Валерий Сушкевич: "Нам не нужны объекты исключительно для людей с инвалидностью. И спортивные объекты, и объекты инфраструктуры должны быть доступны для всех"

6 июля, 16:06 Распечатать Выпуск №26, 7 июля-13 июля

Сейчас наши паралимпийцы активно готовятся к летней Паралимпиаде в Токио.

В 2016 году украинская паралимпийская сборная триумфовала на летней Паралимпиаде в Рио-де-Жанейро, получив 117 наград и заняв третье место в общем командном зачете. 

И это при том, что Национальный центр паралимпийской и дефлимпийской подготовки и реабилитации инвалидов в Евпатории, на базе которого тренировалась не только паралимпийская команда, два года как был практически недоступен из-за аннексии Крыма Россией. Не менее впечатляющие результаты показала в этом году и наша зимняя сборная на Паралимпиаде в корейском Пхенчхане 22 медали, из которых семь  золотые, и третье общекомандное место (разделенное с командами Германии и Франции).

Сейчас наши паралимпийцы активно готовятся к летней Паралимпиаде в Токио, которая состоится в 2020 году. Но тренировочные сборы часто приходится проводить в других странах (последние, например, были в Испании), поскольку в Украине спортивных баз соответствующего уровня до сих пор не хватает. Хотя уже есть определенные перспективы. Об этом рассказал ZN.UA президент Национального паралимпийского комитета, уполномоченный президента Украины по правам людей с инвалидностью Валерий Сушкевич. 

— Господин Сушкевич, в 2014 году, когда произошла аннексия Крыма, вы высказали ожидание, что россияне не посмеют присвоить Национальный паралимпийский центр в Евпатории, который был главной спортивной базой для подготовки и паралимпийцев, и олимпийцев. Какая там ситуация сейчас? Ваши прогнозы оправдались?

— Это была база не только подготовки спортсменов-паралимпийцев и олимпийцев, но и главная реабилитационная база. Национальный центр в Евпатории был рекордсменом по количеству людей с инвалидностью, которые занимались спортом и проходили реабилитацию на его территории, — пять тысяч ежегодно. И к этому прибавьте три-четыре, а иногда и до пяти тысяч людей здоровых, в том числе олимпийцев. Ни одно учреждение ни в советские времена, ни в постсоветские, ни в Европе не имело таких показателей.

параолимпийцы_2
Фото Национального комитета спорта инвалидов Украины

К сожалению, сейчас там ситуация совершенно другая, поскольку центр оказался в условиях самовыживания, без государственной поддержки. Да, он остался единственным объектом в Крыму, который Россия признала собственностью Национального паралимпийского комитета Украины. Он и сейчас работает, предоставляет услуги детям, людям с инвалидностью, в частности и паралимпийцам. Но без государственной поддержки спортсменам приходится ехать туда за собственные средства, а это немалые суммы, и не каждый может себе это позволить.

— За четыре года ему так и не нашли достойной замены?

— Полноценную замену за четыре года найти невозможно. Но перспективы есть: через год после Паралимпиады в Рио президент Украины по просьбе нашего Паралимпийского комитета подписал Указ о создании нового Всеукраинского реабилитационно-восстановительного спортивного центра Национального комитета спорта инвалидов Украины в Днепре в условиях недоступности для нас крымского Центра. Кстати, это решение активно поддержал премьер-министр Украины. Мы верим, что и крымский центр станет нашим не только юридически. Но это вопрос времени и определенных политических расписаний, в которых свою роль сыграют и Россия, и Украина, и все мировое сообщество.

— А почему именно в Днепре?

— Ну, во-первых, у нас большая поддержка нашего проекта со стороны городского головы Бориса Филатова. Во-вторых, этот центр так же должен быть спортивно-реабилитационным, и значительная часть программ будет направлена на реабилитацию воинов АТО (теперь — ООС). Так как именно в Днепре один из центральных военных госпиталей, где лечатся раненые бойцы, — это городская клиническая больница имени Мечникова. Я хорошо знаком с ее главным врачом. Я сам родом с Днепропетровщины и хочу сказать, что паралимпийский спорт начинался именно оттуда. 

Ну и, в-третьих, — это то, что большинство членов наших паралимпийских команд разных видов спорта проживают именно в Днепропетровском регионе. Все эти факторы и обусловили наш выбор. Тем более что мы уже и место присмотрели — есть замечательный полуостров на Днепре, практически в центре города, где есть возможность объединить и природные факторы, и условия цивилизации. Это очень хорошо, что такой центр будет в крупном городе, где есть развитая инфраструктура. Ведь для человека с инвалидностью чрезвычайно важно иметь возможность сразу попасть в центр, а не добираться за 30–40 километров за город, где и дороги не всегда на уровне, и с транспортным сообщением есть проблемы. 

На каком этапе создание этого центра?

— Пока что готовим проектно-сметную документацию и добиваемся выделения земли, так как это самое сложное на этапе подготовки к строительству. К сожалению, регламентные моменты очень замедляют дело, но без этого ничего с места не сдвинется. Очень надеюсь, что эти бюрократические моменты не являются коррупционными — не хочу верить, что кто-то захочет нажиться на спортсменах-паралимпийцах, которые, несмотря на инвалидность, принесли Украине мировую славу и вывели ее в лидеры паралимпийского движения. 

Но на сегодняшний день у нас на руках нет даже проекта землеотвода, чтобы иметь возможность начать строительство. Хотя есть поддержка и президента, и Кабмина, и Минмолодежьспорта нас всегда поддерживает во всех наших делах. Но провисает среднее звено. 

Мы готовы, и я очень хочу верить, что в этом году уже начнем проектирование центра в Днепре, а со временем — и строительство.

— Национальный паралимпийский центр в Евпатории был предназначен для тренировки спортсменов летних видов спорта. И центр, который проектируется в Днепре, очевидно, тоже. А есть база для подготовки спортсменов зимних видов спорта?

— Да, есть Западный зимний реабилитационно-спортивный центр Национального комитета спорта инвалидов Украины на Львовщине, в Турковском районе. Еще после Паралимпиады в Турине в 2006 году, когда мы увидели спортивный и социальный эффект от работы нашего Национального центра паралимпийской и дефлимпийской подготовки и реабилитации инвалидов в Евпатории, мы поняли, что без зимней лыжно-биатлонной базы аналогичного уровня результатов в зимних видах спорта нам не достичь. И уже тогда было принято решение о строительстве такой базы в Карпатах.

— Это двенадцать лет назад?

— Да, здесь тоже пришлось преодолеть множество бюрократических преград. Указ президента о строительстве центра был подписан в 2006 году, а первую очередь ввели в эксплуатацию в январе 2010-го. Через пять лет открылась и вторая очередь, а теперь стоит вопрос о дальнейшем расширении центра. Сейчас он может принять до 350 человек, а мы планируем построить еще один гостиничный комплекс — на 200 человек. В этом году будет сдана еще одна очередь реабилитационно-тренажерного комплекса, а в следующем — бассейн. На этапе проектирования большой спортивный зал, где будет представлено много видов спорта. Готовится строительство лыжероллерной трассы. То есть наш центр — и для паралимпийцев, и для олимпийцев, и для детско-юношеского спорта — интенсивно расширяется.

параолимпийцы_4
Фото Национального комитета спорта инвалидов Украины

И я честно могу сказать, что по спортивному эффекту он соответствует нашей спортивной базе в Евпатории. Его возможности уже высоко оценили в Европе и мире. Сюда едут спортсмены отовсюду. В прошлом году Национальный паралимпийский комитет Украины провел здесь Кубок мира по лыжным гонкам и биатлону Международного паралимпийского комитета, куда съехались спортсмены из 18 стран мира, в частности Японии, Китая и Южной Кореи. И вся Европа тоже. К нам приехали лучшие лыжники-паралимпийцы. Все высоко оценили возможности нашего Западного реабилитационно-спортивного центра, сравнивая его со Швейцарией. Нам действительно есть чем гордиться: спортивная база, трассы, стрельбище. 

— К вам обращаются преимущественно спортсмены с инвалидностью?

— Не только. К нам обратилась Всемирная федерация по олимпийским лыжным видам спорта с предложением провести несколько европейских соревнований для спортсменов-олимпийцев. Подчеркиваю — для здоровых спортсменов. Мы получили высокую оценку и предложение и в дальнейшем быть центром проведения европейских кубков по зимним паралимпийским и олимпийским видам спорта. 

— То есть центр специализируется на подготовке спортсменов?

— Это только часть нашей работы. В названии центра не случайно есть слова "реабилитационно-спортивный центр". То есть большая часть работы центра, как и в Евпатории, связана именно со спортивной, психологической и социальной реабилитацией людей с инвалидностью. Что в нашей ситуации имеет огромное значение.

— Имеете в виду ситуацию в Донбассе?

— Да, как только началась война, и агрессор напал на страну, наш центр стал первым, кто принял бойцов после лечения на реабилитацию. Мы знали, насколько это важно. Наша команда работала еще в годы постафганского синдрома. Когда ребята после Афгана, получив медицинское лечение и протезирование, нуждались в психологической реабилитации, возвращению к жизни.

Кстати, эффективность наших программ реабилитации проверили эксперты НАТО и одобрили финансирование НАТОвской программы реабилитации для воинов АТО под названием Back to life — "Возвращение к жизни". 

— НАТОвская программа для украинских бойцов?

— Именно так. НАТОвская программа для украинских воинов, раненных в АТО. Она уже второй год работает на базе нашего реабилитационного центра. И через нее прошли сотни людей. Мы получили высокую оценку не только от экспертов НАТО, но и от самих бойцов, которые в прямом значении этого слова вернулись к жизни. У некоторых из них были тяжелые ранения. А теперь они женились, нашли работу, свое место в жизни. И многие просятся к нам еще раз. Ведь здесь, в среде паралимпийцев, они получили огромный заряд оптимизма и мотивации к жизни. Поскольку именно паралимпийская среда создает атмосферу понимания того, что ты полноценный здоровый человек и часто намного активнее и целеустремленнее, чем другие.

— Насколько спортивный результат зависит от наличия соответствующей инфраструктуры?

— Зависимость спортивного результата любой страны по любому виду спорта фундаментальная. И нам на сегодняшний день не хватает соответствующих спортивных баз, особенно в связи с аннексией Крыма, что крайне усложнило эксплуатацию нашей уникальной спортивной базы в Евпатории. 

Нам теперь часто приходится искать варианты за границей. Недавно одна из наших паралимпийских сборных команд была на тренировочных сборах в Испании. Мы нашли недорогой вариант проживания и питания. Но это тоже средства. Когда у нас была паралимпийская база — все это оставалось здесь, в Украине. Мы объединяли и спорт, и реабилитацию — все было системно. Нынешняя ситуация делает дороже и олимпийскую, и паралимпийскую подготовку. Поэтому создание спортивной инфраструктуры соответствующего уровня — это одна из актуальных проблем и паралимпийского, и олимпийского спорта. Над этим надо работать.

— Кстати, в этом тоже есть определенные сдвиги. Например, на Херсонщине в поселке Лазурном около Скадовска в конце июня открылась первая линия современного летнего Олимпийского центра на тысячу человек. Инвестором проекта выступил Херсонский механический завод, а само строительство осуществляется по программе государственно-частного сотрудничества, которую херсонцы позаимствовали в Голландии. Как вы относитесь к таким инициативам, и готовы ли взять такие базы на вооружение, если там будут обеспечены соответствующие условия?

— Прекрасно отношусь! Чем больше в Украине будет спортивных баз высокого мирового уровня — тем лучше, и просто чудесно, что за это взялся уже и частный бизнес. Повторяю: чем больше будет вариантов, чтобы не вывозить средства за границу, а получать тот же эффект в Украине, тем лучше будет и для спортсменов, и для государства.

Но вы говорите: "Если будут обеспечены соответствующие условия". Они должны быть обеспечены! Это предусмотрено государственными строительными нормами. Недавно я подписал письма в Минрегионбуд, чтобы ни одна строительная компания не получила лицензии на объект, если для людей с инвалидностью не будут предусмотрены доступности ко всем его возможностям. Есть Конституция, есть украинское законодательство, есть Конвенция прав людей с инвалидностью, так давайте придерживаться этих норм. Я готов лично приехать и проинспектировать эту олимпийскую базу в Лазурном даже на этапе проектных решений.

— Согласна. Мои слова, очевидно, стали отображением стереотипов, до сих пор существующих в обществе. 

— Но мы должны изменять свое мышление и подход к проблеме в целом. Я недавно встречался в Днепре с одним из архитекторов, и он мне долго рассказывал, сколько объектов они сделали для людей с инвалидностью. А я ему говорю: "Уважаемый коллега, нам не надо строить объекты исключительно для людей с инвалидностью. Нам нужны объекты, которые были бы доступны для всех: и для вас, и для меня. Надо, чтобы паралимпиец мог тренироваться рядом с олимпийцем, получить реабилитацию, чтобы потом выйти за пределы центра и быть в обществе рядом со здоровыми людьми". 

Не нужно делить общество на инвалидов и не инвалидов. Необходимо вводить такое понятие, как инклюзивность, чтобы люди с инвалидностью не чувствовали себя изолированными, а были частью общества — вот что главное. Ведь когда на реабилитации воин АТО, оставшийся без ног, или мальчуган, с рождения практически не выходивший за пределы своей комнаты на четвертом этаже "хрущевки", видят здесь спортивных, активных паралимпийцев — успешных, у которых есть семьи, образование, свое дело, полностью реализованных, у них появляется совершенно другая мотивация в жизни.

Тот же Паралимпийский центр в Евпатории подготовил не одного олимпийского чемпиона. Не паралимпийского, а олимпийского. Там в свое время тренировались Яна Клочкова, Олег Лисогор, другие известные спортсмены. И это показательно, что рядом могли тренироваться Яна Клочкова и звезда паралимпийского спорта Елена Акопян. Есть даже фото, где они стоят обнявшись. И это действительно очень символическое фото, поскольку оно говорит о том, что советчина, предусматривавшая для людей с инвалидностью социальную изоляцию, преодолена.

параолимпийцы акопян лисогор
Олег Лисогор и Елена Акопян. Фото Национального комитета спорта инвалидов Украины

А где сейчас тренируются наши лыжники и биатлонисты? В нашем Западном реабилитационно-спортивном центре. И все наши объекты мы делаем инклюзивными. Побуждая украинскую власть к тотальной инклюзии, наша команда пропагандирует лозунг "Ты можешь все!" — это то, что реально может стать основанием и для спорта, и для реабилитации. Поэтому надо создавать спортивные объекты для всех. 

— Не могу обойти еще один вопрос, о котором вы уже частично упоминали. Пятый год в Украине продолжается война. А войну в свое время известный врач Николай Пирогов назвал "эпидемией увечья". Недавно в Украине проходили Игры непокоренных, где ветераны АТО, получившие ранения, соревновались в разных спортивных дисциплинах. Вы пытаетесь привлекать таких людей в свои ряды?

— У нас немного неправильное представление о паралимпийском спорте  как о чем-то несерьезном. И олимпийский, и паралимпийский спорт требует многолетней планомерной подготовки для достижения результата. Спортсменом высокого уровня не становятся за два-три года. Центр в Евпатории имел опыт работы в этом направлении свыше 15 лет. Кстати, мы, когда подводили итоги Паралимпиады в Корее, с удивлением заметили, что 80–90 процентов спортсменов национальной сборной команды зимних видов спорта начали свою карьеру именно в Евпатории, в Национальном центре паралимпийской и дефлимпийской подготовки и реабилитации инвалидов. А некоторые из них участвовали во Всеукраинской спартакиаде "Поверь в себя". А всего таких было свыше 30 тысяч детей с инвалидностью со всей Украины. Некоторые сначала просто попали на реабилитацию, не в спорт, но там их заметили наши тренеры и повели дальше. Не все сразу попали в лыжные гонки и биатлон: кто-то начинал с плавания, кто-то — с легкой атлетики. Но первый толчок они получили именно в Паралимпийском центре Евпатории. Герой Паралимпиады в Корее Максим Яровой начал заниматься плаванием, а потом его заметил тренер Александр Васютинский, специалист по зимним видам спорта. Он предложил Максиму попробовать себя в лыжных гонках и биатлоне — и вот есть результат.

А Игры непокоренных — очень нужное дело и важная составляющая реабилитации бойцов, но это не спорт высших достижений. Я знаю некоторых ветеранов АТО, которые захотели прийти в паралимпийский спорт, но не выдержали систематических и продолжительных нагрузок, когда еще далеко до чемпионства в Европе и мире. Так же было и тогда, когда мы начали работать с "афганцами". Только один из них, Николай Овчаренко из Харькова, выдержал и достиг мирового уровня, став бронзовым призером Паралимпийских игр 2002 года. Притом что у многих афганцев были хорошие физические данные и спортивная подготовка.

Мы многим воинам АТО с инвалидностью предлагаем возможности для реализации в паралимпийском спорте. Но здесь нужно помнить, что спорт высших достижений — это очень тяжелая, планомерная профессиональная работа всей команды вместе со спортсменом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно