ОЛЕГ Дерипаска: «Потребление алюминия — показатель уровня развития страны. Особенно если этот продукт — отечественного производства»

07 августа, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 32, 7 августа-14 августа 1998г.
Отправить
Отправить

Олег ДЕРИПАСКА: «ПОТРЕБЛЕНИЕ АЛЮМИНИЯ - ПОКАЗАТЕЛЬ УРОВНЯ РАЗВИТИЯ СТРАНЫ. Особенно если этот про...

Олег ДЕРИПАСКА: «ПОТРЕБЛЕНИЕ АЛЮМИНИЯ - ПОКАЗАТЕЛЬ УРОВНЯ РАЗВИТИЯ СТРАНЫ. Особенно если этот продукт - отечественного производства»

Среди знакомых моих ровесников, так уж сложилось, немало личностей незаурядных и даже одиозных. И сегодня о некоторых из них ходят не то что слухи - легенды. Но мало кто из них был оригинален настолько, чтобы в 24 года стать директором одного из трех крупнейших в отрасли заводов, а уже через пару-тройку лет предложить россиянам «алюминиевую» стратегию, принципиально отличную от той, которую исповедовали его «алюминиевые» учителя. Теперь одни говорят, что ученик оказался талантливым и уже опережает учителей; другие считают его неблагодарным и т.п. И то и другое - о президенте группы российских компаний «Сибирский алюминий» Олеге Дерипаске.

Впрочем, не эти разговоры послужили поводом для интервью с ним. Куда примечательнее заявка «Сибирского алюминия» на пакет акций Николаевского глиноземного завода (НГЗ), о чем «ЗН» недавно сообщало (№28 от 11 июля). Интересно и то, что не менее неординарный украинский коллега Олега Дерипаски - директор НГЗ Виталий Мешин успел в течение декады кардинально изменить свою позицию в отношении СаАЗа (основного и образующего предприятия группы «Сибирский алюминий»). Сначала он называл СаАЗ и его директора соратником и чуть ли не спасителем в борьбе против английской TWG, именовал стратегическим партнером, в т.ч. в акционировании НГЗ. А на днях заявил журналистам, что участие СаАЗа и «Сибирского алюминия» в приватизации НГЗ столь же нежелательно, как и участие в этом любого другого иностранного инвестора.

Позиция директора НГЗ в канун объявления конкурса по продаже существенного пакета акций ОАО «НГЗ» - отдельная тема, и прежде чем рассказать о ней подробно, есть смысл познакомиться с теми, кто с недавних пор перекрещен В.Мешиным из партнеров в оппоненты. Отчасти это поможет понять и причины изменения позиции директора и менеджмента украинского стратегического завода, а также интерес россиян к украинскому НГЗ (если кому-то это еще не совсем понятно).

Олегу Дерипаске 30 лет, родился 2 января 1968 года в Дзержинске Горьковской области. После окончания средней школы в Усть-Лабинске (Краснодарский край) поступил на физический факультет МГУ им.Ломоносова. В 1986-88 годах проходил срочную службу в ракетных войсках стратегического назначения (Забайкальский военный округ), после чего продолжил учебу в МГУ, который в 1993 году окончил с отличием.

В 1993-1994 годах возглавляет созданную им компанию «АлюминПродукт»; два последующих года - учеба в Академии народного хозяйства им.Плеханова. Но еще в 1994 году Олег Дерипаска стал самым молодым руководителем предприятия в алюминиевой отрасли - генеральным директором Саянского алюминиевого завода (СаАЗа).

В 1997 году инициирует создание группы «Сибирский алюминий», становится президентом группы. Тем самым О.Дерипаска, по сути, бросил вызов английской TWG и ее стратегии в отношении российской алюминиевой промышленности - так, похоже, воспринималось и его недавнее выступление в российской Думе. В 1998 году он также назначен генеральным директором «Самарской металлургической компании» (САМЕКО).

Холост (и этот факт, очевидно, провоцирует появление разнообразных слухов о «сватовстве алюминиевого генерала»). Слывет трудоголиком; увлекается теннисом и живописью.

- Олег Владимирович, не секрет, что в алюминиевом хозяйстве России сегодня, мягко говоря, не все спокойно, в том числе и в контексте очередного передела сфер влияния участников этого сегмента рынка. К тому же катастрофически упали цены на алюминий на Лондонской товарной бирже. В результате менеджеры алюминиевых заводов заняты поиском вариантов смягчения удара по своему бизнесу. И на этом фоне Саянский алюминиевый завод, входящий в группу «Сибирский алюминий», и сама эта группа проявляют повышенный интерес к Николаевскому глиноземному заводу и, насколько мне известно, другим украинским предприятиям. Скажите, чем объясняется такой интерес группы?

- В Украине свыше 50 миллионов жителей. И кроме прочего, этот факт для нас означает объем рынка потребления алюминия и продукции из него. Возьмем развитые страны - в них ежегодно потребляется в перерасчете на одного гражданина 30-35 кг алюминия в год. Во времена Союза и в России, и в Украине использование алюминия было почти на том же уровне, правда, в основном за счет ВПК. С распадом СССР и началом конверсии потребление алюминия в странах СНГ резко сократилось. Но рано или поздно, по мере развития новых государств, потребление алюминия однозначно возрастет, причем изменится структура использования продукции из алюминия. Пусть, скажем, в Украине это будет 10 кг, рано или поздно. Это означает годовое потребление алюминиевой продукции полмиллиона тонн. Аналогичная ситуация и в России. С учетом этого мы определили для себя определенные сектора, в которых и развиваем производство. Например, производство упаковочных материалов, архитектурных конструкций из алюминия, литье, прокат, штамповка, производство алюминиевых банок - это сектора, в которых мы хотим иметь значительную долю на рынке. Значительную - это между одной третью и половиной. Вот такие интересы у нас и на рынке Украины.

Как их реализовать? Первая попытка закрепить позиции на украинском рынке, можно сказать, была не особенно удачной - с Николаевским глиноземным. Но это не страшно. Ведь и в России сегодня мы видим, что есть люди, которые в принципе не хотят ничего менять; они там плавят алюминий, не особо задумываясь о будущем рынке для его сбыта. Сегодня у них есть какой-то стабильный уровень дохода и их это устраивает. И никого не заботит, что завтра, например, цены на глинозем вырастут, а биржевые цены на алюминий тем временем падают, и вряд ли стоит рассчитывать, что скоро они вырастут. Значит, падает доход от экспорта, на что сегодня ориентировано большинство российских производителей алюминия. Значит, их производство оказывается на грани, а затем и за гранью рентабельности и приходится его сокращать.

«Сибирский алюминий» рассуждает и действует иначе. Есть у нас сегодня объем производства, который мы при необходимости можем увеличить минимум на 50% с тем, что если выплавляемый нами алюминий превратить в какой-то продукт, это уже автоматически увеличивает его стоимость. Тот же алюминий в виде банок для напитков стоит около 6,5 тысячи долларов за тонну, при цене алюминия на такой же объем продукции в пределах 3 тысяч долларов.

Мы делаем ставку на производство готовой продукции из алюминия. И тот объем, на который рассчитываем, мы всегда сможем продать и при необходимости скорректировать производство. И какие-то колебания цен на бирже все равно не будут при этом определяющим фактором, так как мы будем зависеть не столько от цен на глинозем и алюминий, сколько от потребности рынка в продукции из алюминия. В этом смысле наш подход выгоден и для производителей глинозема - основы для производства алюминия.

Разрабатывая и предлагая Николаевскому глиноземному заводу совместную программу работы в единой технологической цепочке, считали, что и мы, и менеджмент НГЗ одинаково видим выгоду в таком подходе. Поэтому мы и вкладывали деньги в николаевское производство.

- Во что конкретно и сколько?

- Мы реально уже инвестировали свыше 20 млн. долларов - в закупку бокситов для производства глинозема на НГЗ, предоставили кредиты, собственно направляли средства в поддержание производства НГЗ - в его нормальную работу. И на сегодняшний день уже есть ощутимые результаты.

Но нормальная работа - это значит ответственность, в том числе и партнеров. Это, в свою очередь, значит, что ты имеешь право влиять на принятие решений на предприятии, а не просто кредитовать какие-то сделки купли-продажи.

В этом году при нашем участии и, собственно, под наши гарантии была решена проблема сбыта продукции НГЗ. Вспомните, ведь в конце прошлого года для НГЗ это было основной проблемой.

Но с сегодняшней политикой менеджмента НГЗ мы не совсем согласны. Поэтому и приостановили пока дальнейшую реализацию совместной программы.

- Другими словами, вы прекратили кредитовать сделки менеджмента НГЗ, после чего главный менеджер завода - генеральный директор Виталий Мешин поспешил заявить нечто вроде того, что «Сибирский алюминий» ничем не лучше той же английской TWG, блокаду которой В.Мешин, по его же словам, разорвал с вашей же помощью. И произошло это аккурат в момент активизации «приватизационной войны» за 31% акций НГЗ. Вы не отказались от планов участия в конкурсной продаже акций НГЗ? Ведь, в принципе, сотрудничество может продолжаться и без вашего участия в собственности НГЗ, как это было прежде...

- Нет, мы не отказываемся участвовать в конкурсе. Однако считаем, что 31% акций ОАО «НГЗ» разумнее предлагать одним пакетом, чем разбивать его, как того хочет, например, менеджмент НГЗ. В случае продажи акций одним пакетом у НГЗ будут три основных акционера, включая коллектив завода и государство. При этом, в случае покупки этого пакета, мы надеемся, что государство отдаст свой пакет в управление третьей стороне, что обеспечит объективность подхода к выбору принципиальных для НГЗ вариантов стратегии развития.

Если же пакет будет разбит, то какая-то из сторон (государство в данном случае не игрок) может получить однозначный перевес. Нас это не устраивает. И думаю, не устроит и других потенциальных серьезных претендентов на пакет акций НГЗ. Если уж вкладывать деньги, то надо иметь возможность участвовать в принятии решений на равных.

А то, что такой подход не нравится менеджменту НГЗ и В.Мешину, - вполне объяснимо: они не хотят контроля, а значит, и ответственности за свои решения. Ведь сегодня, по сути, никто не влияет на их решения и заводом распоряжается менеджмент на свое усмотрение. И что это дает Украинскому государству? Взять, к примеру, Гвинею, где какой-то старенький рудник, который экспортирует ежегодно около 600 тыс. тонн бокситов - и приносит государству около 12 млн. долларов прибыли. А что дало Украине, цивилизованной стране, такое вполне современное предприятие, как Николаевский глиноземный завод? Саянский алюминиевый, например, является основным плательщиком налогов в бюджет Хакасии. И, к слову, бюджетных долгов не имеет - рассчитывается вовремя, обеспечивает рабочие места...

- Тогда зачем вам головная боль в виде НГЗ с его нешуточными долгами и проблемами с бокситами? Покупали бы себе глинозем в другом месте. Если откровенно, вам НГЗ очень нужен - как сырьевая база в замкнутой производственной цепи. И, возможно, нужен больше, чем «Сибирский алюминий» Николаевскому глиноземному. Ведь отказавшись от сотрудничества с TWG по их схеме, тот же СаАЗ сегодня испытывал бы некоторые проблемы с глиноземом.

- Да, для нас НГЗ - сырьевая база, хотя и не единственный источник поставок глинозема. Есть еще Ачинский глиноземный комбинат в России. Но и НГЗ заинтересован в нас не меньше. Ведь сам завод на рынке просто не устоит. Сегодня выживают только те, кто умеет концентрировать усилия и финансы и работает на общий результат.

Этот рынок контролируют практически две крупные корпорации - «Глинкор» и «Алко», которые легко могут поставить НГЗ и других производителей глинозема на грань банкротства, сыграв на понижение цен на их продукцию, тем более что они имеют доступ и к бокситам. Так же легко они могут контролировать прибыль российских алюминиевых заводов за счет цен на алюминий. И TWG, о которой столько разговоров, по большому счету зависит от вышеназванных корпораций, так как ее доход - разница в ценах. Поэтому и в период обвала цен на бирже частичное производство, будь то глинозема, алюминия или только алюминиевой продукции, однозначно несет убытки. Если в начале десятилетия цена алюминия на Лондонской бирже составляла 2,5 тыс. долл. за тонну, то в начале этого года она снизилась до 1,5 тыс. долл., а в начале лета - до 1,2 тыс. долл. Сейчас цена держится на уровне 1,3 тыс. долл. за тонну. Но к уровню прошлого года цены вернутся не скоро - мировой рынок в принципе насыщен. Поэтому и выгоднее сейчас и в будущем развивать внутренние рынки СНГ, на что и ориентируется программа группы «Сибирский алюминий». С одной стороны, такая стратегия обеспечит определенную независимость от колебаний внешнего рынка; с другой - устойчивый и развивающийся рынок сбыта в СНГ.

Если же говорить о портфельных инвесторах, то вряд ли тому же НГЗ стоит на это рассчитывать. Вряд ли кто-то станет сейчас так рисковать.

- Олег Владимирович, позвольте спросить, как я думаю, не о самом приятном для вас. С 1994 года вы лично работали вместе с английской трейдерской компанией TWG. И многие допускают, что, мол, в основном поэтому вас назначили тогда генеральным директором СаАЗа. Если это и было так, то теперь, наверное, идеологи TWG локти кусают - ведь прогадали, сделав ставку на вас: вместо послушного исполнителя появился инициативный конкурент, подстрекающий и других к «неповиновению». Возможно, этим и объясняется то, что в последнее время на вас обрушивают нелицеприятные опусы российские СМИ? Скажите, коль уж вы и ваши союзники решили развести бизнес с TWG, не пытались ли вы с ними просто спокойно договориться о сосуществовании на рынке алюминия? Ведь это было бы разумно.

- В свое время СаАЗ и я, как его директор, действительно работали с TWG, как и большинство других российских алюминиевых заводов и аналогичных предприятий в СНГ. Но сегодня ни у СаАЗа, ни у «Сибирского алюминия» вообще нет деловых отношений с этой компанией. Мы предлагали им участвовать в нашей программе создания единой технологической цепочки, ориентированной на производство не только алюминия и полуфабрикатов из него, но и конечной алюминиевой продукции. Но такой подход требует инвестиций в производство, а это им, как трейдерам, не интересно, так как требуются долгосрочные капиталовложения, а они работают на быструю прибыль.

Поэтому и что касается возможных «договоренностей» с TWG, то, простите, нам просто не о чем договариваться. Ведь «Сибирский алюминий» и TWG просто занимаются разным бизнесом. Мы производим алюминий и продукцию из него, они - трейдеры, работающие по толинговым поставкам с российскими и не только алюминиевыми заводами, а также продавцы алюминия, произведенного другими. Мы просто сочли более выгодным для нашего производства самостоятельно обеспечивать весь процесс, без участия посредников.

- А как воспринимают вашу позицию менеджеры других российских алюминиевых заводов, все еще завязанных в толинговых схемах той же TWG или других трейдеров? Насколько мне известно, к вашему недавнему выступлению в Думе, где вы кроме прочего представили программу группы «Сибирский алюминий», они отнеслись спокойно.

- И это уже хорошо. В условиях обвала цен на рынке алюминия их позиция вполне объяснима - они наблюдают, что из этого получится. К тому же, большинство из них просто не могут влиять на принятие таких кардинальных для заводов решений, так как не являются владельцами значительных пакетов акций своих предприятий. Это проблема. Но если только смотреть, то скоро придется сворачивать производство.

«Сибирский алюминий» между тем демонстрирует не только намерения, но уже и определенные результаты, подтверждающие правильность нашей стратегии. Например, усилиями группы уже запущена первая линия по производству алюминиевой тары (банок) для прохладительных напитков, отлаживается технология производства алюминиевой ленты для изготовления банок, чего в СНГ еще не было. Холдинговая компания «Ростар», которая в основном и занимается проектом создания производства алюминиевой упаковки на базе подмосковного завода в Дмитрово, работает в этом направлении. И сегодня мы уже готовы многое предложить производителям напитков в СНГ.

- И в Украине? Но, насколько я знаю, все производители напитков, которым бы понадобились ваши банки, сегодня закупают их в Польше и других странах. Вы намерены пробиться на этот рынок?

- Не только намерены. Развивая и отлаживая производство мы параллельно изучаем спрос и ведем переговоры с потенциальными потребителями нашей продукции, в том числе и в Украине. Определенные договоренности уже достигнуты с достаточно крупным украинским производителем напитков - концерном «Орлан». Отправлены образцы продукции и нескольким другим потенциальным партнерам. Так что дело движется.

Преимущество нашей технологии в том, что мы вместе с производством алюминиевой тары предлагаем и технологию ее утилизации. Очень скоро и в странах СНГ столкнутся с проблемой утилизации отходов. Сегодня используют пластиковые бутылки и никто не заботится об их утилизации. Между тем в цивилизованных государствах уже активно борются с этой проблемой и даже переходят на технологию с использованием алюминиевых банок. К тому же такой вид упаковки позволит разливать напитки в несколько раз быстрее и хранить намного дольше.

- Но группа «Сибирский алюминий» производит широкий ассортимент алюминиевой продукции и полуфабрикатов. Что еще находит спрос в Украине?

- Мы не просто стремимся найти рынок сбыта своей продукции, но построить интегрированную цепочку взаимоотношений, чтобы и украинским предприятиям было выгодно в ней участвовать. Наша группа имеет опыт создания производства фольги и упаковочных материалов на ее основе. Этим занят наш завод «Саянская фольга» в Хакасии, где производство фольги и упаковки создано с участием итальянской компании FATA и американской Reynolds Metals Co. Сейчас та же итальянская компания налаживает в Украине фольгопрокатное производство на базе Запорожского алюминиевого комбината, и наш опыт мог бы пригодиться, как и опыт в реализации проектов производства комплектующих для автомобилестроения.

Сегодня наша группа поддерживает все проекты, которые приводят или еще приведут к увеличению потребления алюминия. С научными институтами сегодня мы развиваем семь программ, направленных на это. Намерены в этом направлении сотрудничать и с научными учреждениями Украины. Особый интерес вызывают разработки института им. Патона НАН Украины, используемые специалистами днепропетровского «Южмаша» при сварке алюминиевых конструкций. К слову, выполняя заказ в рамках международной программы «Морской старт», «Южмаш» использует и алюминиевый прокат, который производит российская компания САМЕКО (входящая в группу «Сибирский алюминий». - См. справку «ЗН»). Так что вполне логично, что «Сибирский алюминий» и «Южмаш» считают кооперацию вполне выгодной.

- С интересом вашей группы к Украине в общем понятно. А зачем «Сибирскому алюминию» и СаАЗу понадобился тройственный союз с НГЗ и еще Таджикским алюминиевым заводом (ТадАЗом)?

- Меморандум о сотрудничестве НГЗ, СаАЗа и ТадАЗа как раз и основан на взаимной заинтересованности производителей глинозема и алюминия. Кооперационные связи в рамках этого союза обещают всем его участникам стабильность поставок и устойчивый сбыт продукции. А укрепление финансово-экономического положения НГЗ и ТадАЗа сделают их более привлекательными для инвесторов и кредиторов, ведь предполагается долгосрочная производственная программа. ТадАЗу необходимо восстановить и модернизировать производство. НГЗ планирует увеличить объем производства и расширить возможности принадлежащего ему Днепро-Бугского порта с тем, чтобы не только увеличить перевалку бокситов и глинозема, но и обслуживать другие грузы. Эта программа требует до 200 млн. долларов инвестиций. К слову сказать, это еще одна из причин, по которой НГЗ не стоит рассчитывать, например, на то, что другие компании, претендующие на пакет акций НГЗ, станут финансировать его программу, не будучи заинтересованными в появлении альтернативного действующим портам. «Сибирскому алюминию» это выгодно, поэтому мы готовы участвовать в этой программе.

- Союз союзом, а 50 млн. долларов долга ТадАЗ, похоже, не собирается возвращать вашим николаевским партнерам?..

- Взаимоотношения НГЗ и ТадАЗа, в результате которых ТадАЗ остается должен Николаевскому глиноземному, оговорены в их двустороннем соглашении, к которому СаАЗ и вся наша группа не имеют отношения. Так что такой результат на сегодня - исключительная заслуга менеджмента НГЗ. К программе трехстороннего сотрудничества это не имеет отношения.

- А перспективы создания собственной бокситной базы для НГЗ совместно с СаАЗом или всей возглавляемой вами группой?

- Могу сказать, что в настоящее время «Сибирский алюминий» и СаАЗ провели переговоры с правительством Гвинеи и государственной компанией SBK, которая собственно и поставляет бокситы Николаевскому глиноземному заводу. Есть как минимум два варианта участия в добыче гвинейских бокситов. Сегодня Гвинея должна России свыше 100 млн. долларов и в счет оплаты этого долга может, например, предложить «Сибирскому алюминию» либо купить права на разработку новых месторождений бокситов, либо взяться за доразработку старых, существующих еще с советских времен рудников. Если бы была четкой позиция менеджмента НГЗ на сей счет или мы бы имели пакет акций НГЗ, эту задачу можно решить быстро.

- Олег Владимирович, извините, если следующий вопрос покажется вам странным. Но известно, что в большом бизнесе, каковым является и алюминиевое производство, значительно легче «решать вопросы» на уровне, так сказать, семейных интересов. Вот и поговаривают о вашем сватовстве к Лизе Березовской, дочери исполнительного секретаря СНГ... У вас в самом деле есть определенные отношения с Борисом Березовским, провоцирующие такие разговоры?

- Конечно, с Борисом Абрамовичем мы знакомы. Но не настолько, чтобы в связи с этим я собирался жениться на его дочери...

- Существует и другой вариант - политического лоббизма, который тоже вам приписывают. Дескать, вы щедро финансировали избирательно-пропагандистскую кампанию братьев Лебедей. Один из них - Алексей, как известно, сегодня возглавляет правительство Хакасии, где расположены несколько базовых предприятий группы «Сибирский алюминий»; другой - Александр - с недавних пор является губернатором Красноярского края...

- Группа «Сибирский алюминий» строит цивилизованные и легальные отношения со всеми ветвями власти и личностями, в том числе и с названными вами лидерами. Однако подозревать нас в «покупке» их благосклонности нет оснований. Лучшим гарантом нормальных отношений с Алексеем Лебедем для нас является то, что предприятия группы, расположенные в Хакасии, своевременно и в полном объеме платят положенные налоги, обеспечивая тем самым наполнение значительной части бюджета региона. Наши экологические и социальные программы также способствуют нормальной жизнедеятельности региона. Никакой подкуп этого не обеспечит.

Группа «Сибирский алюминий» создана в 1997 году как форма экономической интеграции промышленных и финансовых структур для обеспечения полного цикла производства - от производства сырья и первичного металла до готовой продукции и реализации ее на внутреннем и внешнем рынках. Идеологом создания группы является Олег Дерипаска, генеральный директор СаАЗа и теперь президент группы. В ее состав входят:

АО «Саянский алюминиевый завод» (СаАЗ, Хакасия), на долю которого приходится 11,5% российского и 1,6% мирового производства алюминия. Проектная мощность первой очереди СаАЗа - 380 тыс. тонн алюминия и 330 тыс. тонн анодов в год. По уровню технологии и качеству продукции завод занимает первое место среди предприятий отрасли в России; по объему производства - третью позицию в Российской Федерации.

По результатам 1997 года СаАЗ получил прибыль 264,7 млрд. руб., чистая прибыль - 141,6 млрд. руб. Задолженности перед бюджетом не имеет.

В первом квартале 1998 года завод произвел 80,2 тыс. тонн алюминия, в т.ч. 63,9 тыс. тонн алюминия высших сортов и более 53 тыс. тонн обожженных анодов. Налоговые платежи и обязательные отчисления за этот период составили 59,4 млн. руб.

АО «Самарская металлургическая компания» (САМЕКО, Самара) - крупнейший в Восточной Европе производитель алюминиевых полуфабрикатов; общая производительная мощность - 816 тыс. тонн проката в год.

АО «Саянская фольга» (Саяногорск, Хакасия) - ведущий производитель алюминиевой фольги и гибких упаковочных материалов на ее основе. Проектная мощность завода - 47,6 тыс. тонн алюминиевой фольги и упаковочных материалов в год; фактически производство начато в конце 1996 года. В прошлом году произведено: литой заготовки - 32,6 тыс. тонн; гладкой фольги - 12,2 тыс. тонн, фольги отделанной - 1,9 тыс. тонн.

В 1998 году планируется довести выпуск продукции до 24 тыс. тонн.

АО «Ростар холдинг» (Москва). Холдинг учрежден в 1997 году для реализации проекта по производству алюминиевой тары для прохладительных напитков и утилизации отходов (на базе завода в Дмитрово, Московская область). К 2001 году годовой объем производства только баночной ленты увеличится до 85 тыс. тонн и до 750 млн. баночных корпусов. Объем инвестиций в этот проект составил 69 млн. долларов. В течение двух лет объем инвестиций в дмитровский завод составит около 130 млн. долларов.

АО «Абаканвагонмаш» (Абакан, Хакасия). Производит универсальные крупнотоннажные и специализированные контейнеры и грузовые вагоны. В рамках проекта группы предполагается увеличение объема производства до 12 тыс. контейнеров и выпуска алюминиевых вагонов-рефрижераторов.

По результатам 1997 года оборот предприятий группы «Сибирский алюминий» превысил 1 млрд. долларов.

Группа исповедует стратегию экономической интеграции с предприятиями отрасли Украины, Казахстана и Таджикистана. В перспективе речь идет о создании транснациональной вертикально интегрированной корпорации с замкнутым технологическим циклом производства, переработки алюминия и реализации алюминиевой продукции.

С президентом

«Сибирского алюминия» беседовала Ганна ЛЮТА

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК