КОСМОС ПОЧТИ ЗАКРЫТ

13 марта, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 11, 13 марта-20 марта 1998г.
Отправить
Отправить

Все ушли в рынок… Пожалуй, это предприятие одно из самых таинственных в Украине. Еще недавно харьковские таксисты отказывались везти туда пассажиров, мотивируя, что не знают, куда ехать...

Все ушли в рынок…

Пожалуй, это предприятие одно из самых таинственных в Украине. Еще недавно харьковские таксисты отказывались везти туда пассажиров, мотивируя, что не знают, куда ехать. Когда семь лет назад формировалась делегация для поездки в США, кандидатура его директора вызвала множество вопросов: «Что за завод? Почему его?» В бывшем СССР предприятие было строжайше засекречено, ибо стопроцентно работало на военно-промышленный комплекс, но зато во всем мире средства массовой информации буквально «взрывались», узнавая о создании новой ракеты СС.

«Хартрон». Предприятий, подобных ему, в Украине не было и нет. Даже само слово «предприятие» сюда как-то не подходит, как, впрочем, и понятие завод. Ибо в действительности это огромнейший мозговой центр с многочисленными конструкторскими бюро, лабораториями и заводом. С самого начала было две организации - конструкторское бюро и завод. В отличие от общепринятого последний был подчинен КБ, несмотря на то, что целью была не наука, а готовые образцы продукции - системы управления для ракетно-космической промышленности. В этом направлении «Хартрон» за 29 лет своего существования прошел длинный путь - от первых систем управления (СУ) для самой простой ракеты до сложнейших автоматических отказоустойчивых систем.

Любая система управления всегда состоит из датчиков, которые поставляют информацию, устройства обработки этой информации, которое обеспечивает выполнение процесса движения или технологического процесса, и органов управления - реле, задвижек, клапанов. СУ современными ракетами относится к классу автономных: всю информацию она имеет на борту. Задача СУ убрать различные помехи и вести ракету по заданному пути. Иногда это сложная система с астродатчиками, т.е. коррекцией по расположению звезд на небе. Для высокоточных методов управления нужна мощная вычислительная машина, сложнейшее программное обеспечение…

Есть такое понятие полетные задания, о них уже услышал весь мир. Это информация, которая вводится в память бортовой вычислительной машины ракеты перед ее стартом. Полетное задание рассчитывается по сложнейшим программам. Так вот, все перечисленное выше - продукция «Хартрона». Он делает всю технологию запуска и доставки полезного груза в нужную точку. Он же осуществляет авторский надзор, сервисное обслуживание СУ в течение всех лет, пока она стоит на дежурстве.

В послужном списке предприятия - и баллистические ракеты, и те, что выводят космические аппараты. Самые известные из боевых - СС-18, СС-19. «Сатана» - так прозвали СС-18 американцы. У нее характерный пуск, так называемый минометный старт. Многотонную «игрушку» выстреливают, как из ружья, только после этого запускаются двигатели. Это одна из самых грозных ракет, имеющая высокую точность и мощность. Одним запуском она может поразить 10 целей, ибо третья ступень, так называемый орбитальный буксир, развозит в специальные точки пространства 10 боевых зарядов.

Это о таких ракетах сказал президент России Борис Ельцин: «Обнулили полетные задания». Сегодня, когда ракеты стоят на дежурстве без введенных полетных заданий, то есть никуда не нацелены, на «Хартроне» тихо радуются:

- Слава Богу, что все закончилось только научными проектами и экспериментальными запусками. Если бы, не приведи Господи, когда-нибудь все ракеты были запущены, это означало бы конец существования Земли. Заражение атмосферы приобрело бы такие масштабы, что не выжило бы ничто живое.

Системами управления «Хартрона» оснащены ракетоноситель «Энергия», орбитальные модули «Квант», «Квант-2», «Кристалл», «Спектр», «Природа» космической станции «Мир», свыше 100 космических аппаратов серии «Космос». На счету предприятия - ракеты-носители, которые вывели на орбиту около тысячи космических аппаратов.

Много теплых слов можно сказать тем, кто придумал эти ракеты и буксиры. Это исключительно талантливые люди, гениальные конструкторы, которые умеют выжать из техники все, что можно. Говорят, что если все возможные неисправности сложить «пирогом», то ракета не должна лететь в принципе. Но поскольку защита от неисправностей построена в расчете на то, что все они произойдут одновременно, ракеты летают, и притом с высокой точностью и отказоустойчивостью. К примеру, бортовая вычислительная машина должна проработать без сбоев 10 лет. Когда после нескольких лет такие машины снимали и анализировали, то оказывалось, в них накапливалось до 50-80 отказов, но техника при этом продолжала работать.

- У нас есть традиция - каждая последующая система управления была совершеннее предыдущей, поэтому специалисты не пугаются нетрадиционных решений, - говорит директор по маркетингу АО «Хартрон» Александр Бек. - «Хартрон» как тот студент - главное иметь конспект, а сдавать можно хоть завтра. В ходе выполнения работ происходит своеобразная селекция специалистов. Посмотрите, как много дельных ученых в военных академиях, почему же они ни разу не разработали никакой СУ? Они теоретики. Мы же выпускаем не «бумагу», где нарисовано, какой хорошей и красивой будет система, а создаем саму систему, которая своей работой подтверждает искомые характеристики. В багаже наших специалистов - электроиспытания, испытания на полигоне, эксплуатация, работа с военными, рекламации. Не пройдя этого на разных объектах, не получишь необходимого. Да, ты знаешь, как делать, но изготовить не сможешь. Как только натолкнешься на первый сучок, окажется, что на практике все не так, как было в теории, и обойти этого нельзя.

Обычно от чистого листка до начала работы СУ - пять лет. «Хартрон» несет ответственность за все этапы: разработку, отработку, эксплуатацию и серийное производство…

Квалификации специалистов предприятия можно только позавидовать. Их фамилии не найдешь на полосах газет, а лица, как правило, не мелькают на телеэкранах. Зато на предприятии есть музей, и в нем - вся история «Хартрона».

Подпись под одним из фото гласит - Борис Михайлович Коноплев. В 1959 году, не имея высшего образования, он стал первым руководителем «Хартрона» (тогда эта организация называлась КБ электроприборостроения и завод «Электроприбор»). Те, кто помнят Бориса Михайловича, характеризуют его как человека образованного и талантливого, с недюжинными организаторскими способностями. Рассказывают, что в его биографии был такой факт - имея диплом техника, защитил докторскую диссертацию. Борис Коноплев погиб в 1960 году при аварии ракеты СС-7. Она взорвалась на старте самым диким образом: при проведении электроиспытания запустился двигатель второй ступени и прожег баки первой ступени. Все, кто сидел за столиками и пил нарзан прямо у старта, сгорели.

С 1990 года генеральным конструктором и генеральным директором «Хартрона» работает Яков Айзенберг - доктор технических наук, профессор, академик Международной академии астронавтики и Международной академии информатизации, генеральный конструктор СУ в Украине. С 1995-го он является председателем правления АО «Хартрон».

Предприятий, которые подобно «Хартрону» производят СУ, в мире не так уж и много. Если говорить о Европе, то два во Франции, по одному в Германии и Англии. В бывшем СССР по мощи с ним мог сравниться лишь научно-исследовательский институт автоматики и приборостроения, находящийся в Москве. Были и другие фирмы - в Москве, Красноярске, Самаре, но они занимались отдельными фрагментами, делали СУ спутниками.

Перестройка и распад Союза застали «Хартрон» в период активного роста. В разговоре со мной один из работников предприятия сравнил его с пышной розой, которую поставили в вазу без воды и она засохла. Впрочем, полного усыхания все-таки не произошло. Чистой «оборонки» осталось около 10 процентов. Ракеты еще стоят на дежурстве, и сопровождение их по-прежнему на плечах харьковчан. Добавился и заказ малышевцев по пакистанскому контракту. Примерно 20 процентов приходится на заказы по космосу. Остальное оказалось невостребованным. И «Хартрон», еще недавно работавший только по госзаказам, вступил в рынок.

Где-то процентов на сорок уменьшилась численность. Как шутят на предприятии, их компьютерщики «захватили» все коммерческие банки. Удалось избавиться от соцкультбыта: 39 многоэтажных домов, на содержание которых уходило до 20 процентов доходов предприятия, перешли на баланс города. По мере сокращения в 7-8 раз заказов по космической тематике было решено развивать новые направления. «Хартрон» занял нишу в энергетическом рынке, стал главным разработчиком по реконструкции СУ, которые стоят на атомных электростанциях. Сегодня здесь делают СУ для газовых компрессоров, средства управления для транспортировки нефти и газа, коксохимических и металлургических комбинатов.

Главный бич предприятия - неплатежи, чтобы разобраться в финансовых хитросплетениях, на которые поневоле идут производственники, нужно обладать недюжинными математическими способностями. Судите сами. Выполняя заказы, на «Хартроне» зарабатывают деньги и параллельно ведут расчеты электроэнергией, коксом, бензином. На практике это выглядит так. Предположим, что атомная станция должна «Хартрону» 1 млн. гривен. Харьковчане ищут предприятие или группу заводов, которые должны за электроэнергию 1 млн., погашают их задолженность, а у предприятий берут их продукцию, продают и получают деньги. Есть и другой путь: деньги, получаемые «за космос», вкладываются в комплектацию заказов для атомных электростанций, а при выполнении космических заказов оплата за использованную электроэнергию идет «псевдоденьгами».

Изменить ситуацию «Хартрон» не в силах: цепочкой с ним связаны около 50 предприятий. Сегодня «Хартрон» должен 15 млн. гривен, ему должны 18 млн. Как видим, неплохое сальдо, и будь это деньги, предприятие не испытывало бы трудностей ни в закупке комплектующих, ни в выплате зарплаты. Впрочем, с нового года ее платят на всех предприятиях «Хартрона» более или менее регулярно. Но задолженность за два-три месяца прошлого года так и осталась.

Сегодня «Хартрон» - это акционерное общество, состоящее из 14 функциональных подразделений - закрытых акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью, правом юридического лица, ее собственным расчетным счетом в банке и самостоятельной политикой поиска поставщиков, рынков сбыта, инвесторов под свои проекты. 90 процентов акций этих подразделений принадлежит АО «Хартрон». Права акционеров не нарушены, уставный фонд не изменен, поменялась лишь его структура, т.е. увеличилась доля ценных бумаг и уменьшилась доля имущества.

- Мы сделали первый шаг на пути к холдинговой компании, - говорит Николай Вахно, заместитель председателя правления по финансам и учету АО «Хартрон». - Сегодня 74 процента акций АО принадлежат Фонду госимущества Украины. Мы предлагаем не просто их продать, ибо что такое деньги - получил, проел и все, а выставить на конкурс с тем, чтобы те, кто их получит, вложили в «Хартрон» инвестиции в виде оборудования, технологий. Мы заинтересованы, чтобы наши заказчики из России стали участниками компании. Мы им - акции, они нам - заказы, подкрепленные технологиями.

Нынче, ввиду изношенности средств производства и устаревших технологий производственная сфера является едва ли не самым узким местом АО «Хартрон». Для выпуска конкурентоспособного на мировом рынке электронного оборудования и программного обеспечения необходимо привлечение инвестиций, пополнение оборотных средств. Сегодня инвесторов, заинтересованных в области СУ, в Украине нет. Но интерес к тому, чем занимается АО, есть за рубежом. В рамках международного космического проекта «Альфа» «Хартрон» разработал и изготовил СУ функционального грузового блока, систем управления малых ракет-носителей (СП «Космотрас» с Россией и «Фиат-авиа» с Италией). На совместном предприятии «Westinghouse» и «Хартрона» - «Вестрон» заканчиваются работы по созданию информационно-вычислительной системы для первого блока Южно-Украинской атомной станции. Первая очередь системы уже более года функционирует в локальном режиме. В конце марта предполагается отправка нынешнего заказа. Оборудование уже собрано, отрабатывается математика, готовятся сдаточные испытания. В конце мая - начале июня ИВС первого блока должна быть введена в эксплуатацию.

Харьковчане очень тщательно следят, чтобы их продукция соответствовала мировым стандартам, если надо, твердо отстаивают свою репутацию. Пример тому - дуэль в Высшем арбитражном суде Украины с Общественным российским телевидением (ОРТ) и украинским телеканалом «Интер». Сообщение о причастности «Хартрона» к аварии при стыковке российского корабля «Прогресс» и станции «Мир» чуть было не стоило харьковчанам сотрудничества с американской фирмой «Westinghouse». Это уже позже выяснилось, что СУ, установленные на корабле, разрабатывали москвичи, что подкачала даже на АСУ, а экипаж, отключивший автоматику, вследствие чего не была выдержана расчетная скорость движения. А тогда, в июне 1997-го, после сообщения в программе «Время», разговор с партнерами по «Вестрону» был более чем сложным - в полете находился американский астронавт…

В конце прошлого месяца из Москвы приезжала делегация в Харьков, чтобы уладить конфликт, и, по неофициальным данным, стороны пришли к согласию. Так что не исключено, что судебное решение больше не потребуется.

На «Хартроне» очень внимательно относятся к своим партнерам и готовы рассматривать любые предложения относительно взаимовыгодного сотрудничества. Потенциал для этого есть. Александр Бек, директор по маркетингу АО «Хартрон», говорит, открытым пока остается вопрос использования потенциала предприятия в создании ракетно-космической техники.

Сегодня заказы на космос идут преимущественно из России. Заинтересована ли она в расширении этих связей или может переключить проекты на свои предприятия? Конечно, в России достаточно талантливых людей, опыта, чтобы самим делать системы управления. Но целесообразно ли это? Безусловно нет - нужно время и слишком большие затраты на накопление нужного интеллектуального потенциала. «Хартрон» внимательно следит за развитием украинско-российских отношений, ибо многое зависит от них. Внушает надежду и европейский пример сотрудничества Франции, Англии, Германии и Бельгии в создании космического проекта «Макс».

Есть и еще один вопрос, от которого зависит будущее как «Хартрона», так и многих украинских заводов. Нужна ли Украине своя космическая промышленность? Венгрия не имеет ее и живет спокойно, Болгария и Польша, похоже, тоже не страдают. Да, удовольствие дорогостоящее, ибо все, что связано с космосом, находится на самом передовом уровне науки и требует постоянных инвестиций, обновления технических средств. В конце концов, не все Украина должна производить у себя. К примеру, в нашей стране уже никогда не создать хороший видеомагнитофон, современный, с автоматической настройкой на каналы телевизор. Можно купить готовую плату и собрать, но не создать. Ибо нет тех мозгов, интеллекта.

Ракетно-космические мозги в стране пока есть, еще не все хартроновцы ушли в торговлю, в бизнес. Сегодня «Хартрон» и Украина способны создавать, но лет через пять процесс станет необратимым…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК