ОТЧЕТ — ДЕЛО ТОНКОЕ

24 октября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 43, 24 октября-31 октября 1997г.
Отправить
Отправить

С фонда спрашивали строго. О чем и зачем? Я буду, конечно, не очень оригинальна, но ведь из песни сло...

С фонда спрашивали строго. О чем и зачем?

Я буду, конечно, не очень оригинальна, но ведь из песни слов не выбросишь… Итак, каждый год мы с коллегами - экономическими обозревателями присутствуем в парламенте на некоем ритуальном мероприятии - отчете руководителя Фонда госимущества Украины о работе, проделанной в области приватизации. На моей памяти действо, имевшее место быть в пятницу, - уже четвертое по счету. Как сейчас помню: был отчет жарким летом 1994-го - вялый, невыразительный, закончившийся «съедением» тогдашнего главного приватизатора В.Прядко агрессивным, еще мало обученным (и прирученным?) составом парламента. В 1995-м отчет пришелся на апрель, в 1996-м - на сентябрь, приватизацию и работников ФГИ ругали на чем свет стоит, однако… Пар выходил, проекты постановлений дорабатывались неделями и принимались уже в менее скандальном виде. Безо всяких там разгонов в руководстве Фонда и моратория на приватизацию. Вот что значит опыт и практика!

В 1997-м, когда процесс попал в плотные слои политических интриг, отчет возник более чем спонтанно, на некоей, я бы сказала, митинговой волне. В конце сентября, в ходе обсуждения довольно рутинного и скучного вопроса - о перечне имущественных комплексов, не подлежащих приватизации, один из уважаемых депутатов предложил: а давайте-ка заслушаем Фонд. Чем он там занимается? И в этом самом Фонде все отделы и департаменты засели за сочинение отдельных кусочков отчета за октябрь-декабрь прошлого года и девять месяцев нынешнего, чтобы потом свести его воедино и представить парламенту.

Из отчета мы узнали очень много важного. Во-первых, к концу 1996 года форму собственности сменили 47633 предприятия, а к 1 октября, по оперативным данным, - свыше 52 тысяч; во-вторых, на сегодняшний день Фондом и его региональными отделениями заключено 2007 контрактов с председателями правлений открытых акционерных обществ; в-третьих, в приватизированном секторе (оказывается, есть и такой!) занято 3,2 млн. человек, или 24,3 процента от общей численности работающих в отраслях экономики; в-четвертых, суммарный уставный фонд открытых АО, созданных на базе имущества объектов групп Б,В,Г, за отчетный период составил 4,5 млрд. грн. В-пятых, на аукционы за приватизационные имущественные сертификаты было выставлено 8780 пакетов акций. В-шестых, 15 работникам центрального аппарата ФГИ и региональных отделений объявлены выговоры, 8 - уволены из органов приватизации за неправильное проведение конкурсов, в том числе и два заместителя председателя. В-шестых, еще два других заместителя председателя тоже уволены, но уже за правонарушения в части использования внебюджетного фонда приватизации…

Я избавлю читателей, да и себя, от тяжелой необходимости разбираться в 11 табличных приложениях к отчету, тем более, что, думается, в эти приложения дали себе труд вникнуть максимум два десятка из четырехсот с лишним депутатов. Потому что само появление отчета было фактом не экономическим, а политическим. И именно с этой точки зрения его и нужно рассматривать.

На это, в частности, сделал акцент и в выступлениях накануне заслушивания вопроса в ВР, и уже стоя на парламентской трибуне, и.о. председателя Фонда В.Лановой. Он говорил, что заслушивание отчета всего три месяца спустя после принятия программы приватизации на 1997 год, а тем более за период октября 1996-го - февраля 1997-го, когда в Фонде был совсем другой руководитель, - это не более чем попытка пощекотать кое-кому политические нервы. Говорил в принципе правильно, но непривычно резко как для отчитывающегося и непривычно мягко - для готового уйти, хлопнув дверью.

Впрочем, это было в самом начале четырехчасового обсуждения вопроса. После выступления председателя Счетной палаты Валентина Симоненко, сообщившего немало занимательнейших цифр о нецелевом использовании средств внебюджетного фонда приватизации, массовом неначислении дивидендов на государственную долю акций в АО и о том, что в Фонде «чаю и кофе было выпито на 32,4 тыс. грн.»; после содоклада председателя контрольной комиссии по вопросам приватизации Александра Рябченко, заявившего, что шансов обеспечить запланированные поступления от приватизации в бюджет «практически никаких», и довольно броско назвавшего приватизацию 1997-го «карманной», после выступления ряда депутатов левого толка, которые требовали «всяческую приватизацию прекратить», пока не будет полноправного руководителя Фонда и самого закона о ФГИ - после этого всего тон руководителя приватизационного ведомства значительно смягчился. В заключительном слове он даже признал правоту В.Симоненко (а тот, в частности, говорил о Фонде, переданном в ведение В.Ланового, как о запущенном наследстве) и многообещающе заявил парламентариям: «Мы должны подумать о том, чтобы механизмы сотрудничества были…»

По большому счету, на сотрудничество рассчитывать, конечно же, не приходится - слишком разные векторы интересов сходятся нынче на понятии «приватизация». Одним, как бельмо в глазу, - отмененные руководителем Фонда приватизационные конкурсы, другим - четверо уволенных заместителей, у третьих душа болит, что не в тех банках прокручиваются получаемые в ходе приватизации средства. Четвертым не нравится сам В.Лановой, так и не овладевший наукой ладить с парламентом. Для пятых отчет Фонда и признание его работы неудовлетворительной - это способ насолить покровителю В.Ланового - Президенту Л.Кучме, благодаря настойчивости которого Владимир Тимофеевич, не признанный ВР, удерживается в должности исполняющего обязанности вот уже семь месяцев…

Сотрудничество невозможно и по другой, более прозаической причине. С Фондом сегодня скорее можно дружить, чем строить конструктивную работу на законодательно определенных началах. Поскольку таких начал кот наплакал. Какой вопрос ни возьми - повсюду натыкаешься на прорехи. Говорил председатель Счетной палаты В.Симоненко о том, что от 5,5 тыс. акционерных обществ, в которых от

1 до 100 процентов акций принадлежит государству, в бюджет в прошлом году поступило всего 18 тыс. грн. дивидендов. А как отрегулирован этот вопрос в законодательстве? Да практически никак. Есть минфиновский документ, и все тут. Много раз в сессионном зале возвращались к больному вопросу о действенности управления госимуществом, так и здесь законодательный механизм только-только разрабатывается. Я уж не говорю о шести приватизационных законах, которые парламентарии подрядились принять в течение трех месяцев с момента выхода программы приватизации-97. Но, естественно, так и не приняли.

Как же оценивать такую работу ВР по созданию законодательной базы, на неудовлетворительно? На состоявшейся во вторник пресс-конференции председатель контрольной комиссии по вопросам приватизации А.Рябченко дипломатично ушел от ответа на этот вопрос. Думается, уйдет от него и парламентский корпус в целом. Потому что соринку в чужом глазу увидеть проще...

В таких условиях в принципе не суть важно, какое решение по отчету ФГИ будет принято 3 ноября, после возвращения депутатов из округов. Да, отчет Фонда могут признать неудовлетворительным. Это будет значить, что неудовлетворительно сработали Ю.Ехануров (в октябре-феврале) и В.Лановой (в марте-сентябре), но как теперь, постфактум, разделить между ними ответственность - непонятно. Да, отчет Фонда могут отклонить, как не соответствующий реальному положению дел - но это уже было в 1995-м. Да, ФГИ могут законодательно заставить делать какие-то сомнительные с точки зрения экономической целесообразности движения, типа выпуска в обращение жилищных чеков и обмена их на акции приватизируемых предприятий. Но от этого ситуация в украинской приватизации не изменится, а на повторение моратория-94 депутатский корпус не пойдет - мало кому придется впору слава Герострата, да еще накануне выборов…

На нынешней митинговой волне, если к началу ноября она окончательно не спадет, парламентариям, возможно, удастся в пику Президенту, не подписавшему закон о ФГИ, принять временное положение о Фонде и еще более осложнить жизнь его нынешнему руководителю. Впрочем, положение В.Ланового и без того достаточно щекотливо: в день, когда шли приватизационные дебаты в Верховной Раде, премьер-министр Валерий Пустовойтенко на заседании Кабмина, при согласовании условий приватизации стратегически важных предприятий, заявил о своем решении направить Леониду Кучме докладную записку о неудовлетворительной работе и.о. председателя Фонда госимущества. Но и кадровое решение, если таковое последует, мало что изменит. Ведь и замминистра промышленной политики Валерий Мазур, и близкий к «Брокбизнесбанку» народный депутат Сергей Буряк, которые нынче рассматриваются в кулуарах как наиболее вероятные претенденты на фондовскую «папаху», представляют ту же, что и В.Лановой, команду - пропрезидентскую. И что толку депутатам спорить, кто над Фондом хозяин…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК