НАЛОГОВОЙ НЕ ХВАТАЕТ ТОЛЬКО ПРАВА ПЕРВОЙ НОЧИ

22 мая, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 21, 22 мая-29 мая 1998г.
Отправить
Отправить

Тем, кто выживет после налогового залога, посвящается В сдержанно-торжественной атмосфере киноза...

Тем, кто выживет после

налогового залога,

посвящается

В сдержанно-торжественной атмосфере кинозала Украинского дома вопрос прозвучал как удар хлыста, как взрыв - при полной безучастности работников спецслужб и столь же полном восторге отечественных «болельщиков». Представившись, руководительница одной из киевских фирм поинтересовалась у главы украинской делегации на ежегодном собрании директоров ЕБРР в Киеве, вице-премьер-министра Сергея Тигипко его оценкой недавнего президентского указа о налоговом залоге, позволяющем, по ее словам, налоговикам конфисковывать все движимое имущество без суда и следствия. И вице-премьер-министр, а за ним и министр финансов Игорь Митюков начали весьма пространно толковать о тяжелой ситуации с доходной частью бюджета, сведя все в конечном счете к тому, что «налоги платить надо».

Если честно, то объяснения в памяти отложились плохо, ведь, в отличие от практически ничего не понимающих в происходящем у нас иностранцев и, думаю, «ничего такого» не усмотревших в поставленном вопросе, украинская публика сразу почувствовала: протокольности мероприятия пришел конец. Это перед западными банкирами и фирмачами можно без зазрения совести лакировать действительность, это им можно без опаски скармливать всяческие натяжки, а перед нашими такое не пройдет - власть предержащим придется-таки выслушать и хотя бы прокомментировать кое-что из нелицеприятной правды. Иначе зачем по 400 долларов за право носить зеленый бэйджик бизнес-гостя европейского банкирского форума украинскими участниками уплачены? Платили-то наравне с западными гостями...

Может возникнуть сомнение: хорошо ли пинать своих в присутствии столь высокопоставленных иностранных гостей и в условиях, когда и инвестиции кровь из носу нужны, и признание Украины в мире, и понимание с поддержкой? На патриотизм напирал и один из довольно высокопоставленных чиновников, беседуя со мной на неделе - о ирония судьбы! - опять-таки о налоговом залоге. Или, если уж быть абсолютно точной, то об указе Президента Л.Кучмы от 4 марта с.г.

«Вы живете в Украине? - строго вопрошал мой собеседник. - Значит, вам не безразлично состояние государства?» - «Это философский вопрос», - уклончиво отвечала я, отлично понимая, что государство с его бюрократической машиной и рядовой гражданин - если не антагонисты, то уж никак не близнецы-братья. Что чиновник, гуляющий, как кот, сам по себе и не находящийся в тесной узде налогоплательщика, - это не намного меньшее зло, чем неуплаченные налоги. Потому что по воле этого и тысяч других чиновников вместо вовремя выплаченных пенсий и зарплат (о стипендиях уже молчу) и вовремя отремонтированных канализаций чудодейственным образом возникают, к примеру, особняки районных (подчеркиваю, районных, даже не областных или центральной) налоговых администраций, свидетельство чему - не так давно отреставрированное здание на улице Пушкинской, которому, думаю, позавидуют многие украинские ведомства.

Росчерком своего пера чиновник может на многие недели превратить центр столицы, Софийскую площадь, в один гигантский раскоп, чтобы, сорвав вполне добротный еще асфальт, парализовав транспортное сообщение и наплевав при этом на интересы десятков тысяч киевлян, воссоздавать в угоду своим амбициям фрагментик Киевской Руси с какой-то абсолютно уникальной каменной кладкой. Это на самом исходе ХХ века!

Когда я хожу по таким только что вымощенным киевским мостовым, меня не покидает ощущение, будто ступаю по россыпи гривен. Шаг - гривня, еще шаг - две. Печаль гложет душу: если на кого налоговых поступлений в нашей стране и не хватает, то, естественно, не на масштабные проекты, а на стариков, в основном сельских, которые, получив полпенсии за январь, нынче по второму кругу переживают голод 1947-го...

Что сделать, дабы помочь этим несчастным, не ущемляя аппетитов чиновника? Правильно, разобраться с неплательщиками налогов. И как можно круче. 4 марта с.г. Президент подписывает указ «О мерах по повышению ответственности за расчеты с бюджетами и государственными целевыми фондами». В просторечьи - указ о налоговом залоге...

Указом внедряется механизм налогового залога как способ обеспечения погашения налогоплательщиком его задолженности, т.е. «сумм не уплаченных в установленные сроки налогов, сборов (обязательных платежей), а также неналоговых платежей в бюджеты и государственные целевые фонды, пени, штрафов и других санкций».

Со дня возникновения налоговой задолженности все имущество и имущественные права налогоплательщика, а применительно к физическому лицу-субъекту предпринимательской деятельности - имущество и имущественные права, используемые для предпринимательской деятельности, находятся в налоговом залоге, кроме тех, которые в соответствии с законом не могут быть предметом залога, и кроме основных фондов предприятия, признанного казенным.

О возникновении залога орган госналогслужбы сообщает неплательщику в трехдневный срок. В пятидневный срок налоговый залог регистрируется в Государственном реестре залогов движимого имущества (эта процедура вводится с 1 июля 1998 года).

За должником сохраняется право владения и пользования имуществом, находящимся в налоговом залоге. Что же касается отчуждения, то оно «может осуществляться только при письменном согласии органов государственной налоговой службы по месту нахождения налогоплательщика» (эта норма не распространяется лишь на товары в обороте, которые реализуются «по ценам не ниже обычных»).

В случае непогашения недоимки в течение пяти рабочих дней на шестой день блокируются операции по всем счетам налогоплательщика, кроме основного. Если на счетах нет денег, органы госналогслужбы могут изымать наличность должника.

Если же и таким образом недоимку погасить не удается, она может быть обращена на имущество и имущественные права, находящиеся в залоге. Т.е. заложенное имущество выставляется на продажу.

И в заключение. Указом запрещаются уступка требования и перевод долга, а также - с 4 мая с.г. - бартерные операции во внешнеэкономической деятельности (согласно перечню товаров, утвержденному Кабинетом министров).

Юристы уже спорят относительно конституционности данного документа - насколько Президент имел право вторгаться в отрегулированное законами экономическое правовое поле. И действительно - ведь есть в нашей стране и закон о залоге, согласно ст.1 которого «залог возникает в силу договора или закона» (но никак не указа. - Н.Я.), и имеющий силу закона декрет Кабинета министров еще 1993 года о порядке взыскания не внесенных во время налогов и неналоговых платежей, и закон о государственной налоговой службе... Но налоговая администрация, в недрах которой родился данный документ, стоит на своем: налоговый залог, регулирующий отношения не между двумя субъектами хозяйствования, как залог «обычный», а между одним таким субъектом и государством, - это абсолютно не урегулированный в наших законах вопрос. Была, правда, попытка отрегулировать еще в 1996 году (здесь обычно следует ссылка на проект закона об осуществлении платежей на территории Украины из известного пакета «Экономический рост»), но не сложилось...

Дабы расставить некоторые акценты, я поинтересовалась у одного из авторов упомянутого законопроекта, народного депутата Украины Сергея ТЕРЕХИНА, тот ли в президентском указе налоговый залог, что предлагался полутора годами ранее, и получила такой ответ:

- Любые мероприятия по ужесточению процедуры сбора налогов в нашем законе связывались с уничтожением картотеки как класса, очередности платежей и всех безакцептных списаний. Говорилось, что деньги как имущество (а в соответствии с Конституцией - это вид имущества) находятся в полном владении, распоряжении, пользовании собственника. Но этот собственник несет перед государством обязательства по своевременной уплате налогов и отвечает всеми имеющимися у него активами за растрату государственных денег, т.е. неуплаченные налоги, которые он пустил на свои потребности. Тогда же вводился институт налогового залога, однако при этом предприятию давалась возможность использовать имущество, чтобы что-то сделать со своей налоговой недоимкой,- пустить деньги в оборот и отбить, взять кредит, заплатить недоимку, продав акции. Счет не блокировался, конечно. Кроме этого, предлагались достаточно тяжелые административные процедуры. Например, перечень имущества на продажу должно было составить само предприятие; если же оно выбирало неликвиды, которые не продавались, то выбиралось другое имущество - и так далее, до полного погашения задолженности.

Да, налоговый залог нам нужен, как в любом государстве, но при условии, что предприятие само распоряжается своим имуществом и деньгами, и никакой чиновник не указывает ему, что в первую очередь платить, а что - во вторую.

Правда, введение этого института сегодня мне кажется преждевременным, поскольку существует несколько налогов, не связанных с источниками их уплаты (например, дорожный сбор, сбор в инновационный фонд) и чрезвычайно велики начисления на фонд оплаты труда...

В Государственной налоговой администрации, как и следовало ожидать, иного мнения. Здесь считают, что вопрос о налоговом залоге не только назрел - отступать дальше некуда. И полным ходом готовятся выполнять вступивший в действие с 30 апреля с.г. президентский указ. Подробнее позицию налоговиков, а заодно и процедуры налогового залога, я попыталась выяснить у заместителя председателя ГНА Украины Вадима КОПЫЛОВА.

Климат в обществе, напомнил мне Вадим Анатольевич, напрямую зависит от выполнения всех социальных программ, которые предусматриваются бюджетом, другими законами. А возможность выполнения этих программ зависит от состояния казны:

- В любой стране существует проблема сбора налогов. И, конечно же, сборщики налогов тоже в свою очередь влияют на состояние производителя. Так что одна часть общества надеется на определенные гарантии со стороны государства, которые зависят от того, как вторая часть общества будет выполнять свои обязанности.

- Вадим Анатольевич, меня не надо агитировать, давайте разберемся с конкретными механизмами указа...

- Я не агитирую - только обрисовываю ситуацию. Первое. За последний год долги наших производителей по обязательствам перед государством выросли в три раза и составили пять миллиардов гривен, тогда как год назад, в мае, они составляли 1,6 млрд. Второе. Госбюджет выполняется на 65-70 процентов. А ведь он и без того напряженный - вы, наверное, помните, как тяжело урезывались расходы... Ну а что дальше, к чему мы придем, если производственные мощности используются на 15-20, максимум 30 процентов, значительная часть общества отодвинута от сферы созидания, она в сфере посредничества? В принципе, оттуда и идут сегодня основные возмущения. Посредник между кем и чем? Кому нужны такие посредники? Общество должно производить...

- По-вашему, указ будет способствовать развитию производства? Этому будет способствовать механизм налогового залога, блокировка расчетных счетов (кроме основного) с шестого дня? Или продажа имущества предприятий в обход закона о банкротстве, в обход арбитражного суда?

- Думаю, да. Вот вы поднимаете вопросы о блокировке счетов, о возможной невыплате заработной платы. А кто вам сказал, что указом изменен вчерашний порядок работы картотеки? Он остался прежним. Та же очередность платежей: 15 процентов поступлений (а при наличии задолженности по заработной плате - 50 процентов), итого 65 процентов - на нужды предприятия и 35 процентов - на выполнение обязательств по судебным решениям, по инкассовым распоряжениям. Потому крики о том, что указ кардинальным образом изменил ситуацию в сторону невыплаты заработной платы, мягко говоря, безосновательны...

- Получается, что в этой части президентский указ реанимирует механизм картотеки, который стал было пробуксовывать после принятия решения о множественности банковских счетов?

- Я бы сказал по-другому: который стал хуже срабатывать. У меня есть весьма впечатляющий пример по одному предприятию. За первый квартал через счет прокачано 1,5 млн. грн., налоговая задолженность - 20 млн., но на ее погашение пошло всего 35 тыс. грн. Если же брать в целом по стране, то количество должников - юридических лиц за квартал увеличилось почти на 10 тыс. Общая сумма недоимки возросла с начала года с 2,5 до 5 млрд. По налогам рассчитываются только обязательные плательщики - на 90, нет, почти даже на 100 процентов. А те, кто не платил, похоже, платить и не собираются.

- И все же закрытие банковских счетов вряд ли позитивно скажется на производственной деятельности, за которую вы так ратуете.

- Да ведь основной счет не закрывается, на него будут перекачиваться деньги со вспомогательных счетов. И делается это на том основании, что у данного субъекта хозяйствования есть задолженность по его прямой обязанности - платить налоги. Таких должников среди субъектов хозяйствования у нас в стране 10 процентов - т.е. порядка 67-70 тысяч.

Понимаете, это уже психология такая. Мы почему-то считаем, что каждый вправе выполнять свои обязанности перед государством только тогда, когда ему хорошо. А когда плохо - не делать этого. И говорим: государство, потерпи, мы налогов платить не будем, так как заняты своей проблемой. Нужно поскорее стать богатенькими...

Все это усугубляется еще и продолжающимся переделом собственности. Поэтому я бы сказал, что первопричиной ухода в тень является не налоговый пресс, а желание более быстрыми темпами накопить капитал и... потеря дисциплины, ответственности. Против всего этого и направлен указ. На мой взгляд, это шаг вперед, который вынудит немножечко изменить свою психологию - от паразитирующей к созидающей.

Теневая экономика должна откуда-то качать ресурсы. Но откуда? Только с живого, но уже убогого, больного производителя. И, судя по нашему анализу схем, которые используются между легальной и нелегальной экономикой, скрывалось это за бартером и уступкой требований. Использование договоров уступки требований давало возможность нелегальному сектору возникнуть в любой точке экономики в момент появления там денежной массы. Теперь эта практика запрещена указом.

- Однако, ей, вероятно, быстро найдут замену...

- Да, взамен уже существует механизм вексельного обращения. Но указ дает возможность сделать отношения прозрачными - если, конечно, субъект имеет задолженность перед государством. Если твое имущество попадает в налоговый залог, ты должен согласовывать свои действия по его отчуждению с налоговыми органами. Та же самая уступка требования, оформленная векселем, попадает теперь под контроль государства. Но, еще раз подчеркну, - только при невыполнении налоговых обязательств. Не думаю, что в налоговую обратится клиент, который и без того уже в долгах как в шелках, и предложит реализовать продукцию по смехотворной цене, с получением денег только через год, в течение которого он не будет платить зарплату коллективу...

- А не боитесь, что за определенную мзду он найдет в районной налоговой самое горячее понимание? Ведь в исполнении указа будут задействованы сотни налоговых администраций по всей стране. Трудно представить себе, насколько полезный указ для мздоимца - контролировать каждую операцию предприятия, не имея на то четких критериев!

- Вы, вероятно, в курсе - в налоговой администрации существует специальная служба, которая занимается выявлением фактов нечистоплотной работы...

- Но непонятно, зачем создавать питательную среду для злоупотреблений.

- Хорошо, но в таком случае у нас вообще не должно быть никаких законов. Ибо если есть закон, есть и соблазн его нарушить...

- Погодите, но как будет осуществляться столь всеобъемлющий контроль за должником? Как конкретный руководитель налоговой будет определять цены, по которым реализуется товар, - обычные они или не совсем обычные? Как будут давать в каждой районной налоговой администрации разрешения на отчуждение имущества?

- Такой механизм сегодня разрабатывается, к началу июня он будет готов и тогда мы сможем говорить о деталях. Пока же отмечу, что решения по вопросам налогового залога будет принимать не рядовой налоговый инспектор, а руководитель районной налоговой администрации (первое лицо или его заместитель). И руководствоваться он будет документами - с одной стороны, теми, которые подготовил инспектор, а с другой - представленными самим налогоплательщиком. Если же налогоплательщик не согласен с подготовленным по нему решением, он может обратиться в этот же налоговый орган, а затем и в вышестоящий. У нас же существует порядок обжалования решений, он нормально действует. Мало того - в случае, если решение вышестоящим органом отменяется, специалисту, который его подготовил, это учтут при аттестации. Поверьте, мы понимаем ответственность, возложенную на нас указом, и на сегодняшний день организовали работу по повышению ответственности руководителей налоговых администраций, их заместителей, работников подразделений, которые будут заниматься вопросами налогового залога.

Что же касается такого момента, как реализация имущества, то сами налоговые ею заниматься не будут. Продавать имущество станут на аукционах, а производить оценку - эксперты, имеющие сертификаты. На сегодняшний день институт независимых экспертов в государстве уже существует, они задействованы в приватизации...

- Кстати, я бы хотела обсудить еще один аспект. Если копнуть проблему налогового залога поглубже, то возникают очень серьезные опасения, что государственные предприятия, которых среди должников очень много, будут приватизированы в обход приватизационных законов...

- Да нет, никто не собирается этого делать! Предполагается, что там, где речь идет о госпредприятиях, необходимо будет разрешение на реализацию имущества от органа, этим имуществом управляющего. И вообще, мы пропишем многоступенчатую процедуру...

- ... но ведь об этом в указе ничего нет, там только общие фразы и чрезвычайно схематичный механизм. Понимаю, указ не начнет действовать против 67 тысяч должников сразу и в один день. Здесь тоже возникают опасения - чье и какое именно имущество пойдет с молотка первым? Имущество того, кто имеет десяток «мерседесов», или того, у кого конфликт с местной налоговой администрацией?..

- Главнейший принцип в нашей работе - это принцип неразрушения налогоплательщика. И в проекте одного из разрабатываемых нами нормативных актов так и записано: недоимка в первую очередь обращается на «движимое имущество, которое не используется непосредственно в производственном цикле, оборудование непроизводственных помещений, легковой автотранспорт, предметы дизайна офисов, а также другие материальные ценности, которые не принимают участия и не предназначены для непосредственного участия в производстве». Во вторую очередь - на готовую продукцию, в третью - на движимое имущество, которое сдано другим лицам в аренду по договору заема, проката, если эти договоры расторгнуты или признаны недействительными в установленном порядке.

В четвертую очередь... Вы знаете, относительно этой четвертой очереди я сам сомневаюсь: согласно проекту положения, налоговая недоимка обращается на сырье и материалы, предназначенные для производства, а также на станки, оборудование. Все же думаю, что до четвертой очереди дело вообще не должно доходить. Здесь речь должна идти о смене собственника целостного имущественного комплекса.

- Если говорить о госимуществе, мы снова пришли к приватизации...

- Ну причем тут госимущество, вы меня извините! Если собирать налоги имуществом, то чем тогда выплачивать заработную плату? Вы, пожалуйста, не бойтесь, что будет какое-то огосударствление. Будет реализация высоколиквидного имущества, не участвующего в производстве, наших излишеств.

Я думаю, самое главное для налогоплательщика - не продажа, главное - угроза быть проданным. Чтобы он наконец начал принимать меры по своевременной уплате налогов, а не пребывал в полнейшей уверенности, что завтра за неуплату ему ничего не будет.

- А почему все-таки нельзя было использовать судебную процедуру? Тогда и претензий к указу было бы меньше.

- Во-первых, судебная процедура длится, как правило, около полугода, иногда девять месяцев. За это время любая мобильная хозяйственная структура очень легко сбрасывает долги и, сделав предприятие мертвым, начинает свою жизнь где-то рядышком, под другой вывеской.

Вот статистика за прошлый год: судами было принято 4,1 тыс. решений о банкротстве, стоимость имущества предприятий-банкротов составляла 246 млн. грн. Однако от продажи этого имущества удалось выручить лишь 2,6 млн. Ну не работает этот механизм, разве не понятно?

- Мне очень интересно, как будет на практике выделяться имущество должников на продажу. У вас есть предложения на этот счет?

- Я вам уже говорил о первой очереди, второй и т.д. В каждой налоговой будет специальная служба, которая этим займется... Пока же указ только в начальной стадии реализации - должникам разосланы сообщения о том, что их имущество находится в налоговом залоге.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК