СВЕТ И ТЕНЬ «РОЗОВЫХ ОБЛАКОВ»

25 июля, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 30, 25 июля-1 августа 1997г.
Автор
Отправить
Отправить

Не будьте естественны. Здесь все - притворство. Но извольте казаться естественными. Сомерсет Моэм. ...

Автор

Не будьте естественны. Здесь все - притворство. Но извольте казаться естественными.

Сомерсет Моэм. «Театр»

Пусть далеко не каждый день, но все же бывают в этой жизни известия, которые предпочтительнее узнавать сидя - слишком уж неожиданными и непривычными представляются они в рамках обыденности. По крайней мере, я, услышав об этой истории впервые, непроизвольно порадовался, что подо мной стул...

Так вот, в течение полугода в Украине не удается принять иностранный кредит, выделенный на строительство новых предприятий. Не впечатляет? Тогда дополню: сумма выражена 350 (тремястами пятьюдесятью) миллионами долларов, предоставляется на 10 лет под 4 процента годовых, причем эта сделка подкреплена, на первый взгляд, весьма условными гарантиями. Этого не может быть? Не спорю, слишком уж все смахивает на утопию...

Бизнес-план - дело добровольное

Утопия или нет, но все началось в 1993 году, когда по инициативе облгосадминистрации был разработан бизнес-план «Стратегия экономического и социального развития Запорожской области». Данный документ стоил британской консалтинговой фирме «Coopers & Lybrand» полгода работы, а местным властям - 400 тысяч фунтов стерлингов, которые выделили запорожские предприятия. Однако результаты исследований были восприняты, мягко говоря, неоднозначно, вызвав у многих разочарование. Неужто, утверждали скептики, нам без сторонней подсказки не ясно, что следует реконструировать старые предприятия, строить новые, увеличивать площади орошаемых земель, активнее сотрудничать с Западом и т.д. и т.п.? В конце концов, наши специалисты могли бы дать рекомендации ничуть не хуже и, кстати, стоило бы это намного дешевле.

Что ж, вполне возможно. Даже - наверняка. Только подобный труд отечественных проектантов, будь он хоть в три раза гениальнее зарубежного, мог рассчитывать лишь на статус документа сугубо для внутреннего пользования. Поскольку, как говаривал один известный торговец с Подола, «Coopers & Lybrand» - это что-то одно, а, к примеру, областное управление статистики - это совсем другое. Его, в отличие от авторитетной фирмы, никто не знает и, чего уж тут скрывать, знать не собирается. Обидно, конечно, но такова реальность.

В документе (пусть даже с продиктованным новыми веяниями дополнением «бизнес») вместо приказов сплошь и рядом лишь общие пожелания - приватизируйтесь, реконструируйтесь, стройтесь… Что и говорить, это как-то не располагает к положительным оценкам. Однако следует учесть, что ни инициаторы, ни авторы бизнес-плана изначально и не озадачивали себя выработкой конкретных рецептов. Цель заключалась в привлечении внимания деловых кругов зарубежья к потенциальным возможностям региона, о существовании которого там, на Западе, мало кто знает. В сущности, проект был не более чем рекомендация светского льва новичку в приличное общество.

Эти доводы хоть и не рассеивают туман нигилизма, густо окутавший запорожский бизнес-план, но все же побуждают с большим вниманием отнестись к задумкам его инициаторов. Тем более, что их идеи отличались определенной оригинальностью. Необычными были уже первые меры, направленные на подъем экономики региона: сначала средства предполагалось вложить не в сферу производства, а в развитие социальной инфраструктуры. Проще говоря, планировали заасфальтировать улицы во всех 926 запорожских селах, провести ко всем усадьбам воду, газ, телефон, реконструировать сельские больницы, школы. Следующий этап предусматривал реконструкцию оборудования на окончательных технологических циклах ведущих предприятий, что, по замыслу инициаторов, давало возможность в короткий срок повысить качество и ликвидность выпускаемой продукции, а значит - получить дополнительные средства для дальнейшего развития экономики региона.

Необходимо всего два года, утверждали инициаторы, для получения первых конкретных результатов. Однако через год были выборы и к руководству областью пришла другая команда, посчитавшая бизнес-план «розовыми облаками». Затем появились слухи о корыстных интересах отдельных личностей. Но то ли в действиях апологетов бизнес-плана криминала не обнаружили, то ли искали без особой тщательности... Словом, о былом проекте стали говорить все реже, а спустя некоторое время и вовсе перестали вспоминать. «Розовые облака», казалось, навсегда исчезли с регионального горизонта. Однако...

В конце сентября 1995 года Запорожский горисполком зарегистрировал открытое акционерное общество «ТФКП». Этот факт сам по себе мог бы не представлять особой значимости, если бы АО не возглавил Георгий Федорчук, в недавнем прошлом первый заместитель председателя областной госадминистрации, непосредственно курировавший работу над бизнес-планом. целью создания нового предприятия была реализация заложенных в проект идей. Теперь уже, разумеется, не всех, а лишь части: окончания строительства промышленно-транспортного комплекса, кирпично-черепичного завода, сооружения двух фармацевтических фабрик и медико-клинического центра. Сметная стоимость работ составляла порядка 330 миллионов долларов. Естественно, у самого АО таких денег и в помине не было. Ведь уставный фонд предприятия располагал 880 простыми именными акциями на общую сумму 9240 гривен. Следовательно, требовался кредит.

На получение необходимой суммы в Украине акционеры, разумеется, не рассчитывали. Оставалась одна надежда - на Запад. но на практике...

- Да вы сами здраво рассудите, - не сговариваясь, убеждали меня опытные финансисты, - какой зарубежный банк рискнет дать такие деньжищи предприятию, у которого и за душой-то ничего нет, кроме благих намерений. кредиторы, мягко говоря, не расположены вкладывать в Украину даже небольшие суммы. А тут - 350 миллионов!

Верю - не верю

Со дня своего основания АО «ТФПК» никакой деятельности, кроме переговоров по привлечению инвестиций, не вело. Представленные им проекты вызывали интерес у зарубежных финансистов, но, как и следовало ожидать, камнем преткновения являлась проблема гарантий. С одной стороны, желающих поручиться за предприятие в Украине не находилось, а с другой - их попросту не могло быть. никто ведь не воспримет всерьез, к примеру, гарантию в виде фешенебельного многоэтажного коттеджа, выданную владельцем однокомнатной «хрущевки». Поэтому после длительных переговоров партнеры сошлись на том, что в качестве гарантии выступит согласие украинского банка принять средства и обязательство контролировать их целевое использование. залогом же должно было стать имущество в виде сооружаемых предприятий.

Аналогами подобных схем отечественная финансовая практика не располагает. А ко всему новому, как известно, принято относиться с большим недоверием. Для нас это не в диковинку. Удивляет другое - каждый в отдельности довод, приведенный Федорчуком, ни у кого не вызывал сомнений, а в обобщенном виде их напрочь отказывались принимать.

Впрочем, не будем нарушать хронологию, и снова обратимся к недалекому прошлому. 1996 год стал кульминационным в развитии этой неординарной истории.

- Согласно достигнутой договоренности с иностранными партнерами, - рассказывает Георгий Юрьевич, - до подписания кредитного контракта мы должны были разместить в нейтральном банке страховой взнос, который покрывал бы расходы, связанные с оформлением договора. Сначала эта сумма составляла 1,6 миллиона долларов, но в ходе переговоров ее удалось снизить до 450 тысяч. Однако и такими средствами наше предприятие не располагало. К тому же украинское законодательство не предусматривает операций приобретения валюты за валюту. Выход был найден следующий. Мы заключили договор с АО «Запорожстрой», являющимся генподрядчиком сооружаемого промышленно-транспортного комплекса. По условиям соглашения, строители передавали нам часть своей дебиторской задолженности на сумму 85 миллиардов карбованцев, а мы брали на себя обязательство после получения кредита вернуть эти деньги, а также закупить и передать «Запорожстрою» технику и оборудование стоимостью 450 тысяч долларов. Основанием для приобретения валюты и перевода ее в зарубежный банк стали два договора со словацкой фирмой на закупку строительной техники.

Именно эта операция и стала впоследствии поводом не только для предъявления финансовых санкций со стороны уполномоченного банка, налоговой администрации, но и для возбуждения в отношении Федорчука уголовного дела по весьма нешуточной статье. Ведь в течение трех месяцев со дня отправки валюты за рубеж техника в Украину не поступила. Формально это означало хищение и вывоз из страны средств в особо крупных размерах.

Правда, «хищение» это выглядело несколько странно. Поскольку в ходе дополнительных переговоров требуемый страховой взнос был уменьшен до 155 тысяч долларов, а оставшаяся сумма благополучно возвратилась на родину: частично - на банковский счет, а в основном - закупленными автомобилями, которые до сих пор не растаможены. Тем не менее, по сравнению с невыполненными условиями договора эти факты формально ничего не значили и в расчет не принимались.

- К сожалению, нам не удалось подписать кредитный контракт в запланированные сроки, - говорит Федорчук. - Он был полностью оформлен лишь 16 декабря. Оставалось получить письмо уполномоченного банка и лицензию НБУ. Тогда первый транш кредита в сумме 42 миллиона долларов поступил бы в Украину. И мы смогли бы выполнить обязательства перед «Запорожстроем».

В то время получение кредита из-за рубежа было возможно лишь при наличии у резидента Украины индивидуальной лицензии Национального банка. Непременным условием для ее оформления являлось согласие уполномоченного банка на обслуживание кредита и его экспертное заключение относительно кредитного проекта, подготовленное на основании свыше десятка документов. По предварительной договоренности, выдать такое заключение, подготовить гарантийное письмо и принять инвестиции должна была Запорожская областная дирекция «Укрсоцбанка». Так утверждает Георгий Федорчук. А в банке эту версию отрицают напрочь. По словам директора областной дирекции «Укрсоцбанка» Лидии Гаркуши, ни о каком кредите для АО «ТФПК» разговора не было и представляемый ею банк вряд ли смог бы выступить гарантом на столь внушительную сумму...

В подобной ситуации я не имею права делать свой выбор из двух полярно противоположных утверждений. Остается смириться с прокрустовым ложе фактов. 11 января 1996 года был подписан договор между акционерными обществами «ТФПК» и «Запорожстрой» о закупке за рубежом и доставке в Украину строительной техники и оборудования на условиях комиссионного вознаграждения. 14 февраля 1996 года АО «ТФПК» перешло на обслуживание в «Укрсоцбанк», прекратив финансовые отношения с «Проминвестбанком», клиентом которого прежде являлось. Через несколько дней АО «ТФПК» обратилось в областную дирекцию «Укрсоцбанка» с просьбой о покупке долларов США на сумму 85 миллиардов карбованцев. После проведения этой операции 5 марта 1996 года 442 тысячи долларов были направлены через корреспондентский счет «Укрсоцбанка» по указанным реквизитам фирмы «ОСОС Врутки а.о.» в словацком «Моравия банке» на основании двух договоров о закупке строительной техники и оборудования…

Добро пожаловать, или Ввоз запрещен

- В декабре прошлого года ситуация с кредитом сложилась не то что критическая, а, по мнению партнеров, вообще не вкладывающаяся в рамки здравого смысла, - вспоминает Федорчук. - Ну, представьте, контракт подписан, зарегистрирован, сумма первого транша согласована, эти 42 миллиона долларов прошли всю отчетность и должны быть получены. А в Украине их отказываются принимать...

Когда деньги не дают - это понять можно. Но когда их не берут - это предполагает наличие очень серьезных причин. Может быть, условия контракта являются для государства невыгодными или же дают повод заподозрить партнеров в нечистой игре? Судите сами. Кредиторы гарантируют, что все средства, проходящие по контракту, - некриминального происхождения, очищены от пошлин и освобождены от долгов. Они будут выделены в течение двух лет. В ходе двухлетнего финансирования предусмотрен жесткий контроль над расходованием выделяемых средств, исключающий их использование на цели, не связанные с реализацией оговоренных проектов. Что же касается уровня кредитной ставки, то четыре процента годовых - это вполне нормальное условие, по меркам банкиров цивилизованных стран.

- К сожалению, мои доводы не были приняты ни в правлении «Укрсоцбанка», ни в НБУ, ни в правительстве, - говорит Георгий Юрьевич. - Хотя я представил все необходимые документы, больше того - настаивал на проведении экспертизы контракта. в ответ приходилось слышать одно и то же: «Этого не может быть».

Дальше Федорчуку не оставалось ничего другого, кроме новых переговоров с недоумевающими кредиторами. Те согласились временно поместить первый транш кредита в словацком банке. А три месяца спустя германский банк выразил готовность выдать гарантию, необходимую для начала финансирования проекта. Оставалось только уладить протокольные формальности. Но в ход дела вмешались новые обстоятельства в виде проверки районной налоговой администрации. Ее итогом стал акт, зафиксировавший серьезные нарушения ведения валютных операций. Как вы уже, наверное, догадались, речь идет о том самом невыполненном договоре на покупку и поставку строительной техники и оборудования. Бурное разбирательство продлилось до начала июля и закончилось в арбитраже, который частично удовлетворил претензии налоговиков. Однако начало кредитного финансирования в очередной раз было перенесено с середины мая на более поздний срок.

У меня нет оснований утверждать, что действия налоговой администрации преследовали цель срыва контракта. Формально они укладываются в рамки существующих нормативов: проверка плановая, нарушения налицо, санкции обоснованные. А то, что Федорчук считает иначе, так это и неудивительно - кому же наказание в радость? Странно другое: почему в стране, страстно жаждущей внешней помощи, путь для данной конкретной инвестиции оказался заказанным?

Не приходится сомневаться в том, что столь крупная финансовая инъекция способна оказать заметное влияние на сложившиеся экономические связи внутри страны. А ведь то, что практически все признают их несовершенство, еще не означает единодушного желания их изменить. В силу разных причин: одни с опаской относятся к любой новизне в принципе, для других она вообще невыгодна, поскольку вынуждает играть по правилам честного бизнеса. Наверное, нельзя исключать и позицию третьих, тех, кто непосредственно в ответе - по крайней мере, на словах - за конкретные результаты от провозглашенных в стране реформ. Если под их руководством экономического подъема не наблюдается, можно сослаться на объективные трудности - несовершенство законодательства, неблагоприятный инвестиционный климат, тяжелое наследие прошлого... Но если кто-то с гораздо меньшими полномочиями достигнет заметных результатов, это какой же вывод последует? Что трудности не такие уж и объективные?

Если данная гипотеза кому-либо покажется неубедительной - настаивать не буду. Готов даже признать ее надуманной. В обмен на серьезные доводы. Аргументов типа «этого не может быть» просьба не предлагать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК