Витер: умеренный, временами порывистый

01 июня, 2007, 13:05 Распечатать Выпуск № 21, 1 июня-8 июня 2007г.
Отправить
Отправить

Валерий Витер — человек действительно уникальный. Сначала — таланты и способности. Изобразительная одаренность Валерия вне всякого сомнения...

Валерий Витер — человек действительно уникальный. Сначала — таланты и способности. Изобразительная одаренность Валерия вне всякого сомнения. Он имеет высшее художественное образование (по специализации плакат), но диплом для художника — вещь, хоть и не лишняя, но сама по себе мало что определяет. А вот многочисленные награды престижных конкурсов в Украине, в бывшем СССР и далеко за его пределами — это уже оценка объективная. Участие во многих выставках, в частности персональных, также является высоким критерием востребованности художника. А в подростковом возрасте Валерий пел в детском хоре, где педагоги отмечали его абсолютный слух, голос неповторимой тембральной окраски и природную способность к многоголосию. А корифей советского хорового искусства Александр Свешников даже приглашал Валерия в московскую школу для музыкально одаренных детей. Но родители на этот вариант не решились: в то время он уже учился в киевской художественной школе.

Итак, стремительно прогрессируя как плакатист (за три года до окончания Киевского художественного института он уже участвовал в первой выставке), Витер одновременно с получением высшего художественного образования приобщился к музыкальной деятельности: пел в молодежной группе «Березень», выступал солистом киевского университетского ансамбля «Веснянка» и даже выезжал с ним за рубеж, что в то время было незаурядным событием. 1971 году Валерий органически вошел в состав молодого, но достаточно популярного вокально-инструментального ансамбля «Кобза».

Что же касается достоинств, то и в мире изобразительного искусства, и в том, что нынче именуется шоу-бизнесом, т.е. в обеих сферах, где мало кому везет сохранить чувство достоинства и порядочности, — Валерий Витер ни на йоту не утратил своих принципов, как определил Лев Толстой, — чувства эстетического стыда. Валерий Витер просто не способен оскорбить человека и вести себя вызывающе. И это при том, что его шутки и остроты воспринимаются далеко не всеми. Не припомню случая, когда он на кого-то повысил голос, хотя свои мысли высказывает предельно откровенно и темпераментно. Одним словом, Витер — умеренный, иногда порывистый…

Вокально-инструментальный ансамбль «Кобза» был создан группой студентов Киевской консерватории в 1969 году, и то что это сделали консерваторцы, было очень важно. Ведь в советские времена фольклорное течение в искусстве развивалось (и надо признать мас­сово, с привлечением немалых государственных средств) по двум направлениям: профессиональные коллективы и множество любительс­ких, которые также имели возможность существовать только за счет государственной поддержки. Трогательная забота партии и государ­ства при внешних признаках этнографического разнообразия (были представлены практически все регионы Украины) иногда пре­вращалась в бдительное внимание к репертуару. К тому же эстетические, жанровые и постановочные стандарты, разработанные корифеями своих жанров (скажем, Григорием Веревкой или Павлом Вирским) и обкатанные на многочисленных правительственных концертах и смотрах становились если не предметом обожания, то уж во всяком случае подражания.

Недавно нашел в своих архивах статью в главной тогдашней газете «Радянська Україна» от 27 октября 1972 года, подписанную известными деятелями искусства Платоном Майбородой и Сергеем Козаком, где звучало буквально следующее: «Заслуживает самого строгого осуждения недопустимая имеющая место практика «осовременивания» известных советских песен и народнопесенного творчества. Можно привести множество примеров того, как советские, народные песни искусственно втискиваются в прокрустово ложе чуждых им ритмов и гармоний. Так, фирма «Мелодия» выпустила записанные на пленку программы ансамблей «Кобза» и «Бояничи», где именно таким образом уродуется прекрасная украинская народная песня». Скорее всего (зная подобную практику тех времен) П.Майборода и С.Козак просто подписывали текст, подготовленный кем-то из чиновных музыковедов.

Появление «Кобзы» совпало с общим подъемом украинской эстрады, а возможно, было им инициировано. Парадоксально, но это было хоть и запоздалой, но все же реакцией на политическую оттепель, на «шестидесятничество», которое постепенно начало под­вергаться идеологической осаде. К счастью, Владимир Кушпет, Константин Новицкий, Георгий Гарбар со товарищи об этом не имели и представления, а стремились современным музыкальным языком донести фольклорные жем­чужины до широкого, преимущественно молодого слушателя и зрителя.

«Удивительное было ощущение, — вспоминает Витер, — когда знакомые мелодии начинали жить своей отдельной жизнью, и мы чувствовали себя первооткрывателями. Словно мы откопали эти песни во время фольклорной экспедиции в забытых Богом глубинках. Конечно, все мы, музыкально образованные, знали, что гармония — это одновременное звучание созвучных тонов. Но в ансамбле гармоническим должен быть не только звук, но характеры и темпераменты музыкантов. Только подобной совместимостью я могу объяснить тот факт, что осенью 1971 года я, ни разу не выступив в составе «Кобзы» в концерте, сразу же принял участие в записи большой пластинки (кстати, первого в Украине стереодиска). 15 песен мы записали тогда с невиданной скоростью — всего за две суток, в единственном приспособленном в то время для высококачественной записи дарницком дворце культуры «Дніпро» с асом звукорежиссуры Юрием Винником. При этом техника записи была с нынешней точки зрения допотопной, когда крохотная ошибка вынуждала повторять все сначала. Инициировало эту запись руководство союзной фирмы «Мелодия», а сам диск вышел в Подмосковье, на известном Апрелевском заводе граммзаписи. Из вокально-инструментальных ансамблей такой чести, кроме нас, удостоились только белорусские «Песняры» и московские «Поющие гитары».

Пластинка произвела настоящий фурор и разошлась мгновенно. А через две недели после той памятной записи состоялось первое выступление В. Ви­тера с «Кобзой» — в тогдашнем Доме культуры пищевиков на Подоле, а затем во Дворце «Украина». Но вскоре Валерия и других парней «Кобзы» забрали в армию, и в течение 1972 года ансамбль факти­чески не выс­тупал вместе. Но уже в 1973 году «кобзари» опять собрались и уже офи­циально были прикреплены к «Ки­евконцерту», впервые получая опять-таки офи­циальную, хоть и небольшую зар­плату. Этот год памятен был тем, что на Всесоюзном конкурсе вокально-инструментальных ансамблей в Минске «Кобза» получила третью премию, и это лауреатство открывало широкие возможности в смысле гастролей — не только по Украине, но и по Союзу.

Вскоре «Кобза» должна была поехать на Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Берлине. Но в последнее мгновение выяснилось, что руководитель ансамбля Саша Зуев не был чле­ном ВЛКСМ, и украинские комсомоль­ские руководители зажгли перед отъездом «Кобзы» красный свет, несмотря на то, что Москва не возражала.

Впрочем, «кобзари» недолго переживали — ринулись, словно в водоворот, в гастрольные путешествия. Весь Союз объехали вдоль и поперек. Ка­лининград, Прибалтика, Европейская Россия, Урал, Сибирь, Дальний Восток, Камчатка, Сахалин, Хабаровск, Магадан… И показательно: украинский репертуар с явной фольклорной окраской повсеместно воспринимался на ура. Попада­лись советчики, которые говорили: «Пойте русские песни, чтобы вас лучше понимали…» Но выяснилось, что ценили ансамбль именно за украинские песни, и не было случая, когда бы на протяжении десятилетних гастролей по Союзу возникали какие-то проблемы с украинским репертуаром.

А в конце 1974 года десять дней «кобзари» выступали в московском кон­цертном зале «Россия» одновременно с Софией Ротару: одно отделение «Кобза» и одно Ротару. И все десять дней был аншлаг. В Ленинграде «Кобзу» при­нимали в большом зале «Октябрьском» — тоже десять дней подряд. И на рекламе там было сначала — «Кобза», «Кобза», «Кобза», а потом — Элтон Джон, Эл­тон Джон, Элтон Джон… Боль­ше все­го запомнились многочисленные фестивали, в которых участвовала «Кобза», — в первую очередь своей неповторимой атмосферой доброжелательности как со стороны публики, так и в общении с участниками. Знаменитые белорусские «Песняры», «Ариэль» с Урала, «Калинка» из Ле­нинграда — все они стали друзьями «кобзарей». С особой теплотой принимали «Кобзу» на Дальнем Востоке, где издавна проживает немало украинцев, на Камчатке (ансамбль был там дважды), в Магадане. Кста­ти, в Магадане наших ребят пригласил к себе в гости после того, как посетил концерт «Кобзы» легендарный русский певец двадцатых-тридцатых лет Вадим Козин (в свое время он был выслан в Магадан и остался там до конца своей жизни).

Когда мы с Валерием вспоминали те времена, то пришли к несколько парадоксальному выводу: для многих музыкальных жанров истинной оттепелью был период, вошедший в историю Советского Союза под определением «застой».

«Возможно, это и случайно, — говорит Витер, — но для меня как плакатиста именно 70-е и 80-е годы стали щедрыми на призы выставок и конкурсов. Другое дело, что тяжелее всего было пробиться через решето отбора именно в Украине, а уже в Москве или Ленинграде я почти всегда оказывался в ранге лауреата. Из нескольких десятков моих плакатов, отмеченных за пределами Украины, у нас было издано только три, да и те после побед на всесоюзных или международных конкурсах. Кстати, и плакат-афишу для «Кобзы», который я сделал, использовав стилизованное изображение казака Мамая, у нас «зарубили», усмотрев в нем проявления… национализма».

«Кобзе» с Витером вообще повезло, ибо он, кроме афиш и плакатов, сделал несколько вариантов сценических костюмов для ансамбля. К счастью, костюмы никто не запрещал.

/img/st_img/2007/650/12-1-.jpg
/img/st_img/2007/650/12-1-.jpg
Так же непросто было «Кобзе» попасть на гастроли за границу. Впервые ансамбль выехал в 1977 году в Братиславу на Дни Украины в Словакии только при активной помощи Евгении Мирошниченко. А решающим для «Кобзы» в смысле зарубежных поездок стало путешествие на Кубу. Здесь в известной степени помог случай. Когда космонавт Павел Попович баллотировался в Верховный Совет СССР, «Кобза» ездила с ним в избирательный округ на его родину — в Узин на Киевщине, выступала перед избирателями с концертами. Потом он решил отблагодарить «кобзарей»: попросил тогдашнего министра культуры СССР Петра Демичева разрешить поездку «Кобзы» на Кубу (а Попович тогда возглавлял Общество советско-кубинской дружбы), и за пять дней артисты получили все выездные документы. С тех пор у ансамбля установились тесные контакты с Госконцертом, и «Кобза» начала гастролировать за границей регулярно — в Германии, Финляндии, Чехословакии, Монголии, Польше… А уже потом были поездки в Канаду.

К сожалению, жизнь творческих коллективов чаще всего не бывает безоблачной. Му­зыканты народ мятежный, эмоции у них явно преобладают. По классическому определению, нас­тоящая жизнь творческого кол­лектива — полтора десятилетия, остальное — фарисейство. Этот посту­лат подтвердился и в истории с «Кобзой». Менялись художественные руководители, текучесть состава пре­взошла все допустимые пре­делы, репертуарно ансамбль утратил свою неповторимость, в неприкосновенности сохранилось разве что название. Старый багаж уже не мог спасти. И с 1987 года Валерий Витер ушел в самостоятельное плава­ние. Он давно состоялся как художник-профессионал и, разорвав цепкие путы бесконечных гастролей, получил возможность самостоятельно планировать свою жизнь.

В конце прошлого века В.Витер снова заставил говорить о себе как художник и певец, а также в новой ипостаси — как организатор, продюсер, аранжировщик. Следствие кропотливого труда — создание группы «Кобза-Original».

После более чем длительной паузы Валерий решился собрать остатки того, что в семидесятые-восьмидесятые называлось «Кобзой», влить малость «свежей крови» и получить во мно­гом принципиально новое качество.

В 1993 году Витер и Владимир Кушпет (один из учредителей «Кобзы») едва ли не экспромтом — Валерий с гитарой, Володя с бандурой — наскоро создали дуэт и как два ветерана «Кобзы» на протяжении двух месяцев выс­тупали на севере Франции и в Бель­гии. Впоследствии в том же составе концертировали в Париже, а потом к ним примкнул еще один «кобзарь», флейтист-виртуоз Георгий Гарбар.

В 2001 году к этому трио присоединились опытный Игорь Курылив и музыканты помоложе — Николай Давыденко, Михаил Гай, а немного позже Вале­рий Дарченко. Но перед этим Витер провел поистине титаническую работу, возвратив из небытия старые фондовые записи «Кобзы», которые хранились в катастрофическом состоянии. Эти записи он тщательно реставрировал и воспроизвел на CD-носителях. «Кобза-Original», в отличие от той, кон­цертной «Кобзы», является преимущественно студийной группой. Выступает, как правило, презентационно. Ведь каждый из ее членов имеет свои постоянные дела, и интенсивная гастрольная жизнь — уже не для них.

Валерий Витер один и вместе с «Кобзой-Original» записал немало новых дисков. Он осуществил кропотливую поисковую работу, формируя состав каждого диска и выбирая определенные варианты текста и музыки. Многие произведения Валерий записывал в одиночку под гитару, накладывая во время записи по шесть голосов. К тому же дизайн и оформление дисков выполнены Витером. Несколько дисков посвящено русским бытовым песням и романсам. Близка к завершению масштабная работа: запись 60 украинских произведений (песни и романсы).

Валерий и его товарищи по группе время от времени концертируют в Киеве и по городам Украины, аудио- и видеозапись В. Витера и «Кобзи-Original» появляются на украинских теле- и радиоканалах. А недавно Вале­рий узнал, что их записи слушают и смотрят и в далекой Сибири. В начале этого года Витер с братьями-коллегами посетили Сургут — город нефте- и газодобытчиков (Тюменская область Российской Федерации), где работают тысячи выходцев из различных регионов Украины. Пригласили киевлян и организовали их выступления активисты национально-культурной автономии «Украинская семья». Два концерта, фольклорные забавы и пение, которое объединило гостей с сургутскими украинцами, создало настоящий праздник. Ради этого стоило лететь с пересадками за тысячи километров.

Но Витеру к таким расстояниям не привыкать. Он на удивление легок на подъем. В этом несколько лет назад убедился я, когда в спринтерском темпе была организована поездка в Канаду мобильной группы в составе народной артистки Украины Нины Матвиенко, Валерия Витера, знаменитого микроминиатюриста Николая Сядристого и автора этих строк. Кроме микроминиатюр Сядристого, в просторном выставочном зале мэрии Торонто экспонировалось несколько десятков плакатов Витера. А дуэт Матвиенко—Витер выступал и на большой сцене, и в более камерных помещениях.

В этом году Валерий Витер будет отмечать свое шестидесятилетие. Большой выставочный зал столичного Дома художников представит широкую гамму творчества Витера-художника (портреты, пейзажи, плакаты), а концертный зал даст уникальную возможность послушать юбиляра (соло и с «Кобзой-Original») и многочисленных его друзей по песенному искусству. 6 декабря там будет царствовать Валерий Витер — как всегда, умеренный и временами порывистый.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК