ЭНЕРГОрынок = энергоРЭКЕТ

17 октября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 42, 17 октября-24 октября 1997г.
Отправить
Отправить

Преобразования в энергетическом секторе Украины, которые до сих пор преподносятся чуть ли не в ка...

Преобразования в энергетическом секторе Украины, которые до сих пор преподносятся чуть ли не в качестве единственного достижения на фоне развалившейся экономики, на поверку скорее всего могут оказаться блефом

Ежедневно с экранов телевизоров и по радио нам приходится слышать не только о «сокращении задолженности по зарплатам» бюджетникам и шахтерам, но и предупреждения такого рода: «Если вы хотите, чтобы не было перебоев с электроэнергией, - экономьте ее!» И тут же ненавязчиво сообщают о почти полуторамиллиардной (в гривнях) задолженности потребителей только за электроэнергию, производимую атомными электростанциями (про гидро- и тепловые станции можно сказать то же самое). При этом, правда, общественное мнение успокаивают стандартной фразой о том, что все измеряемые параметры АЭС в норме... Пока в норме.

Вот тут-то самый момент вспомнить, что россияне, поставлявшие твэлы для украинских АЭС в последние годы, свои обязательства практически выполнили. А больше вроде как нечего обменять на ядерное топливо для украинских АЭС... Была надежда на получение твэлов в обмен на истребители, завалявшиеся в украинской армии. Но россияне недавно доходчиво пояснили, что этот металлолом им и даром не нужен. Так что за ядерное топливо теперь надо чем-то, а вернее деньгами платить.

Так-то вот получается: атомщикам задолжали кучу денег, они в свою очередь не имеют их для закупки твэлов, а прежде поставленное ядерное топливо уже на исходе. Наверное, не надо объяснять, что будет, если в реакторах отечественных АЭС вовремя не заменить топливо...

А что же энергорынок, ведь там продается и электроэнергия атомщиков? В том-то и дело, что ничего. Вроде как ни при чем. Он - сам по себе. Вроде как сидит на обочинке и посмеивается над всеми.

Но хуже всего то, что никто, похоже, всерьез не собирается вмешаться в эту историю, дабы остановить продолжающееся сползание энергетики, а за ней и всей экономики в никуда. Все почему-то заняты исключительно разговорами о предстоящем насыщении государственной казны 500 млн. гривен, значительную часть которых намереваются получить за счет продажи акций семи десятков энергетических предприятий Украины.

Разделяй

и властвуй...

Не берусь утверждать, что не случись год назад в энергетическом секторе экономики того, что называют энергорынком, современная участь энергетики была бы безоблачной. Это вряд ли возможно в нашем случае. Но сейчас речь о том, что же все-таки произошло и происходит.

Обойдемся без излишней в данном случае конкретизации (писано об этом предостаточно, а читатели «Зеркала недели» вообще, наверное, знакомы с этой проблемой как никто другой). Напомним саму схему и декларируемый прежде смысл затеи. А представителей международных финансовых институтов, в частности Всемирного банка, спешу уверить, что не стоит все написанное расценивать в качестве обидных и беспочвенных нападок на иностранных инвесторов. Они, вероятно, хотели как лучше - в их представлении. Но делали все это отечественные господа. И что сделано, то сделано. Никто не обвиняет международные фининституты в развале украинской энергетики. Хотя, честно говоря, в поиске аналогов в других странах, где как и в Украине международные финансовые институты способствовали (или пытались это делать) рыночным преобразованиям, найти мало-мальски похожего на современный украинский энергорынок не удалось. Не нашли его и многочисленные эксперты, которые пытаются уяснить, что же тут произошло. Может, поэтому их мнения кардинально расходятся? И, возможно, это и есть пусть не основная, но все же веская причина того примечательного факта, что Всемирный банк отказался выделить обещанные почти год тому назад несколько десятков миллионов долларов - очередной транш кредита для украинской энергетики?

Итак, государство пару лет назад расписалось в своей финансовой непричастности к электроэнергетике. И на базе всего этого хозяйства были образованы государственные акционерные (и придумали же формулировочку!) энергогенирирующие и энергоснабжающие компании. Первые оформились юридически на базе электростанций (ГЭС, ТЕЦ, АЭС), вторые - региональные предприятия по сбыту электроэнергии потребителям (Киевэнерго, Донбассэнерго, Захидэнерго и другие бывшие облэнерго). Всем этим энергохозяйством стал управлять НДЦ - Национальный диспетчерский центр при Министерстве энергетики Украины. Но при этом все проблемы генерирующих компаний остались при них - закупка топлива, сбор платежей и т.п.

Когда Всемирный банк (эксперты которого не один год упорно трудились над изучением проблем украинского энергорынка и поиском его оптимальной схемы) постиг глубину энергетической пропасти Украины, был предложен вариант организации энергетики в виде энергорынка. Если говорить просто, то: вместо существующего прежде распределения всей вырабатываемой электроэнергии через НДЦ, украинским энергетикам, загинающимся от неплатежей, предложили кредит «для поддержки штанов» при условии создания энергорынка. То есть на месте НДЦ должен появиться «Энергорынок». Но к этому еще несколько условий, например, так называемая прозрачность, относящаяся как к ценам, так и к платежам.

С ценами разобрались быстро - государство воспользовалось своей естественной монополией и установило тариф на киловатт-час, хотя прозрачность здесь если и присутствует, то исключительно в виде призрачности (об этом - несколько позже). С платежами все остается намного сложнее. Всемирный банк - как кредитор и советник - хотел бы, например, чтобы 50% платежей за электроэнергию проходило через банковские счета.

Но это требование в нынешних условиях украинской действительности даже звучит как издевка и имеет призрачные шансы на выполнение: реально «живыми» деньгами оплачивалось несколько больше 10% стоимости электроэнергии, да и то только в последние месяцы. А в сентябре энергетики собрали только 9% стоимости отпущенной электроэнергии деньгами.

Бартер

как искусство выживания

Дело даже не в том, что энергетикам мало платят, особенно деньгами. Практически администраторам и финансистам энергогенерирующих и энергосбытовых компаний невыгодно получать на свои счета реальные деньги - им все равно ничего не достанется, да еще и налоги придется уплатить. Судите сами, как только на счету энергетического предприятия появятся деньги - налоговики тут как тут: вынь да положь. А там еще надо расплатиться за топливо, но еще за то, что в прошлом году сожгли и т.п. В итоге у энергетиков нет денег даже на зарплату сотрудникам, не то что там для закупки запчастей и агрегатов, а также топлива на ближайший месяц и т.п. Для энергетиков (как это ни парадоксально!) единственным выходом остается бартерный расчет - со всеми за все. И вполне понятно, что в этой ситуации они не торопятся что-то особо изменить.

Председатель Государственной налоговой администрации Николай Азаров не так давно констатировал, что по уровню собираемости налогов мы приблизились к европейским стандартам. Это так. Но с той разницей, как подчеркивает советник Президента Украины Владимир Рыжов, что во всем цивилизованном мире налоги собирают один раз в год, а у нас налоговые службы в своем рвении быть в русле правительственного фарватера пытаются собирать налоги с предприятий чуть ли не еженедельно. У них там (за рубежом) существует практика отсрочки платежей и предприниматель сам вправе решать, куда ему в первую очередь направить свои средства. А для предпринимателей в Украине чуть ли не законодательно устанавливается очередность платежей, безакцептное списание со счетов за те же энергоносители, обязательные социальные платежи, НДС; есть в Украине ко всему еще и картотека. Так что бартер, выходит, практически спасает промышленников и торговцев от... правительства, которое во что бы то ни стало стремится собрать все возможные налоги и отчисления (с тех, кого может проконтролировать, в том числе энергетиков), не задумываясь о том, как предприятиям дальше жить. Это просто «развращает» руководителей отечественных предприятий, превращая их в поклонников бартера. И как результат, например, энергетикам Донбасса в свою очередь свыше 250 млн. грн. должны угольщики, 85 млн. грн. - металлургические предприятия, до

40 млн. грн. - аграрии, около

25 млн. грн. - коммунальные хозяйства и региональные бюджеты.

Это в общем-то национальная особенность украинского рынка, так сказать субъективный довод. Но есть еще относительно объективные. Например, тот факт, что во всем мире наблюдается стойкая тенденция к сокращению операций через банки. Советник Президента Украины Владимир Рыжов, изучавший эту проблему, говорит, что за последние десять лет товарообменные операции увеличились вдвое, в то же время только каждая четвертая сделка - денежная. При этом он согласен с прогнозами экспертов о том, что к 2010-2015 годам около 50% общего товарооборота составят именно товарообменные (бартерные, по-нашему) операции. В общем, оказывается, мир не любит гонять деньги впустую. Другое дело, что побудительные факторы для укрепления такой тенденции в других странах принципиально отличны от тех, которые превалируют в украинской действительности...

Для энергетиков преимущество бартера еще и в том, что такие схемы дают единственную на сегодня реальную возможность удешевить себестоимость и цену электроэнергии для покупателей. Если учесть, что в стоимость многих товаров, производимых в Украине, цена энергоносителей, в частности электроэнергии, составляет львиную долю, то этот факт не стоит нивелировать. Хотя, возможно, это вопрос спорный.

Киловатт-час

как единица измерения национальной безопасности

Когда кабминовские аналитики заявили о прогнозируемом в 1998 году росте ВВП в 0,5%, они почему-то не потрудились задаться вопросом: а за счет чего, собственно? Вопрос, между прочим, не праздный, ибо структура ВВП и его «растущих» составляющих многое объясняет. Ну вот, например, в металлургической отрасли (в добавочной, выходит, стоимости металла?) 40% приходится на энергоресурсы, в том числе и электроэнергию. И что будет означать увеличение или уменьшение показателей по этой отрасли: либо там ввели энергосберегающие технологии, либо им просто отключили подачу энергоносителей из-за неплатежей? Что будет значить снижение энергопотребления в той же металлургии, может, это производство вообще остановится? То же самое с транспортной отраслью, в стоимости услуг которой - 12 % составляет электроэнергия. Если снижение энергопотребления, так почему: или уменьшился грузо- и пассажиропоток, или предприятия просто не смогли вовремя уплатить энергетикам?

Да, в последнее время в Украине энергопотребление сократилось на 7,58%. Но это, по мнению аналитиков, никак не соизмеримо с падением ВВП. Падение производства никак не пропорционально снижению потребления энергоносителей. По уровню энергоемкости производства Украина, что общеизвестно, занимает одно из первых мест, чего нельзя сказать о рентабельности и качестве. В Германии, например, на производство единицы ВВП приходится всего около

0,16 кВт/часов электроэнергии, в Аргентине - 1,7, а в Украине - около 5.

Упоминание Германии не случайно уже потому, что многие эксперты объясняют недавний «обвал» курса марки по отношению к другим валютам одним из временных факторов в ее экономической стратегии, направленной на экспорт, что имеет особое значение в преддверии общеевропейского объединения, в том числе в отношении единой евровалюты.

Но так или иначе, а в структура ВВП имеет непосредственное отношение к стабильности национальной экономики и ее безопасности. Эксперты на сей счет предлагают несколько вариантов, но смысл многих из них сводится к кардинальному изменению структуры ВВП (надеюсь, профессионалы простят мне значительное упрощение их версий). Одна их них предлагает сделать в Украине некое подобие так называемой банковской оффшорной зоны. И вот почему.

Наименее энергоемким (из значимых по доходности и обороту) «промыслом» объективно является банковский бизнес. Для того, чтобы «делать» деньги (а это имеет непосредственное отношение к структуре формирования ВВП), много электричества не нужно, даже при наличии десятков компьютеров и иной техники. Впрочем, и в структуре отечественного ВВП банковские услуги претендуют не более, чем на 4,5%. Для сравнения: в Великобритании этот показатель ВВП составляет около 52%, в Эстонии - свыше 20%. Так вот, те же прибалты сделали ставку на развитие банковского сервиса и увеличили таким образом его долю в структуре ВВП в несколько десятков раз. Ничего не производя из особо экспортноспособной продукции, они живут по сравнению с украинцами вполне безбедно. Разумеется, я упрощаю описание и сделать это (изменить структуру ВВП) тоже нелегко, но для этого не надо ежегодно тратить

5-7 млрд. долларов на закупку газа, сотни миллионов - на закупку твэлов и т.д. Эти деньги должны работать в нашей стране и обслуживать ту же энергетику. Но не как кредиты краткосрочных программ по импорту топлива для энергоотрасли (и не только ее), а как долгосрочные кредиторы, вполне осознающие значение рентабельности таких сделок, программ и фондоотдачи вложенных средств.

Энергоразверстка

Когда энергетиков (и их продукцию) отдали во власть НДЦ, последний в свою очередь, как предполагалось, должен был заниматься сбором платежей за выработанную электроэнергию и аккумулировать средства для того, чтобы закупить у россиян твэлы для АЭС. Не станем описывать эти перипетии, достаточно упомянуть о том, что никаких средств (а требуется на 1997 год около 400 млн. долларов) Национальный диспетчерский центр не собрал. А с появлением так называемого энергорынка НДЦ вообще свалили эту обязанность на преемника - в лице Национальной комиссии по регулированию электроэнергетики (НКРЭ). Атомщики рассчитывали, что хотя это и не была, по их мнению, наилучшая затея, но централизованно удастся через НДЦ (или энергорынок теперь?) поднакопить со временем средства для реконструкции 17 блоков АЭС. На всю эту программу им понадобится лет 17 и (в зависимости от сложности реконструкции в каждом случае) от 60 до 150 млн. долларов. Но не тут-то было.

У других генерирующих компаний - ТЭЦ, ГЭС - также проблемы с топливом. Но они все же имеют так сказать текущий характер. А что делать атомщикам без импортных твэлов? Нам что, теперь ожидать пять Чернобылей?!

По сути то, что происходит сейчас с энергорынком для генерирующих компаний есть не что иное, как энергоразверстка. У них просто берут электроэнергию. Но никто не заинтересован в ее оплате. Так называемый «энергорынок» как юридическое лицо вовсе не заинтересован в вытрясании денег с потребителей электроэнергии в пользу генерирующих компаний. Но если они и заинтересуются сбором средств, где гарантия, что деньги не «зависнут» во времени и пространстве слишком надолго? Да и процент за свои услуги он возьмет, вернее возьмут, те предприимчивые фирмы, которые возьмутся «выбивать» энергетические долги. Так или иначе, но скорее всего генерирующим компаниям денег своих пока не видать...

Генерирующие компании вынуждены работать в режиме жесткой экономии средств да еще при фиксированной цене на свою продукцию. НКРЭ диктует им отпускную цену в долларовом эквиваленте свыше 3 центов за киловатт-час. Между тем даже для относительно платежеспособных энергопотребителей, например, предприятий химической отрасли максимально допустимые расходы на электроэнергию - в пределах 2,1 цента, для металлургов - 2,4 цента, машиностроение тоже свыше 3 центов «не потянет»... Да и фиксированная цена для генерирующих компаний во многих случаях не позволяет им покрыть растущие расходы на уголь, газ, мазут, ядерное топливо. Доходит до того, что некоторые компании, в частности сбытовые облэнерго вынуждены продавать электроэнергию ниже ее себестоимости. Это нормально?..

Что вы думаете предпримут в этой ситуации генерирующие компании? Озаботятся снижением затрат на производство киловатт-часа? Увы, скорее всего они ограничатся тем, что будут требовать увеличения фиксированной отпускной цены, которая и так на грани допустимых расходов для многих энергопотребителей. И даже если цены повысят, то это приведет к двум результатам: пропорциональному увеличению стоимости продукции в промышленности, накладным расходам для населения или же промышленность просто остановится из-за невозможности покупать слишком дорогую электроэнергию. Может быть, это и звучит излишне гротескно, но описываемая ситуация на так называемом энергорынке вполне серьезно угрожает всей экономике страны.

Энергетический рояль

в предвыборных кустах

Генерирующие компании тем временем вынуждены самостоятельно искать средства, что им весьма нелегко сделать. Тем более, что с легкой руки правительства всякие попытки сократить задолженность энергопотребителей (будь то векселя, адресные поставки и т.п.) только глубже ввергали генерирующие компании в яму кредиторской задолженности. Более того, само государство должно энергетикам за электроэнергию не менее

1,3 млрд. грн. - долги бюджетников. И только на днях правительство распорядилось сверить задолженность и попробовать рассчитаться с энергетиками путем выпуска векселей.

К слову сказать, в Российской Федерации да и в Казахстане давно уже практикуют такой способ погашения долгов энергетикам. Как и, например, выдачу налоговых освобождений на сумму долгов, что позволяет генерирующим компаниям маневрировать и даже находить способы с использованием векселей и налоговых освобождений приобретать необходимое топливо...

Если украинское правительство не погасит свою задолженность перед энергетиками в ближайшее время, то теоретически вполне вероятен следующий вариант событий (если, конечно, у энергетиков хватит на это смелости или одолеет безнадега). Они имеют все основания обратиться в арбитраж с иском к должникам, а значит, и к ... правительству. На фоне предвыборного марафона это весьма одиозный сюжет. Особенно с учетом крайней нужды производителей атомной электроэнергии в «живых» деньгах. Отказ Всемирного банка кредитовать украинский рынок в этом случае покажется правительству детской забавой...

Установленная генерирующая мощность объединенной энергосистемы Украины составляет 55,1 млн. кВт.

Основными генерирующими источниками этой системы являются 5 атомных, 44 тепловых и 7 гидроэлектростанций.

Предприятия энергетической отрасли эксплуатируют

1011,5 тыс. км. линий электропередач всех классов напряжения (национальные энергосети в 220-750 кВ, сети облэнерго в 110 кВ и т.д.) и 5376 трансформаторных подстанций.

По результатам 1996 года производство генерирующими компаниями электроэнергии составило 181,7 млрд.кВт/часов, в том числе на АЭС - 79,5 кВт/часов. К началу 1997 года задолженность генерирующим компаниям за тепловую электроэнергию составила 2,618 млрд. грн. Из них задолженность за электроэнергию - 1,627 млрд. грн. (или 62,5% от общей суммы задолженности). К настоящему времени задолженность за электроэнергию увеличилась в 1,9 раза. На сегодня энергетикам задолжали около 4,7 млрд. грн.

Среди отраслей промышленности Украины электроэнергетика имеет наименьший уровень рентабельности - 1,2-2%.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК