УКРАИНСКАЯ АГРАРНАЯ БИРЖА КАК ЗЕРКАЛО АПК

22 августа, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 34, 22 августа-29 августа 1997г.
Отправить
Отправить

История становления любой области человеческой деятельности свидетельствует: для качественного скачка в ее развитии необходимо соблюдение двух непременных условий...

История становления любой области человеческой деятельности свидетельствует: для качественного скачка в ее развитии необходимо соблюдение двух непременных условий. Первое - это наличие соответствующей общественной потребности. Второе - это наличие энтузиастов, которые бы, несмотря на все препятствия и неудачи, упорно двигали «дело, которому служишь», вперед…

Знакомьтесь: «главный привод» цивилизованного агрорынка

Читатель, который следит не только за публикациями «ЗН», не мог не обратить внимание, как, за редким исключением, все известные общеукраинские издания откликнулись на двухлетний юбилей Украинской аграрной биржи (УАБ). О которой, по большому счету, широкая общественность несколько подзабыла. Думаю, не открою секрет, сообщив, что за всеми публикациями стоит один человек - председатель биржевого комитета УАБ Богдан Губский. Если кто-то ждет от меня едких комментариев, его ждет разочарование. Перед нами - пример нормального, цивилизованного лоббирования бизнеса, ставшего тем самым «делом, которому...». Почему я так уверен в последнем? Да потому, что об обычном способе зарабатывания денег такую фундаментальную, рассчитанную на перспективу работу, как монография «Биржевые технологии рынка», не сочиняют.

Впрочем, последний факт имеет и другую точку отсчета: г-н Губский пришел в предпринимательство из науки. Кандидат физико-математических наук, лауреат премии им.

Н.Островского 1987 года за лучшую кибернетическую работу среди молодых ученых Украины, ныне он - председатель совета директоров известного промышленно-финансового концерна «Славутич», зампредседателя совета Украинского кредитного банка, а с 1996 года - глава биржевого комитета УАБ. Одним словом, кибернетик «возраста Христа», которого, перефразируя Владимира Высоцкого, иногда распинают, но не очень, решил проверить свои интеллектуальные способности в одной из самых увлекательных игр - рыночной. Хотя, думаю, это вовсе не значит, что его могут не увлечь другие весьма популярные игры - например, политические или любовные.

- От традиционного вопроса, Богдан Владимирович, нам так или иначе не уйти. Я имею в виду: как это все начиналось?

- Надеюсь, речь идет не о дне моего рождения?

- Именно о нем, но с небольшим уточнением: о рождении «вольного сына агроэфира».

- Фундамент инфраструктуры отечественного аграрного рынка был заложен в начале 1995 года указом Президента «О мерах по реформированию аграрных отношений», а также документами Кабмина «Временные правила проведения аукционов по продаже сельхозпродукции» и «О гарантировании выполненных соглашений, заключенных на аукционах сельхозпродукции». Таким образом, на первом этапе формирования агрорынка в качестве наиболее доступного способа организации оптовой торговли был избран аукцион. При этом основная цель была овладеть процессом купли-продажи в части функций и правил торговли, ценовой политики и номенклатуры наиболее перспективных товаров. Таковыми оказались пшеница, ячмень и семена подсолнечника.

Следующим этапом становления агрорыночной инфраструктуры стало создание в июле 1995 года УАБ, первые торги на которой состоялись 11 августа. Новая форма торгов оказалась практически «голым королем» с точки зрения законодательной базы. Особенно негативную роль сыграла действовавшая система госзакупок сельхозпродукции. Согласно постановлению Кабмина «О мероприятиях по завершению работ, формированию продресурсов в 1995 году и проведению комплекса работ под урожай 1996 года» реализация зерна сельхозпроизводителями всех форм собственности, заключивших госконтракт, осуществлялась лишь при условии полного объема поставок в госресурсы, включая и непроавансированную часть госконтракта. Практически это означало прекращение внутренней и внешней торговли зерновыми через УАБ. Правда, чуть позже Кабмин издал постановление, которым позволил торговать на бирже производителям, выполнившим проавансированную часть госконтракта. Это, конечно, реанимировало работу УАБ, но продолжало вызывать большие затруднения, в том числе из-за постоянного превышения спроса над предложением, что, естественно, приводило к росту цен и приближению их к мировым.

Родимые пятна социализма

- На рис.1 из вашей книги видно, что коллизия с госзаказом на зерно преследует сельское хозяйство все последние годы...

- Суть дела, образно говоря, в том, что игра идет без правил. В первую очередь это касается неукоснительного соблюдения взятых государством обязательств по объемам поставок материально-технических ресурсов и закупок сельхозпродукции, а также условиям банковского обслуживания. Скажем, традиционно государство выделяет под госзаказ на зерно 50% ресурсов в виде топлива, удобрений, семян и т.д. весной и столько же - осенью. Если взять абстрактный колхоз или фермера, то для производства 1000 т зерна ему нужно, условно говоря, 1000 т топлива. Государство заключает с ним контракт: за 500 т топлива он должен поставить 500 т зерна. Производитель соглашается и идет к частному покупателю с предложением заключить аналогичный договор. Нет вопросов! Частник поставляет 500 т топлива, а вот государство - только 250. Но психологически наш производитель не готов к такому повороту. Как это ни с того ни с сего пропадут 250 т зерна? Поэтому он идет в банк «Украина» и просит кредит на топливо под эту долю урожая. Кредит ему выделяют. Приходит осень, и государство правдами и неправдами, о которых частично говорилось выше, забирает половину урожая. Но поскольку производителю нужно отдать еще 750 т готовой продукции, он объявляет: кто первый заберет, тот и будет с зерном, остальные - в следующем году.

- То есть крестьяне попадают в долговую яму?

- Причем очень глубокую. Поэтому когда утверждают, что селу выделяется масса безвозвратных кредитов, то это, мягко говоря, не соответствует истине. Если на долги по госзаказу накрутить только процентную ставку НБУ, то они в несколько раз перекроют так называемые безвозмездные ссуды. О размерах госзадолженности косвенно можно судить из того же рис.1.

- Как же все-таки в нашей формально демократической стране государству удается заставить крестьянина отдать зерно в первую очередь ему, а не частному заказчику?

- Очень просто: благодаря своей монополии на нормативные акты и инфраструктуру хранения зерна. В первом случае издается постановление о запрете его вывоза за пределы страны или конкретного региона, во втором - крестьянина ставят перед фактом невозможности сдать зерно на хранение иначе как на близлежащий госэлеватор.

Всеми этими мерами рынок настолько разрегулирован, что официально невозможно или, точнее, невыгодно ничего покупать и продавать. Ибо как только деньги попадают на счет сельхозпроизводителя, механизм картотеки их немедленно списывает за долги. И никого при этом не интересует, насколько законно возникла эта картотека.

Выход один - бартерный обмен. Или, проще говоря, наше приснопамятное «ты - мне, я - тебе». Он ужасно невыгоден крестьянину: ведь весь доход аккумулируется в зерне, которое он снова вынужден менять по бартеру и т.д. и т.д. и т.д. То есть возникает гигантская пирамида, которая рано или поздно рухнет. И тогда настанет общий коллапс, взрыв. В лучшем случае финансовый, в худшем - социальный. Руководству страны эта опасность тоже, видимо, не дает покоя. Во всяком случае в речи, посвященной годовщине принятия Конституции, Президент объявил о намерении провести госзакупки сельхозпродукции этого года на новых договорных принципах.

- Если все-таки взять лучший вариант, то в каком сейчас положении пребывает банк «Украина»?

- В очень сложном, поскольку у сельхозпроизводителей денег нет. А если и есть, то на счетах они их не держат. Бартер сегодня как бы разрубил пополам единую товарно-денежную систему: товары обращаются в одной «галактике», деньги - в другой. Поэтому нужно немедленно внедрять новый механизм их связи. И поскольку лимит времени для естественного становления рыночных отношений исчерпан, механизм следует запустить принудительным путем. Аналог - валютный рынок, где введение обязательной продажи валюты на бирже сделало этот финансовый сегмент легальным, прозрачным и стабильным. Другими словами, обязательная продажа сельхозпродукции через агробиржи могла бы разрубить описанный гордиев узел. Но для этого государство не должно отличаться от рядового покупателя: есть деньги - забирай товар, нет - спасибо за внимание.

- Видимо, в тот же гордиев узел завязаны и иностранные инвестиции?

- А как же! Судите сами: в создавшихся условиях зарубежная компания ввозит в Украину не валюту, а материально-технические ресурсы, обменивает их на местную продукцию, вывозит ее в натуральном виде и благополучно продает. В итоге денег не оказывается ни у производителя, ни в казне в виде налогов. Дело дошло до того, что само государство начало промышлять бартерными сделками. Так, вместо того, чтобы свои резервы в виде зерна, сахара и т.д. продавать на бирже и рассчитываться, скажем, за энергоносители, государство «бартерует» эти продукты напрямую, словно средневековое княжество. Такое положение совершенно нетерпимо, коль Украина намерена наладить цивилизованное сотрудничество. А это значит, что мы должны уважать не только других, но и себя.

- Но, вероятно, кому-то выгодна нынешняя ситуация?

- Я не думаю, что кто-то специально ее организует. Просто срабатывает инерция старого мышления, которое в новых условиях ведет в пропасть. И прежде всего оно проявляется в хаотичности практически всего нашего законодательного процесса, когда принимается масса нормативных актов, которые либо не работают, либо не актуальны. Чтобы вырваться из этой западни, нужна идеология соответствующих преобразований.

В свое время УАБ совместно с Минсельхозпродом разработали концепцию организации биржевого рынка, которая была одобрена правительством в ноябре 1995 года. Хотя определенную позитивную роль на этапе становления рыночной инфраструктуры она сыграла, но сегодня уже себя изжила. Главный ее недостаток - обилие декларативных пунктов и дефицит регулятивных функций с точки зрения как сиюминутной ситуации, так и перспектив развития данного рынка. Поэтому весной этого года УАБ предложила новую концепцию, которая в июне была утверждена Государственной комиссией по вопросам организации биржевого сельскохозяйственного рынка и сейчас находится на рассмотрении Кабмина.

Ударим агрокибернетикой по разгильдяйству!

- Учитывая ваше кибернетическое прошлое, каков предложенный алгоритм реформирования украинского рынка сельхозпродукции?

- Исходное звено его трансформации - установление такого порядка, при котором все государственные закупки и продажи осуществляются исключительно через систему биржевой торговли. Помимо вывода рынка из тени и придания ему полной прозрачности, это должно показать всем участникам рынка, что государство готово сотрудничать на паритетных началах. Психологически этот момент трудно переоценить, поскольку сегодня государство на самом деле не покупает сельхозпродукцию. Когда мы слышим, что селу выделили, скажем, миллиард гривен, то, как говорится, не верь ушам своим. Ибо в действительности эти деньги получили поставщики химикалиев, нефтепродуктов, сельхозтехники. А крестьяне так не хотят: дайте, говорят, нам кредиты напрямую, а мы уж сами решим, что, где и у кого покупать.

В свое время суть денежной реформы Людвига Эрхарда состояла как раз в том, чтобы деньги из казны попали не к товаропроизводителям, а к потенциальным потребителям. Это создало сильнейшую конкуренцию среди первых и предопределило в числе других факторов быстрый подъем немецкой экономики. А у нас само государство подталкивает АПК к бартерным отношениям, при которых госмонополиям особенно удобно диктовать свою ценовую политику. Отсюда вытекает второе звено алгоритма - разгосударствление системы транспортировки, хранения и перевалки сельхозпродукции. Если на Западе фермер за подобные услуги платит 5-10 % выручки, то у нас на это уходит 30 и более. Скажем, в США операция перевалки в элеваторе стоит 1-2 $/т, а в Украине - 5-6. Вот к чему приводит сплошной монополизм.

- А куда же смотрит наш Антимонопольный комитет?

- Пока, мне кажется, он больше увлечен конференциями, презентациями и т.п. оргмероприятиями. Возникает естественный вопрос: не пора ли переходить от теоретической к реальной антимонопольной реструктуризации нашей экономики? В сфере АПК это подразумевает создание третьего звена алгоритма - развитой инфраструктуры оптового агрорынка в составе: биржи - региональные торговые дома - аукционы скота - технологическая база (элеваторы, хранилища, складские помещения, транспортные структуры и т.д.). При этом агроторговые дома или, иначе, оптовые компании, имеющие достаточные оборотные средства для кредитования товаропроизводителей, призваны формировать крупные оптовые партии продукции для предложения на той или иной бирже.

Четвертое звено алгоритма развития агрорынка - фьючерсная и опционная торговля. Сегодня в Украине заключаются только спотовые контракты, т.е. наши биржи торгуют реальным продуктом. На Западе спот занимает не более 3% объема сделок, остальное - фьючерсы. Это означает, что главное предназначение биржи - защита товаропроизводителя путем определения максимально приближенной к реальной цены продукции и минимизации риска с помощью страхования заключенных сделок.

- Насколько мне известно, серьезное страхование - одна из самых болезненных проблем в любом сегменте украинского рынка. По-видимому, агросектор не исключение?

- Естественно. Оттого-то фьючерсного рынка в Украине пока нет и в ближайшей перспективе его не видно. Во-первых, нужно еще создать солидную правовую базу, во-вторых, - крупные оптовые компании, ну а в-третьих, ориентироваться на местные страховые фирмы при долгосрочных сделках на сотни миллионов гривен - нереально. Между тем, во всех биржевых уставах «предусмотрительно» исключили возможность участия в торгах иностранных компаний. Но это же абсурд! Особенно при весьма ограниченных финансовых возможностях подавляющего большинства отечественных структур.

Да, надо защищать свой рынок от «чужих», но во всем следует соблюдать меру. Если все же следовать известному завету «учиться, учиться и еще раз учиться», то нужно, как минимум, иметь, у кого перенимать знания. Зато потом можно потеснить и учителей - так сказать, в плане ротации рыночных кадров.

- Вы тут проводили параллель между УАБ и Украинской межбанковской валютной биржей. Это касается только упорядоченности и прозрачности операций?

- Конечно же, нет. Во-первых, подобно валютному курсу НБУ, биржевые цены на агропродукцию могут быть использованы как индикативные для всех внебиржевых акций купли-продажи, включая госзаказ и дотации сельхозпроизводителям. Во-вторых, как и на УМВБ, регулирование цен на агробиржах должно осуществляться путем аккумуляции государством чрезмерных излишков предложения и интервенции - в противном случае. Для этого так же, как и на валютном рынке, должен быть создан стабилизационный фонд из стратегических видов продукции - зерна, семян подсолнечника, сахара.

- В одной из недавних публикаций «ЗН» обсуждалась целесообразность введения в Украине, по примеру Чили, не зависящей от инфляции параллельной национальной валюты на базе корзины высоколиквидных товаров. По сути, ваш стабилизационный фонд для УАБ и региональных бирж и мог бы стать сердцевиной такой корзины.

- Ваше замечание лишь подтверждает тот печальный факт, что иногда наши реформы напоминают ситуацию из известной басни Крылова о лебеде, раке и щуке. То есть каждое ведомство выполняет одному ему ведомый маневр, а «генеральную линию», видимо, причислили к пережиткам социализма. Именно на это обратил внимание Президент на Всеукраинском совещании по вопросам АПК 10 января с.г. В качестве главных причин двойного уменьшения валового сбора зерна, из-за чего оказалось потеряно $2,5 млрд., он назвал не природу, не недостаток средств, а управленческие просчеты и провалы, дилетантские надежды на невидимую руку дикого рынка.

Все эти обстоятельства один к одному проецируются на биржевой рынок сельхозпродукции. Взгляните на рис.2 и вы убедитесь, что его недолгая «история болезни» четко распадается на два этапа: до середины 1996 года, когда объемы товарооборота были весьма приличными, и после, когда произошел резкий спад биржевой активности. К сожалению, пока никаких позитивных сдвигов в тех проблемах, которые мы с вами обсуждали, не случилось. Цитируя опять-таки речь Президента, «дальше - пропасть, из которой выбраться будет уже невозможно».

Постскриптум

Продолжая аналогию с валютным рынком, вниманию читателя предлагается на рис.3 диаграмма изменения объема сделок на различных его сегментах в 1995-96 годах. Сравнивая рис. 2 и 3, убеждаешься, что отражаемые ими процессы находятся как бы в противофазе. Похоже, Украина намерена из житницы бывшего СССР превратиться в некий региональный финансовый центр. Потянем ли?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК