В СЕТЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ

24 апреля, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 17, 24 апреля-7 мая 1997г.
Отправить
Отправить

Вот уже шестой год подряд, как мы, господа, трансформируемся. Кое-кто даже уверяет, что на территории, где подле города Рахова разместился центр Европы, наступил трансформационный застой...

Вот уже шестой год подряд, как мы, господа, трансформируемся. Кое-кто даже уверяет, что на территории, где подле города Рахова разместился центр Европы, наступил трансформационный застой. Но я в этом не уверен. Просто тем, кто проживает в окрестностях Евроцентра, не до рыночных игр. Люди здесь собрались исключительно серьезные, и у них есть, пожалуй, все, кроме национальной идеи. Как считает наш Главный Трансформатор, «дискуссии вокруг ее содержания пока не внесли ясности в суть вопроса и лишь подтвердили то, что проблема требует государственного внимания, проведения широких научных дискуссий».

Украинский центр экономических и политических исследований (в просторечьи - УЦЭПИ) в паре с украинским представительством Фонда Конрада Аденауэра всегда живо откликаются на подобного рода предложения. Вот и на сей раз, то бишь 21 апреля 1997 года, был организован большой «круглый стол», за которым столующимся предложили отобедать упомянутой идеей. Но не целиком, а лишь тем ее куском, где значится «сильная и процветающая Украина». И если уж быть совсем точным, то тема звучала так: «Трансформация экономики Украины: приобретенный опыт и нерешенные проблемы».

Что за правительство, создатель?

Дата заседания была выбрана не так чтобы совсем уж случайно. Во-первых, она почти совпала с днем рождения Владимира Ульянова, более известного в миру под партийно-теневой кличкой Ленин. А во-вторых, ровно 80 лет назад доставленный из Швейцарии для зачтения апрельских тезисов вождь с подмосток броневика объявил о начале эпохи пролетарских трансформаций. Так что сейчас мы собствено пытаемся каким-то образом детрансформироваться, т.е. вернуться на исходные допролетарские рубежи. Но, как заметил Александр Ельяшкевич, член комиссии ВР по деятельности в сфере финансов и банков, которые так любил национализировать в свое время незабвенный Ильич, «уже который «круглый стол» констатирует, что ситуация не улучшается и особо радужных перспектив не предвидится».

И с этим согласились практически все выступавшие. А председатель совета экспертов УЦЭПИ Александр Разумков даже уточнил: 70% опрошенных службой «Социс-Гэллап» считают, что в стране все идет не так, как нужно. При этом Президенту доверяют 37%, правительству - 7%, а парламенту - так все 5. Положительный же баланс доверия имеет только церковь. Под впечатлением оглашенных результатов два известных наших доктора-экономиста - Владимир Черняк и Трофим Ковальчук - решили выяснить, куда мы, в конечном счете, движемся: туда или обратно?

Г-н Черняк полагает, что есть элементы и того, и другого движения. С одной стороны, налицо прогрессивная трансформация от тоталитарного социализма к криминальному капитализму. С другой стороны, Украина движется в сторону деиндустриализации, натурализации и маргинализации. Эта ситуация мне напомнила рекомендацию известного анекдота - где брошка, там перед. С этой точки зрения бывший помощник предыдущего премьера был более определенен: пока ведущую роль не начнет играть государство, вперед мы не сдвинемся. Но беда в том (и это выступавший испытал на собственной судьбе), что у нас слишком часто меняются премьеры. Отсюда на верхних этажах власти господствуют психология временщиков и нежелание замечать того, что из-за денежного «голодомора» в официальной экономике более «сильное» платежное средство (в данном случае - гривня) вытесняется из оборота более «слабым» (бартером, векселем и т.д.), дабы быть использованным для накопления и чисто финансовых спекуляций.

Кстати, эту закономерность знали еще древние. Однако в комедии Аристофана «Лягушки» есть сопутствующее любопытное наблюдение:

Так старинную монету, неподдельную вполне,

Ту, что самой чистой пробы, лучшую из всех монет

И надежного чекана, что испытан много раз

На виду у всей Эллады и у варваров везде,

Не пускаем в обращенье, применяя медяки

Наихудшего чекана, те, что выбиты вчера.

Граждан тех, кто, как известно, благородны и умны,

Всех, кто строго безупречны и достойны похвалы...

Тех мы гоним, а других-то - медных, рыжих и чужих,

И худых из самых худших - всюду мы пускаем в ход.

«Социс-Гэллап», по свидетельству А.Разумкова, подкрепил последний тезис такими цифрами: 46% респондентов полагают, что торможение реформ происходит из-за отсутствия квалифицированных руководителей. Более того, процитировал вывод международного семинара зампредседателя Федерации профсоюзов Украины Григорий Осовый, качество правительства страны - это качество его граждан. Ибо неконкурентоспособная рабочая сила воплощается в неконкурентоспособные товары и услуги. Между тем, мы уже забыли, когда на предприятиях занимались переподготовкой кадров. В центрах же занятости эту работу полностью свернули ввиду ликвидации соответствующего госфонда. И это при том, что на конец прошлого года уровень безработицы в стране достиг 7,6%.

«Сложность ситуации в правительстве осознают, - не выдержал критической нагрузки эксперт Кабмина Станислав Романенко, - но четко разработанной программы выхода из нее, к сожалению, пока нет». Включая, как выяснилось из его дальнейшего выступления, и практику игр в гособлигации.

Если рассматривать данное мероприятие со стороны резидентов, то упомянутые игры есть не что иное, как перевод подавляющего большинства отечественных банков на режим самообслуживания: деньги-облигации-деньги, деньги-облигации-деньги, деньги... ну и т.д. Четвертый член формулы типа кредитов производству тут, как видим, совершенно излишний. Если же взглянуть на проблему с позиций нерезидентов, то мы имеем дело со сверхдоходами последних, поскольку инфляция гривни никак не отражается на курсе доллара. Не потому ли каждая попытка понизить этот курс встречает ожесточенное сопротивление международных финорганов? Вот как надо защищать своих инвесторов, господа!

И все же дело не в компетентности правительства, убежден главный научный сотрудник Института социологии НАНУ Виталий Врублевский, и не в модели реформ. Суть - в парадигме развития. А еще - в политической воле. И с ним трудно не согласиться. Но пока соответствующие выкладки, по заявлению г-на Врублевского, готовятся к печати, автор вынужден дать свою трактовку ситуации.

Куда, куда мы удалились?

С момента возникновения нового Независимого государственного академического театра драмы и комедии на его сцене сменяют друг друга акты одного и того же спектакля В начале каждого акта главное действующее лицо торжественно извещает зрителей о наступлении очередной вехи реформы. К антракту выясняется, что слухи о смене вех несколько преувеличены. Ресурсов хватает только на «пожарное мышление». Вроде того, например, которое продемонстрировал премьер во время последнего своего бенефиса на парламентских подмостках.

Да и за описываемым «круглым столом» царила сходная тематика. Особенно в среде депутатского корпуса. Бюджет - налоги - платежи - льготы - зарплаты - пенсии - неплатежи - приватизация - инвестиции... Нардепов можно понять: только поднимешь глаза от законопроектов, как их начинает рябить от смены звездных сочетаний на президентско-правительственном небосклоне. А тут еще неотвратимо приближающиеся выборы. Вот сам предмет политического воздействия - модернизация экономической системы - и остается как бы на периферии. Между тем он эволюционирует по собственным законам, не имеющим никакого отношения к падению-восхождению звезд и сиюминутной предвыборной суете.

Что же позволяет той или иной стране избавиться от регресса или застоя, преодолеть инерционный характер развития и совершить модернизационный рывок? Переход к более эффективной экономической системе? Безусловно. Но советский пример говорит о том, что фактор сей далеко не достаточен. А может быть, и не главный.

Вряд ли большинство экономистов согласятся считать централизованную плановую систему более эффективной, чем децентрализованная рыночная. Но тот факт, что все страны, успешно осуществившие догоняющую модернизацию на индустриальной стадии развития, - от Японии и Сингапура до Чили и Бразилии - применяли достаточно масштабный государственный интервенционизм и весьма далеко отходили от стандартов либеральной рыночной экономики, говорит о тесной «родственной связи» со Страной Советов. Суть ее - в способности экономической системы успешно решать задачу мобилизации ресурсов для модернизации. Для этого последняя должна стать общенациональной стратегией, что, в свою очередь, подразумевает наличие в стране: 1) активной части общества, готовой сознательно и длительное время осуществлять модернизацию как свой главный материальный интерес; 2) стратегически мыслящей и социально ответственной элиты.

Можно достаточно убедительно доказать, что, несмотря на все ужасы большевистских репрессий и насилия, советское общество примерно до начала 60-х годов этим требованиям отвечало. В центре стратегии форсированной модернизации стояли идеология и политика эгалитаризма, высокая степень социального творчества и мобильности, включая вертикальную. Эрозия данных ценностей произошла прежде всего из-за того, что весьма сложно навязать населению, занятому преимущественно индустриальным трудом (а во многих случаях и раннеиндустриальным), гораздо более высокую систему постиндустриальных ценностей. Эта ситуация еще более осложнялась тем, что изначальное отставание СССР от наиболее развитых стран по уровню материального потребления преодолевалось не столь эффективно, как в научно-промышленной и культурной сферах. Поэтому, когда с конца 60-х годов развитые капстраны совершили постиндустриальный структурно-технологический рывок, исчерпавший свои возможности советский механизм модернизации привел к колоссальному отставанию и перерождению его в свою противоположность.

Превращение это можно вполне адекватно проследить в Украине 90-х годов. Обладая не самой лучшей, обремененной серьезными проблемами, но и не самой плохой технической и ресурсной базой экономики для проведения давно назревшей модернизации, украинское общество покинуло путь затухающего инерционного развития и вступило в полосу экономического регресса. Как это могло случиться?

Прежде всего из-за того, что августовские и последующие события 1991 года не были результатом борьбы за новый модернизационный проект. Это была реакция на исчерпание возможностей советского проекта трансформации экономики с целью приближения к научно-техническим и жизненным стандартам мировых лидеров. Однако, вопреки наглядным урокам истории, главная причина неудач была определена как неверный выбор политико-экономического устройства общества. Сознательно и настойчиво реализуемая долгосрочная стратегия трансформации была проигнорирована. Более того, отказ от собственного стратегического подхода к развитию страны был объявлен прямо-таки добродетелью, ибо нечего, мол, изобретать велосипед, на котором благополучно ездят все успешно развивающиеся страны.

Переговоры с МВФ и Всемирным банком об условиях получения очередного кредита - пожалуй, единственный источник вдохновения для модернизации экономической системы новой Украины. Но модернизации на словах. На деле же все элементы механизма социальной мобилизации населения на осуществление модернизационной стратегии были разрушены. Украинская элита порешила просто-напросто сбросить с себя прежнюю эгалитарную коммунистическую идеологию, дабы освободиться от последних остатков социальной ответственности.

В таких условиях граждане Украины поневоле обратились не к общенациональным задачам, к которым их то и дело призывают Президент и патриотически настроенная часть элиты, а к поискам пути личного выживания. Этому способствуют и постепенная эрозия сложившейся в советский период системы социальных гарантий, и складывающаяся культурно-идеологическая среда, в которой состояние разложения и упадка воспринимается чуть ли не как нормальное. Претензии же на более высокое место Украины в мировом хозяйстве или предложения выработать некий специфический подход к выходу из кризиса подвергаются осмеянию как проявление хуторянщины.

Таким образом, модернизация Украины не могла состояться уже хотя бы потому, что «радикальные экономические реформы» не только не ставили такой цели, но и обеспечили все необходимые условия, чтобы никакой модернизационный проект не осуществился. Посему в обозримом будущем возможны два сценария развития событий: или наступит реакция на антимодернизационное поведение отечественной элиты и догоняющая модернизация вновь будет поставлена в повестку дня, или Украина надолго закрепится в списке третьеразрядных индустриальных стран с низкотехнологической ориентацией.

Но теоретически возможен и «третий путь» - выдвижение проекта опережающей модернизации для выдвижения на рубежи, не достигнутые пока никем. Он подразумевает мышление вне модернизационных категорий. При этом методы социально-экономической мобилизации ресурсов общества должны быть подчинены не столько наращиванию объемов производства и ускоренному экономическому росту, сколько стремлению создать условия для самоосуществления человека, с чем неизбежно столкнется рано или поздно любое саморазвивающееся постиндустриальное общество. Экономическую и, главное, технологическую базу для такого проекта Украина имеет весьма ограниченную, социальную же и культурно-идеологическую пока трудно оценить - здесь все будет зависеть опять-таки от мобилизационных способностей украинского общества.

Чем завершился «круглый стол»

Аналитический доклад самого УЦЭПИ был в основном изложен в предыдущем номере «ЗН» руководителем группы экспертов Алексеем Плотниковым. Его первая часть в какой-то мере повторила предыдущий доклад, посвященный экономической безопасности Украины (см. «ЗН» от 29 марта 1997 г.). Поэтому больший интерес представляет раздел доклада о перспективах социально-экономического развития Украины. Вероятные сценарии развития событий отражены в упомянутой публикации. Есть целый ряд интересных соображений и в подразделе «Возможности выхода из кризиса и стабилизации экономики». В частности, предпринята попытка геоэкономического подхода к решению стоящих перед страной задач. К сожалению, она опять-таки свелась главным образом к торговой политике по отношению к основным региональным и субрегиональным экономическим образованиям. Стратегии же вхождения в мировые воспроизводственные ядра, т.е. прорыва к мировой «доходной кассе», мы в докладе не увидели. Но, как говорится, лиха беда - начало.

А вот резолюция «нашего круглого стола» обратиться к Президенту с предложением собрать «ваш круглый стол» из специалистов, не разделяющих и разделяющих нынешнюю официальную экономическую политику, заслуживает, видимо, того, чтобы быть воплощенной в жизнь, учитывая ту сложную ситуацию, в которой пребывает страна. Ибо, как с чисто женской непосредственностью констатировала последняя из выступивших на заседании - председатель Аграрной партии Украины Екатерина Ващук, «мудрые люди наверху мало влияют на то, что происходит внизу».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК