Зачищенное село

14 сентября, 2012, 13:03 Распечатать Выпуск № 32, 14 сентября-21 сентября 2012г.
Отправить
Отправить

Село Дидёва тянулось на 13—14 километров. Его средняя часть дугой касалась реки Сян, а потом отходила за лес, и там тоже были дома. Теперь вместо села — голое место.

Бойковское село Дидёва Турковского района, лежавшее когда-то над верхним Сяном, в 1940-1950 годах оказалось на линии советско-польской границы. До этого его жителей несколько раз выселяли, но они возвращались на родную землю и отстраивались на правом берегу реки. В 1952 году село, которое попало в пограничную полосу, было выселено окончательно, а все здания и церковь уничтожены. Село Дидёва тянулось на 13-14 километров. Его средняя часть дугой касалась реки Сян, а потом отходила за лес, и там тоже были дома. Я жил на зеленом холмике между этими деревьями. Неподалеку жил мой дед. А дальше, на кладбище, в 1944 году похоронили моего отца Степана Андреевича Башака. Теперь я пришел к его могиле, а где она - не знаю. Вместо села - голое место. По бывшему кладбищу ездят телеги и машины. Хотя бы проволокой загородили. Видите, сейчас там, на месте погребений, будет концерт…

Мы сидим на траве с бывшим жителем этого бойковского села Дмитрием Башаком и ведем разговор о прошлом несуществующего ныне села. В апреле 1952 года оно исчезло с географической карты УССР.

- Сейчас я живу в Одессе, - продолжает Дмитрий Башак. - Впервые здесь был в прошлом году. Хотел посмотреть, где жили мои родители. Не понимаю, как можно было отдать пограничникам такую большую территорию. Во всех странах люди живут возле границы и ничего.

К разговору приобщается Ева Драбич, ныне жительница Червонограда:

- В Дидёве мы жили очень хорошо, держали много коров, волов, две пары коней, 80-90 салашей (овец). Сыру, брынзы заготовляли на всю зиму. В семье было десять детей, трое умерли маленькими. Теперь осталась я одна.

Когда нас выселяли в 1952-м, мне было уже 22 года. Хорошо помню те события. Могу показать, где стоял каждый дом и кто в нем жил. У меня было к тому времени двое детей, меньшей - всего шесть дней. Было это как раз перед Пасхой. Помню, как крестили здесь ребенка, потому что люди говорили: «Куда повезешь некрещеную!» Нам дали три фуры, чтобы могли взять с собой вещи. Отец оставил здесь молотилку, маслобойню, ульи. Когда нас выселяли, мы плакали, плачем и теперь.

Первые попытки выселить село власть сделала еще в 1939 году, когда здесь по реке Сян проложили границу между Польшей и СССР. Потом началась война, и люди вернулись на свои места. Думали, их больше не будут трогать. Но война закончилась, и два соседних государства взялись упорядочивать свои границы.

Подписанием польско-советского соглашения о выселении украинского населения с территории Польши и польских граждан с территории СССР была начата вторая волна выселений бойков со своих земель. Граница поделила села верховьев Сяна.

Как пишет в своей книге «Турківщина» учитель географии Лимнянской школы Турковского района Ярослав Тырык, Буковец и Тарнава Нижняя оказались полностью в составе Польши, Тарнава Верхняя и Дидёва - в составе СССР. Остальные села по-живому разделили между двумя государствами. Переселению в глубь государства подлежали все жители Буковца и Тарнавы Нижней, а также левобережная часть сел Дзвиняч, Гирске, Соколики, Ликоть, Бенева.

Выселение украинцев проводили и по другую сторону границы. Первый этап был добровольным (с сентября 1944-го по сентябрь 1945 года). Украинцам Польши обещали в СССР райскую жизнь, но те, зная сталинские порядки, не очень поддавались на обещания. Тогда, в сентябре 1945 года, на украинские земли в Польше было направлено три военных дивизии для принудительного выселения. Тех, кто не хотел оставлять своих домов, убивали. Людей, которые не желали выезжать из Польши, отселяли на запад страны, чтобы их можно было ассимилировать с тамошними поляками. Из Дидёвы было видно, как горели за Сяном дома украинцев.

Польским воинам вооруженное сопротивление оказывала УПА, которая в то время была единственной силой, которая стала на защиту украинцев. Ее сопротивление было настолько сильным, что поляки решили провести карательную операцию «Висла», направленную как против УПА, так и против украинского населения, которое еще оставалось на своих землях. Она продолжалась с 28 апреля по август 1947 года. В результате акции «Висла» были выселены 150 тысяч украинцев. А всего из Польши в УССР в течение 1944-1951 годов со своих этнических земель были переселены более 540 тысяч бойков. В результате Украина потеряла не только значительную территорию, но и пласт самобытной национальной культуры, пишет краевед.

Но и это были еще не все потери. Согласно соглашению от 15 февраля 1951 года, ПНР и СССР обменялись участками государственных территорий площадью по 480 кв. км. Одним из условий обмена было выселение около 50 тысяч местных жителей. Переданный Польше участок издавна относился к этническим землям бойков. В результате обмена территориями в верховьях Сяна к Польше отошли соседние села Хащова и Лопушанки - Михновец, Быстрое, Липья, которые входили в состав Турковского района. Вообще депортации подверглись жители более 50 населенных пунктов.

Предположение о том, что выселение с Западной Бойковщины было наказанием за содействие УПА, не выдерживало никакой критики, считает известная исследовательница Бойковщины редактор сайта «Бойкосвіт» Наталия Кляшторна. «На время выселения именно в этом пограничном регионе, в отличие от соседних, расположенных в глубине Дрогобычской области, уже не действовала ни одна партизанская группа, - пишет она в «Українській правді». - Что же все-таки оставалось между строками Договора 1951 г.?

Подписание соглашения об обмене участками государственных территорий между СССР и ПНР от 15 февраля 1951 г. и передача Польской Республике 480 кв. км Западной Бойковщины позволили польской власти воплотить в жизнь самое амбициозное свое намерение - построить на Сяне одну из мощнейших в Европе гидроэлектростанций. Однако в официальных документах Варшава не обмолвилась об этом ни словом».

Последняя переселенческая акция, начало которой приходится на 1947 год, затронула жителей пограничных сел, лежавших в прибрежной части Сяна. Это - Дидёва, Тарнава Нижняя, а также правобережные части сел Ликоть, Гирске, Дзвиняч, Соколики. Людей отправляли на поселение в Одесскую, Херсонскую, Донецкую и Волынскую области. Кто-то возвращался. Строил жилье неподалеку, надеясь вернуться в отчий дом. Кто-то подселялся к родственникам в Боберке, Лисном или Хряще. В Дидёве все еще оставалось около 20 домов, жители которых противились переселению.

В родное село на храмовый праздник

В 1952 году за бойков взялись всерьез. После 1952-го в Дидёву уже никто не вернулся. Дома, которые остались неразобранными, сожгли. Вместе с ними уничтожили и старую деревянную церковь. От когда-то цветущего села, в котором проживало несколько сотен жителей, осталось пожарище.

О селе снова вспомнили лишь девять лет назад, когда группа жителей из соседних сел решила выстроить на месте сгоревшей церкви Успения Богородицы часовенку. С того времени здесь на храмовый праздник, который приходится на 28 августа, начали собираться бывшие односельчане. Приезжают с Херсонщины, Николаевщины, Донетчины, Волыни, других городов и сел.

Бывшие дидёвцы считают, что эту территорию нужно освоить. Проложить дорогу, подать электроэнергию и… жить. Это украинская Швейцария. Почему-то на берегу Дуная с обеих сторон границы живут люди, а здесь к Сяну не подойти. Такая красота - и пустует.

Известно, что видами, зелеными садами, хлебными полями, домами-теремками Дидёвы восхищался Иван Франко. Здесь он гостил у своего друга приходского священника Ивана Кузива. Вместе купались в Сяне, ловили рыбу. В последний раз наведался сюда в 1908 году, уже будучи больным. Как вспоминала его внучка Зиновия Франко, Ивану Яковлевичу нравился этот райский уголок. Он даже мечтал купить здесь участок и построить хату для отдыха.

Удастся ли бойкам восстановить село, вернуть туда жизнь, свои традиции? Трудно сказать. Не потерять бы хотя бы то, что есть. Проблема актуальная и сейчас. Волей судьбы бойковский люд рассеян по разным государствам, распорошен по всей Украине.

- Бойковское сообщество, возможно, еще до конца не осознало, какие реалии нас ожидают, - говорит Наталия Кляшторна. - Здесь, к сожалению, пока что мы не видим положительных изменений. Депрессивный регион. Люди продолжают ехать отсюда в поисках заработка. А выход в том, чтобы надлежащим образом популяризировать бойковскую культуру. Чтобы люди не стыдились своего прошлого, чтобы знали, кем они являются. Показательна ситуация, с которой столкнулись жители села Дидёва. Но неизвестно, какая судьба ожидает нынешнее село Боберка. Зайдите в любой дом, спросите, где их дети, внуки? По всему свету. Поэтому надо беречь языковые ручейки, которыми питается река нашего языка. Говорить на родном материнском языке. Сколько есть таких слов, которых уже нигде не услышишь. Западная Европа уже вернулась к пониманию, что разнообразие - это стимул для развития. В Украине этого еще нет.

Во всем мире жители гор имеют особый статус, пользуются льготами. Люди едут сюда. Очень большой тормоз для туризма - отсутствие транспортных артерий. Многие туристические компании говорят, что потенциал Львовщины позволяет принимать здесь несколько десятков туристических групп на выходные. Сами деревянные церкви чего стоят. Но дороги здесь невозможные. С них и нужно начинать возрождение бойковского края.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК