-экономического обоснования разработки пяти месторождений, переданных «Укрзолоту».

Вложив в Украину 2 млн. долларов,

RGC больше не станет рисковать

Горнодобывающая компания RGC (USA) Exploration Inc. отказалась участвовать в СП «Закарпатполиметаллы», которое должно было финансировать и вести разработку Мужиевского золотополиметаллического месторождения в Закарпатье.

Мужиевское месторождение было подготовлено к разработке еще в 1990 году и на сегодня остается одним из наиболее изученных. Когда в мае 1996 года правительство утвердило госпрограмму «Золото Украины», Госкомгеологии и Минпром разработали три составляющие программы в виде «Комплекса первоочередных мер...». Первой такой мерой значилось освоение именно Мужиевского месторождения. Отсутствие государственного финансирования или его скудность в начале 90-х и вплоть до настоящего времени побудило Минпром Украины поддержать идею создания совместного предприятия для разработки месторождения. Более года тому назад Минпром умудрился найти какие-то средства для начала строительства на месторождении государственного золотополиметаллического комбината (о чем «ЗН» писало в ноябре 1996 года). Все это вместе с пакетом геологической информации в конце концов должно было составить базу создаваемого СП с австралийской компанией RGC. В октябре 1996 года представители Минпрома, Госкомгеологии, Фонда госимущества Украины, администрации Закарпатской области и RGC подписали меморандум, предусматривающий создание СП для изучения и последующей разработки Мужиевского месторождения. Доли сторон должны были составить по 50%. Австралийские партнеры впоследствии должны были финансировать работы СП и для начала составить технико-экономическое обоснование рентабельности проекта.

Директор представительства RGC (USA) Exporation Inc. Джон М.Элдер рассказывает, что компания собиралась не только изучить и оценить рентабельность Мужиевского золотополиметаллического месторождения, но и провести геологическую разведку всех близлежащих месторождений или ареалов. Но впоследствии украинская сторона ограничила проект исключительно Мужиевым. За время работы RGC понесла затраты в объеме около 1 млн. долларов. По словам Д.Элдера, компания рассматривала не только возможность добычи золотоносной руды, но и сопутствующих ископаемых, так как Мужиевское золотополиметаллическое месторождение представляло для компании интерес еще и в связи с наличием в нем свинца и цинка. Причем содержание этих составляющих прогнозировалось почти равнопропорциональное.

Зимой этого года компания приступила к изучению детальной геологической информации и оценки Мужиевского месторождения. К сожалению, отмечает Д.Элдер, работа затянулась из-за того, что предоставленная украинской стороной геологическая и техническая информация хотя и содержала достаточно полный пакет, но классификация ее произведена была по весьма отличной от принятой на Западе технологии. После окончания основной работы в мае и предварительных расчетов специалисты RGC пришли к выводу, что с учетом всех предлагаемых им условий работы разработка Мужиевского золотополиметаллического месторождения будет низкорентабельной. Стоит отметить, что Минпром придерживается иной точки зрения по поводу рентабельности Мужиевского месторождения.

Д.Элдер объяснил, что компания направила полный отчет и свои предложения Минпрому Украины, однако иллюзий насчет дальнейшей работы не имеет. Он объяснил, что можно найти возможность довести месторождение хотя бы до минимальной допустимой для компании рентабельности, но это требует дополнительных затрат, которые RGC не вправе себе позволить, не имея четкого представления о перспективах.

При попытках конкретно приступить к созданию СП, говорит Д.Элдер, RGC столкнулась с техническими и юридическими проблемами, что и заставило ее отказаться от идеи СП на нынешнем этапе, несмотря на вложенные средства. Даже если не вдаваться в технические и технологические нюансы, одних юридических было бы достаточно, чтобы так поступить. Австралийскую компанию не устраивает известная неопределенность украинского законодательства, регулирующего добычу, переработку и продажу золота и металлов. К тому же, предложение поучаствовать в тендере на право дальнейшей эксплуатации месторождения - после того как компания понесла и понесет затраты на разведку и оценку - в RGC расценили как малопривлекательное. Им нужны гарантии, что разведанное ими месторождение будет однозначно им же отдано в разработку. Как и многие другие инвесторы, RGC также хотела бы получить право продавать золото по ценам мирового рынка и не только Нацбанку Украины (а иное в нынешних условиях не предусматривается). Кроме того, говорит Д.Элдер, RGC столкнулась с тем, что передачу в СП активов строящегося полиметаллического рудника украинское законодательство могло бы трактовать как незаконную сделку («нелегальная приватизация»).

Означает ли такое решение компании однозначный уход RGC из Украины? Директор представительства RGC на это ответил, что пока что компания «замораживает» свои проекты, но надеется, что при определенных условиях возобновит работу в Украине.

До «золотого» проекта австралийская RGC уже имела опыт работы в Украине. С июня 1994 года компания изучала и оценивала отвалы Иршанского ГОКа (хвостохранилища) и предлагала проект извлечения ильменита. «Результаты работы RGC для оценки запасов хвостохранилищ были переданы для утверждения, согласно действующему порядку, в государственную комиссию в декабре 1995 года, - рассказывает Д.Элдер. - Но ответа компания не получала полгода, пока не стало ясно, что Иршанский ГОК хочет разработать хвостохранилища с другими партнерами. Оценка этих техногенных запасов ильменитовых отвалов обошлась RGC почти в 1 млн. долларов США...»

Мы не могли не поинтересоваться: рассчитывает ли RGC на возврат вложенных в украинские проекты 2 млн. долларов? На что г-н Джон М.Эдлер только рассмеялся... Выходит, коммерческий риск не оправдался.

Обанкротились ?..

Бусангское золотоносное поле, обещавшее стать самым крупным в мире месторождением золота, послужило почвой для возникновения одного из самых крупных скандалов.

Бусангское месторождение расположено на Восточном Калимантане, индонезийской части острова Борнео. Компания Bre-X Minerals Ltd., открывшая это месторождение, заявила, что индонезийское поле содержит по крайней мере 71 миллион унций золота, оцениваемые более чем в 24 миллиарда долларов.

Незадолго до этого Bre-X вышла победителем в продолжавшейся более года битве за контроль над Бусангом. Обойти конкурентов ей удалось благодаря поддержке со стороны Freeрort (крупного новоорлеанского горнодобывающего концерна) и заключению соглашения, в котором индонезийские интересы были приоритетными.

Концерн Freeрort согласился разрабатывать и вести добычу золотоносных руд на золотой шахте в Бусанге, получая при этом 15% прибыли при финансировании основной порции ее разработки.

Участие Freeрort в проекте рассматривалось как препятствие для двух крупнейших канадских горноперерабатывающих компаний - Barrick Gold Corр. и Placer Dome inc., которые намеревались отхватить кусок пирога побольше.

Однако для проверки информации компания провела несколько собственных испытаний образцов почвы, результаты которых вызвали смятение среди инвесторов. Сомнения по поводу этого месторождения первоначально возникли из-за докладов (которые безоговорочно опровергались представителями Bre-X), в которых утверждалось, что предварительные исследования были проведены крайне неудовлетворительно. Специалисты компании Freeрort, проводившие контрольные бурения, пришли к выводу, что Бусангское месторождение содержит лишь «незначительное» количество золота.

Подобное расхождение в оценках золотых запасов вызвало повышенный интерес ко всей истории открытия этого месторождения, которое будет теперь исследоваться с особой тщательностью.

Масла в огонь подбавило самоубийство главного геолога компании в Бусанге Мишеля де Гузмана, который… вывалился из вертолета на высоте 800 футов по дороге на Бусанг. Bre-X утверждает, что г-н де Гузман, сыгравший центральную роль в открытии Бусанга, обезумел от горя, узнав о том, что после нескольких лет страданий малярией у него развился гепатит В.

Хотя в компании Bre-X говорят, что он оставил предсмертную записку, некоторые все же считают, что смерть уважаемого геолога - особенно с учетом того фактора, что произошла она за несколько дней до опубликования доклада Freeрort - достаточно таинственна и неслучайна. Г-н Гузман играл большую роль в Бусанге, и недавно цитировали его слова о том, что «мы, возможно, только поймали монстра за хвост».

Хотя анализы Freeрort остались незаконченными, некоторые специалисты сомневаются в том, что Bre-X и связанным с ней компаниям удастся опровергнуть результаты тестов Freeрort.

Даже если Freeрort использует другие методики для исследования образцов, полученных в ходе бурения, а не те, которые использует Bre-X, «вы не смогли бы получить незначительное количество золота» в Бусанге, если все то золото, о котором сообщала Bre-X, существует, сказал Дуг Лейшман, аналитик по полезным ископаемым из Yorkton Securities Inc. из Ванкувера.

С другой стороны, Freeрort провела всего лишь семь контрольных бурений, тогда как

Bre-X - сотни.

Как бы то ни было, а уверенность инвесторов слишком заколебалась. Цена на акции месторождения упала катастрофически.

В последний раз Bre-Х продавались на Nasdaq Stock Market по 11 375 долларов. Затем торговля была приостановлена и в Nasdaq'е, и в Торонто «до последующих разъяснений».

Падение цен на акции задело множество инвестиционных фондов, которые покупали акции Bre-X из-за перспективы стать участником разработки крупнейшего золотого прииска.

Сообщения Freeport вызвало настоящий шок среди инвесторов и заставляет их сбрасывать акции компании.

Но, пожалуй, более всего пострадает имидж и капитал канадских компаний, имевших непосредственное отношение к этой скандальной сделке.

Озолотились!..

Пока в коридорах власти ломаются копья вокруг создания золотодобывающей отрасли Украины, в странах СНГ происходит постепенный захват иностранными компаниями рынка золота.

Еще в сентябре 1995 года в аналитическом отчете «Как инвестировать в золотодобывающую промышленность СНГ» компании «Т.Хоэр энд К° ЛТД» в качестве рекомендаций западным инвесторам указывалось: «Мы полагаем, что в странах СНГ в течение последующих 1-2 лет будет существовать уникальное временное окно (аналогично Чили в середине 1980-х годов и Перу в начале 90-х), предоставляющее возможность приобретения активов мирового масштаба со значительной скидкой» (читай - почти даром).

«Хоэр энд К°», правда, при этом указывала на определенный риск вложения капиталов в данную отрасль постсоветских республик, заключающийся в технических проблемах, нестабильности законодательства и налогообложения, а также в том, что «управление производством осуществляется аппаратчиками коммунистической эры, которые недостаточно хорошо освоили понятия прибыли и учета».

Бедные заморские аналитики почему-то тогда не осознавали, что именно последний фактор и сводит риск к нулю. Зато это хорошо поняли производственные «акулы».

Национальная академия наук Украины и АК «Укрзолото» на всех уровнях сейчас доказывают пагубность пути создания совместных предприятий в золотопромышленности. При этом сторонники пути выхода украинской компании на фондовые рынки приводят в качестве основного аргумента пример Узбекистана, теряющего контроль над золотодобывающей отраслью.

Накануне 1997 года «The Financial Time» сообщила о передаче в полную собственность двум западным компаниям одной из крупнейших в мире еще не разработанных золотодобывающих шахт - Бакырчик (Казахстан).

Ситуация развивалась следующим образом: 1991 год. Казахстан обретает самостоятельность. Правительство обращает особое внимание на развитие золотодобывающей отрасли, однако не может найти источники финансирования. После появления иностранных партнеров-компаний «Минпрок» (австралийская консалтинговая фирма) и «Чилевич» (торговая компания) было создано совместное предприятие с казахским партнером «Алтыналмас». Затем иностранные партнеры создают компанию «Бакырчик Голд ПЛК», регистрируют ее на лондонской бирже (1993), выпускают в обращение три серии акций и «поднимают» за счет созданного СП свои первые 55 млн. долларов под золото, еще лежащее в казахской земле. В 1994-м «Минпрок» и «Чилевич» продают свои доли, а «Бакырчик Голд» получает 40% долевого участия в СП и право полного управления шахтой. В 1995-м компания начинает активно привлекать известные западные фирмы для помощи в разработке месторождения. В этом же году, в уже упоминавшемся отчете «Т.Хоэр энд К°» шансы «Бакырчик Голд» были оценены следующим образом: «…сомнительно, что казахи легко позволят, чтобы их доля собственности была уменьшена… «Бакырчик Голд» не является на этом этапе одним из наших двигателей инвестиций в СНГ»… Они так и не поняли, что такое «аппаратчики коммунистической эры». И как использовать «уникальное временное окно».

15 декабря 1996 года «Бакырчик Голд» и «Индочайна Голдфилдз» объявляют о сделке с правительством Казахстана. Названные компании сразу выплатили 5 млн. долларов и обязались уплатить еще 60 млн. долларов в течение 16 месяцев. За счет этого «Бакырчик Голд» увеличивает свою долю в шахте с 40 до 85%, а «Индочайна Голдфилдз» выкупает остальные 15% у государства. Таким образом Казахстан потерял контроль над Бакырчиком (267 тонн золота), а сейчас начинает терять контроль и над другой шахтой -«Васильковская», 80% которой уже принадлежит канадской «Тек Корпорейшн» и американский «Ферст Династи».

Достаточно показателен и еще один обзац из «The Financial Time»: «Данная сделка, конечно, вызовет большие разногласия в регионе, где правительства часто обвиняются в распродаже национального достояния иностранцам, в особенности с тех пор, как первоначальное местное предприятие исчерпало свои средства».

Ситуация аналогична той, которая создается в Украине. Были вложены колоссальные средства в геологоразведку рудопроявлений, достаточно много было потрачено на освоение Мужиевского месторождения и, как признавался министр промышленности Валерий Мазур, «до золота оставалось расстояние протянутой руки», когда деньги вдруг закончились. И в этот момент пришли иностранные партнеры. Минпром утверждает, что при раскладе 50 на 50 государство не теряет контроль над отраслью, но ведь изначально «Бакырчик Голд» в Казахстане имел и того меньше…

Впрочем, что будет с Мужиевским золотополиметаллическим месторождением - не ясно до сих пор. Во всяком случае компания RGC, на участие которой в СП так рассчитывал Минпром, от своих намерений пока отказалась.

Задумались...

Скандал с «крупнейшим в мире» месторождением золота в Индонезии тем не менее не остановил канадскую корпорацию Barrick Gold. Однако теперь речь идет о крупнейшем месторождении золота в Евразии - Сухой Лог (Иркутская область).

Подвержденные запасы этого месторождения составляют 1036 тонн золота. Лицензия на разработку Сухого Лога принадлежит АО «Лензолото».

Эта компания существует уже пять лет. Однако она так и не приступила к разработке месторождения, что объясняется, в частности, ограниченными финансовыми возможностями небольшой австралийской компании «Стар майнинг», которая претендовала на роль основного инвестора проекта. В настоящее время в руках австралийцев находятся всего 4,75% акций АО, а свыше 70% акций по-прежнему остаются в руках российского государства.

Еще осенью 1995 года, несмотря на все проволочки с созданием «Лензолота», эксперты рекомендовали «покупать акции компании «Стар» на длительный срок».

Затраты на разработку Сухого Лога оцениваются приблизительно в 4 млрд. долларов. На первой стадии реализации проекта потребуется 600 млн. долларов. Два года назад «Стар» намеревалась внести на первом этапе 250 млн. долларов из своих активов. С учетом ее собственно рыночного капитала в 120 млн. долларов, этот взнос давал компании право говорить о своем валовом капитале в сумме около 320 млн. долларов и рассчитывать на 37% акций в «Лензолоте». Эта сумма обеспечила бы для «Стар» контроль над запасами золота приблизительно в 22 млн. унций. Однако и для россиян уже стало очевидно: без крупного, солидного инвестора проект не сдвинется с места.

В феврале к правительству РФ обратилась ФПГ «Еврозолото» с просьбой передать ей в доверительное управление 51% акций «Лензолота». Однако финансовое обеспечение проекта ФПГ еще не разработала.

Между тем в апреле-мае на российском горизонте появилась канадская Barrick Gold, изъявившая желание инвестировать в разработку Сухого Лога 1,5 млрд. долларов. Предлагаемая компанией схема финансового обеспечения интересов российского государства предусматривает передачу ему в общей сложности до 11 млрд. долларов от прибыли, полученной при эксплуатации месторождения.

Barrick Gold, активы которой превышают 10 млрд. долларов, контролирует подтвержденные запасы золота величиной более чем 43 млн. тройских унций, добывая свыше 3,14 млн. унций в год. За последнее время компания произвела ряд крупных инвестиций в золотодобывающие проекты в Северной и Южной Америке. Являясь второй в мире компанией по объемам золотодобычи и первой по прибыльности, Barrick Gold реализует крупные проекты, в частности в штате Невада («Голдстрайк»), где находится крупнейший золотодобывающий рудник компании (добыча - 60 тонн в год, 69% подтвержденных резервов драгметалла канадской компании). По техническим характеристикам он близок к условиям Сухого Лога.

В 1996 году чистый доход Barrick Gold составил 218 млн. долларов; добыча золота - 98 тонн, что превосходит прогнозируемые показатели для всей России на 1997 год (около 80 тонн).

В России в 1996 году было добыто около 110 тонн золота (в 4 раза меньше, чем в советские времена).

Российские эксперты, наблюдая интенсивные переговоры с канадской компанией, считают, что Barrick Gold имеет реальный шанс получить контроль над крупнейшим в России месторождением золота.

Интуиция

и инвестиции

«Ни у кого не должно быть иллюзий на тот счет, что деньги, вложенные в разработку золоторудных месторождений, будут российские, - утверждает Евгений Иванов в интервью еженедельнику «Коммерсантъ». - Это, конечно, будут деньги иностранцев - банков и золотодобывающих компаний». Вопрос лишь в том, по чьим правилам пойдет игра и кто будет держать банк - отечественные финансовые корпорации или иностранные инвесторы.

Надо сказать, что россияне весьма озабочены тенденцией к созданию совместных предприятий в золотодобывающей промышленности. Тем более, что иностранцев, как правило, интересуют не сами золотодобывающие предприятия с их проблемными балансами, обременительной социальной сферой и допотопным менеджментом. Им нужны богатые рудные месторождения золота, лицензиями на которые эти предприятия владеют. Причем иностранцы вовсе не собираются сразу эти месторождения разрабатывать. Дело в том, что рыночная стоимость любой горнодобывающей компании на фондовом рынке определяется в первую очередь тем, какие запасы золота она контролирует. Пополнение запасов ведет к росту котировок и приносит дополнительную прибыль акционерам.

К слову сказать, аналогичную схему намереваются использовать и многие иностранные компании, заинтересовавшиеся золоторудными месторождениями Украины. И для обеих стран характерно, что отстутствие законодательства в области золотодобычи позволяет создавать профильные СП в режиме наибольшего благоприятствования - путем неофициальных переговоров и торгов с чиновниками самых разных уровней. А секретность крупных золотых месторождений позволяет избежать участия в дорогостоящих и хлопотных инвестиционных конкурсах. Кроме того, не отработан механизм отзыва лицензий у СП, не выполняющих условия инвестиционных соглашений. По крайней мере еще не известно ни одного случая такого отзыва. А условия для того, чтобы быстро и дешево увеличить стоимость своей компании за счет прироста разведанных геологических запасов, в России и в Украине сейчас сложились просто идеальные.

Для начала крупная западная горнодобывающая компания обычно создает специальное дочернее предприятие - так называемый «венчур», то есть компанию, берущую на себя все риски по новому проекту. Представители последней приезжают в Россию и собирают информацию о потенциальной покупке - крупном золоторудном месторождении. Поскольку эти данные засекречены, на первом этапе приходится пользоваться слухами и «непроверенной информацией». Далее начинаются долгие и трудные переговоры с российскими чиновниками, которые пытаются продать согласие на рассекречивание информации как можно дороже.

Получив необходимые сведения, иностранцы проводят доразведку месторождения и, если их ожидания оправдываются, заключают договор на его эксплуатацию. При этом они с легкостью обещают огромные суммы инвестиций, гарантированный сбыт и прочие блага. Отсутствие собственных денег на разработку месторождения делает государство сговорчивым. Далее материнская компания «венчура» объявляет о росте разведанных запасов - и курс ее акций взлетает. После чего инвестор благополучно «забывает» о своих обязательствах.

Правда, это не значит, что все инвесторы непорядочны и только и норовят «надуть» владельцев золотых запасов. Взятые ими месторождения, конечно, будут освоены. Но не сразу, а через 5 или 10 лет, когда истощатся основные запасы компании да и политико-экономический климат в стране улучшится. Главное, с точки зрения компании, - получение прибыли без особых вложений. Как правило, вышеописанная схема обходится в $3-5 млн. А увеличение стоимости компании за счет роста курса ее акций может составить $30-40 млн. Все зависит от проекта, но игра в любом случае стоит свеч. Именно таким образом, например, действовал канадский «венчур» Armanda Gold Corporation, когда приобретал Тасеевское золоторудное месторождение в Читинской области, и многие другие. На это же рассчитывали и канадцы, поторопившиеся объявить о несметных запасах золота в Индонезии.

Но на непосредственную добычу золота в России из десятка иностранных компаний решились только две: Cyprus Minerals, которая разрабатывает Кубакское месторождение (в этом году планируется добыть 9 тонн золота), и Arian Resources Ltd., которая скоро начнет добывать на месторождении «Джульетта» по 2,5 тонны золота в год. Оба месторождения находятся в Магаданской области.

Иностранцы, по их собственному признанию, вряд ли рискнули бы вкладывать в добычу золота в России (Cyprus Minerals инвестировала $193 млн., а Arian Resources - $91 млн.), если бы им не были предоставлены «особые условия для эффективного инвестирования». При полной монополии государства на распоряжение золотом иностранные компании потребовали от Гохрана России (именно он осуществляет эту монополию) гарантированного сбыта своей продукции. И получили его. Если Минфин не может выкупить это золото, компании вправе вывезти его на внешний рынок для продажи в виде «сплава дарре» (полуфабриката). Кроме того, компании имеют право экспортировать из России чистое золото в счет погашения кредитов западных банков. Так рушится миф о том, что экспорт золота из России частным лицам запрещен.

По материалам

«Коммерсантъ», «Эксперт»,

«Финансовые известия»,

«The Financial Time»,

«Herald Tribune International»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК