Уголовный процесс как футбол

14 декабря, 2018, 16:56 Распечатать Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря

Как работает САП.

© САП / Facebook

Уже несколько лет в Украине работают специальные антикоррупционные органы. Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) поддерживает государственное обвинение в судах по коррупционным делам, которые ведет национальное антикоррупционное бюро (НАБУ). 

Кроме того, САП следит за соблюдением законов при проведении оперативно-розыскной деятельности детективами НАБУ. И, хотя САП создавалась как абсолютно новая модель, с обновленными подходами к уголовному процессу, где, как в футболе, у каждого есть свои место и задачи, некоторые проблемы общих прокуратур до сих пор остаются.

Специализированную антикоррупционную прокуратуру с самого начала создали в рамках новой модели (без следователей, оперативных работников, только детективы), с нуля подобрали прокуроров. А как раз прокурор, по действующему УПК, — центральная фигура независимого расследования. Поэтому правозащитники решили узнать, изменился ли подход на этапе досудебного расследования в САП по сравнению с обычной моделью в общих прокуратурах. 

На протяжении 2017–2018 гг. команды Экспертного центра по правам человека и программной инициативы "Права человека и правосудие" Фонда "Відродження" работали над исследованием "Роль процессуального руководителя — прокурора САП на досудебной стадии уголовного процесса", чтобы выявить, какие моменты в работе антикоррупционной прокуратуры требуют усовершенствования, а какие следует распространить как успешную практику на другие правоохранительные структуры.

Исследователи получили доступ ко всем производствам органа, опросили почти всех прокуроров САП, провели фокус-группы и интервью с детективами НАБУ, адвокатами и следственными судьями, проанализировали статистику. 

Есть ли независимость?

Согласно закону, САП даются повышенные гарантии независимости (серьезный конкурс на должность, более высокие зарплаты, некоторая отделенность от ГПУ). 

Но антикоррупционная прокуратура не является полностью независимой от ГПУ, рассказывает руководитель программы "Права человека в досудебном расследовании" Экспертного центра по правам человека, доктор юридических наук Андрей Орлеан: "Есть риски независимости всего органа. Некоторые процедуры проходят через ГПУ: есть канцелярия, координация международно-правовой деятельности, кадровые вопросы, бухгалтерия, охрана государственной тайны, связи с общественностью. Здесь может быть риск возможности создания определенных препятствий со стороны ГПУ, утечки информации во время прохождения документов через канцелярию ГПУ, направления запросов о международной правовой помощи и т.п.".

При этом большинство прокуроров САП (39% опрошенных) считают себя независимыми.

Напомним, прошлогоднее исследование общих прокуратур подтвердило, что прокуроры в процесс расследования особо не вмешивались, 60% опрошенных согласовывали свои решения, и лишь 11% прокуроров реально чувствовали себя независимыми.

"Это важное открытие, особенно по сравнению с прокурорами общих прокуратур, однако и здесь есть некоторые риски: руководителями групп назначают руководителей отделов ГПУ. То есть конкретный прокурор САП де-факто отвечает за производство. Но де-юре окончательное решение может быть именно за руководителем группы — руководителем отдела ГПУ", — говорит Андрей Орлеан.

Кроме того, бывают случаи, когда сам руководитель САП определяет подследственность за другим (не НАБУ) органом досудебного расследования.

Есть проблемы и с особенностями взаимодействия между САП и НАБУ: существует структурное несогласование между органами, что создает препятствия для взаимодействия между процессуальным руководителем и детективом в уголовном производстве. Сложная структура отнимает больше времени у рядового детектива и прокурора на согласование их действий с многочисленными руководителями и увеличивает риск неэффективного административного вмешательства в уголовное производство. 

Среди положительных моментов: 100% прокуроров САП отметили, что, в отличие от прокуроров общих прокуратур, они не подстраиваются под статистику по открытым/закрытым производствам, видят себя свободными в принятии решений. Кроме того, прокуроры САП указали, что им не угрожает ни дисциплинарное, ни финансовое наказание за судебное решение в пользу обвиняемого, в отличие от общих прокуратур, где прокуроров лишают премии.

Как происходит задержание?

КПК предоставляет детективам и прокурорам дополнительное основание для задержания лица (п. 3 ч. 1 ст. 208): если человек совершил коррупционное преступление и может бежать, работники НАБУ и САП могут задержать его без постановления суда. И эту норму, как показало исследование, очень активно используют детективы и прокуроры, которые не всегда тщательно оценивают реальный риск побега подозреваемого. Часто детективы НАБУ задерживают человека спустя продолжительное время после совершения преступления, а такая практика противоречит положениям Конституции Украины.

"Не всегда обосновываются риски бегства подозреваемого. Иногда в протоколах отмечают несколько причин задержания, которые могут противоречить друг другу. Такая практика может свидетельствовать о ненадлежащем обосновании задержания", — рассказывает исполнительный директор Экспертного центра по правам человека, кандидат социологических наук Юрий Белоусов.

И хотя в работе детективов НАБУ и прокуроров САП не была выявлена практика нерегистрации фактов задержания (весьма распространенная в деятельности следователей и оперативных подразделений полиции), сама политика деятельности заключается в том, чтобы все подозреваемые были задержаны. 

"Выявлены случаи, когда задержание и выбор превентивной меры в виде содержания под стражей прокуроры используют для принуждения к сотрудничеству. Были такие высказывания: "Пусть посидит, подумает". С точки зрения Европейского суда по правам человека — это самоуправство", — считает Юрий Белоусов.

Поэтому, говорят исследователи, безусловного соблюдения прав человека в САП пока что нет. Хотя, например, никаких фактов применения истязаний или насилия исследователи не обнаружили. 

"Были сообщения адвокатов о нескольких случаев, когда несвоевременно оказывалась медпомощь. Мы в исследовании говорим, что неоказание помощи при некоторых обстоятельствах может рассматриваться как ненадлежащее обращение, иногда — как пытки. Поэтому прокурорам следует больше внимания уделять этим вопросам", — подчеркивает исследователь. 

Обвинительный характер уголовного процесса

Исследователи пришли к выводу, что уровень общего процесса в САП пока что выше, чем в других прокуратурах. По словам экспертов, прокуроры САП активнее в судебных заседаниях, чаще принимают в них участие, самостоятельно обосновывают ходатайства, иногда им помогают детективы. Статистики с односекундным выступлением в суде, как было зафиксировано в предыдущем исследовании, в антикоррупционной прокуратуре нет. 

Но, по словам руководителя программы "Права человека и правосудие" Экспертного центра по правам человека, кандидата юридических наук Владимира Венгера, пока что и в САП остается обвинительный характер восприятия уголовного процесса. 

Очень редко бывают случаи ходатайства прокуроров САП об избрании превентивных мер, не связанных с содержанием под стражей. Прокуроры САП не всегда прилагают к ходатайству о применении ареста имущества доказательства обстоятельств, на которые они ссылаются. 

"Не исключены случаи злоупотребления, поскольку иногда присутствие владельца имущества в некоторых ситуациях могло бы защитить право владельца. Мы зафиксировали случаи формального изъятия имущества, когда, несмотря на наложение ареста на одно имущество, фактически пытаются арестовать куда больше. Происходит фактическое, а не юридическое наложение ареста на имущество. И вернуть имущество для людей становится проблематично", — подчеркивает Владимир Венгер. 

Основная нагрузка в сборе доказательств ложится на детективов. В то же время прокуроры САП, в отличие от прокуроров общих прокуратур, больше включены в этот процесс. В частности, они принимают участие в планировании и определении стратегии расследования. При этом прокуроры принимают участие в допросе подозреваемого лица, допросе свидетеля, обыске, а также в осмотре. 

Как подтвердило исследование, пока что прокуроры САП не боятся принимать решения о закрытии уголовных производств, поскольку считают, что за принятие законного решения наказаны не будут. Это отличает их от других прокуроров, ведь в общих прокуратурах за закрытие производств процессуальных руководителей наказывают.

По мнению экспертов, прокуроры САП лучше осознают права человека, поскольку понимают необходимость обеспечить допустимость доказательств; не хотят привлекать невиновное лицо к ответственности; хотят защитить самих себя от привлечения к ответственности, если они нарушат права подозреваемого. Исследователи считают, что этому содействует и более квалифицированная работа детективов НАБУ, которые знают хорошо требования действующего уголовно-процессуального законодательства. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 20 июля-26 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно