СЕМЬЯ НА РУБЕЖЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

20 марта, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 12, 20 марта-27 марта 1998г.
Отправить
Отправить

«Происхождение семьи, частной собственности и государства» Ф.Энгельса - один из, честно говоря, не...

«Происхождение семьи, частной собственности и государства» Ф.Энгельса - один из, честно говоря, немногих трудов классиков марксизма, который в свое время мы, студенты-филологи, не зубрили, как обычно, по конспектам, а читали-перечитывали. Впрочем, написанную в 1884 г. и впервые изданную в России в 1889 г., и по сей день эту работу не обходит ни один серьезный ученый: социолог, психолог, футуролог, занимающийся проблемами семьи, прогнозированием ее развития.

Труд Энгельса, его выводы, прогнозы в свете новейших исследований - с этого начался наш разговор о семье на стыке второго-третьего тысячелетий с кандидатом психологических наук, директором и одним из основателей Международного гуманитарного центра «Розрада» В.БОНДАРОВСКОЙ. Тесно сотрудничая со многими выдающимися учеными США, Канады, Валентина Матвеевна побывала в разных странах, всюду изучая накопленный десятилетиями опыт семейных отношений, новые тенденции, веяния, острейшие проблемы и противоречия, рождающиеся на наших глазах в постиндустриальном обществе.

- В принципе я не уверена, что все читали «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Думаю, неприятие марксизма-ленинизма привело к тому, что практически никто теперь не читает ни Маркса, ни Энгельса. Хотя эта работа Энгельса интересна. Он правильно поставил вопрос о связи экономических проблем с проблемами семьи. И эти связи несомненно существуют. В частности, возьмем проблему стоимости труда. Труд мужчины в XIX веке имел не только стоимость, но и социальную ценность. В то время как женщина, оставаясь дома и тоже работая, не получала за это никаких денег. Соответственно, стоимость ее труда была нулевая. И это породило определенное неравенство в семье.

Второй важный момент - собственность. Я специально готовила большую работу о семье в постсоветской Украине. Анализировала историческую и этнографическую литературу, использовала, в частности, изданную под руководством известного украинского этнографа Всеволода Наулко монографию «Культура і побут населення України». Меня интересовали семейные традиции Украины. Самое интересное, что эти традиции оказались, во-первых, весьма демократичными, а во-вторых, они основывались на правах и традициях отношений к собственности. В украинской семье в XVII-XIX столетиях не только мужчины, но и женщины имели некоторые права на собственность. Иными словами, не было жесткого права старшего сына, как во многих странах Западной Европы. Особенно на Левобережной Украине и на Слобожанщине было принято равномерно распределять отцовскую собственность между всеми членами семьи, включая и дочек. Кроме того, у нас существовал так называемый договор на доживание. И такой договор мог быть заключен между родителями и дочерью, и она наследовала хозяйство. Проблема распределения собственности теснейшим образом связана с семейными традициями и распределением ролей в семье. В украинской семье всегда очень популярной была легенда о матери-Берегине, к матери относились с уважением и любовью.

Женщина в украинской семье имела и некоторые права в выборе мужа, могла «дати гарбуза», а иногда даже могла сама выбрать себе жениха.

- Но вернемся к Энгельсу. Семья и собственность…

- И сегодня, в конце ХХ столетия, существует своеобразная связь между собственностью и семьей. В постиндустриальных обществах наблюдается даже новый вид отношений собственности, когда незарегистрированный брак тоже ведет к тому, что имущество разделяется между партнерами и их детьми.

О кризисе моногамной семьи мне приходилось слышать из уст известных советских демографов еще лет 30 назад. Оказалось, что, как ни скрепляли семью экономически, как ни усложняли процедуру развода, правила имущественного раздела, укрепить семью таким образом не удавалось. Сейчас совершенно четко в постиндустриальных странах прослеживается тенденция нерегистрации брака. А имущественные отношения? Они существуют. И они волнуют людей. Как разделить дом, как делить недвижимость, которая принадлежит семье, состоящей в гражданском браке? Выход из положения нашелся. Если люди проживают совместно, ведут общее хозяйство, вместе воспитывают детей, то на их правах никак не отражается, зарегистрирован брак или нет. Иными словами, усложнение процедуры распада брака не привело к укреплению семьи. Она укрепляется за счет других механизмов.

Возвращаясь к Энгельсу, я могу сказать, что его мечта об отделении семьи от собственности и тем самым об укреплении семьи была опровергнута советской практикой.

- Валентина Матвеевна, давайте остановимся именно на этом. Поскольку проведен огромный эксперимент в огромных масштабах. И не только над нами, жившими в бывшем Советском Союзе, но и над людьми, жившими в странах так называемого социалистического лагеря. Сейчас можно говорить о результатах эксперимента.

- Эксперимент все же был проведен прежде всего в Советском Союзе. То, что исповедовали большевики во главе с Коллонтай в отношении семьи - свободную любовь, нерегистрируемый брак, общественное воспитание детей, - все это было характерно для первого периода советской власти (20-е годы). Когда окончилась вторая мировая война и образовался социалистический лагерь, у нас уже была другая модель семьи.

Первые советские идеологи, которые занимались проблемами семейных отношений (и это была не только Коллонтай), во-первых, хотели разрушить буржуазную семью, отделить семью от собственности, добиться таким образом равных прав женщины и мужчины, раскрепощения женщины, привлечения женщин к общественно полезному труду. Во-вторых, идеологи большевизма хотели с помощью общественного воспитания детей прервать социальную эстафету так называемого буржуазного и мелкобуржуазного воспитания. На это было потрачено, я думаю, лет двадцать.

Позднее начала развиваться и такая доктрина, характерная для тоталитарного государства, - отлучение людей от секса. Эту доктрину глубоко проанализировал известный социолог В.Райх. Специальное отлучение подростков да и взрослых людей от информации о сексуальных отношениях, о противозачаточных средствах…

- И в результате знаменитое «У нас секса нет»?

- Да, этому способствовала жизнь в коммунальных квартирах, жизнь целой семьи в одной комнате. Однако где-то к концу 30-х годов оказалось, что общественное воспитание детей по Марксу и Энгельсу не получилось. И Сталин пришел к новой модели семьи, фактически пуританской. Эта модель начала складываться к концу 30-х годов.

В послевоенное время начала формироваться новая модель семьи, которую уже четко можно назвать пуританской. Очень мало информации о сексе, разделение школ на женские и мужские, строгие правила поведения, введение запретов на аборты… Я прекрасно помню, как смотрели на женщину, которая имела так называемых незаконно рожденных детей. А Сталин, способствуя повышению рождаемости детей так, как он это понимал, ввел для детей, рожденных вне брака, прочерк в метрике в графе «отец» - как бы освобождая мужчин от ответственности за воспитание этих детей.

В этих условиях сформировался весьма своеобразный вид тоталитарной модели семьи во главе с женщиной (помним, что несметное количество мужчин погибло во время войны). Женщина оказалась фактически ответственной за все. И за зарабатывание денег, и за выполнение домашней работы, и за воспитание детей, и за принятие всех решений в семье. И наиболее болезненно это ударило по мальчикам. Они оказались заложниками женского воспитания: дома, в детском саду, в школе… И вот когда мы в нашем центре «Розрада» анализировали теорию А.Адлера по поводу того, что у мальчика, которого воспитывает женщина, принимает за него все решения, впоследствии развивается особый комплекс самоутверждения, особенно в отношении женщин, у меня возникла гипотеза о том, что советское общество сформировалось в значительной степени как антиженское в какой-то мере как результат тоталитарного женского воспитания мальчиков.

- Да, легко себе представить эдаких феминизированных мужчин, наш слабый сильный пол со всеми вытекающими последствиями: нерыцарское потребительское отношение к женщине (подруге, невесте, жене), почти полное атрофирование отцовских чувств…

- Действительно, если женщина контролирует все - и какую рубашку, и когда надеть, какую профессию выбрать, и на ком жениться, то у мужчины подсознательно формируется негативное отношение к женщинам вообще. И эти негативные стереотипы часто настолько устойчивы, что затем проявляются и в семье, и, самое интересное, в социальной жизни. Вспомним, к чему это привело в советском обществе - женщина заняла подчиненное положение и на работе, и в политической жизни. Мне самой, например, пришлось пережить эпизод, когда директор института, в котором я работала в конце 70-х - начале 80-х годов, не назначал меня завлабораторией, заявляя: «Я не могу повысить зарплату женщине на 100 рублей».

В результате мы и получили то, от чего сейчас страдает наше общество. У нас не просто очень мало женщин-депутатов, почти нет женщин-лидеров, но, вообще, крайне мало женщин, готовых заниматься политикой.

- Получается трагический, чреватый негативными последствиями разрыв между искусственно создавшимся матриархатом в семье, где главную роль играет женщина, и патриархатом в обществе: мужчина-президент, мужчина-глава Камбина, парламента, мужчины-депутаты. Разве не являются следствием отсутствия женщин у власти Афганистан, Приднестровье, Чечня?..

- Как в семье, так и в обществе. В управлении страной нам, глубоко убеждена, придется переходить от патриархальной однобокой системы к более современной, в которой широко будут представлены женщины.

И еще о той модели семьи, которая формировалась в послевоенное время. Это была модель тоталитарной семьи с жесткими правилами, системой наказаний, единоличным принятием решений, семейными секретами, отсутствием права на частную жизнь и т.п. Это как раз та модель семьи, которая преобладала в Германии в 20-30-е годы и стремительно внедрялась у нас с конца 30-х годов. Один из основателей неофрейдизма Эрих Фромм, анализируя причины утверждения фашизма в Германии, пришел к мысли, что общество, в котором преобладает доминаторная тоталитарная модель семьи, может сравнительно легко поддаться влиянию харизматической личности, которая хорошо владеет законами управления тоталитарной семьей. Как известно, Гитлер как раз и был такой личностью, а в Советском Союзе - Сталин.

- Я бы хотел вернуться к вопросу о феминизации мальчиков, мужчин…

- Очень сложный вопрос. Сегодня, я бы сказала, он звучит несколько по-другому. Мы говорим, что нет в семье женской и мужской работы. Хотим двигаться к партнерской семье.

Действительно, у нас произошла большая трагедия. Мы потеряли столько мужчин во время войны, во время репрессий… Семья феминизировалась в том смысле, о котором мы уже говорили. Эта феминизация была односторонней - все стратегические, все управленческие, все тактические решения на уровне семьи принимала женщина. Это, кстати, очень изменило женщину. Она вынуждена была играть в семье и роль матери, и роль отца. Мальчики были лишены опыта общения с мужчиной как в семье, так и в обществе (детские учреждения, школа, поликлиника - всюду женщины). Это привело к очень интересным, но, увы, печальным последствиям.

Например, модель поведения мужчины XIX- начала ХХ века. Мужчина - это физически сильный человек, готовый защитить физически слабую женщину, открыть перед ней входную дверь и пропустить ее вперед, уступить ей место в транспорте. И наконец, защитить ее честь, даже на дуэли, рискуя своей жизнью. И мальчик, юноша воспитывался так, что он знал - пригласив девушку на свидание, ты за нее отвечаешь, должен проводить ее домой… Во второй половине 80-90-х эта рыцарственность юношей практически была утрачена в нашей стране. Мы перешли к какой-то пародии на равенство полов.

Женщинам «доверили» самую тяжелую работу - на тракторе, с отбойным молотком при ремонте дорог, обход и ремонт железнодорожных путей, ни в коем случае не освободив ее от всех домашних обязанностей. Мужчина же утратил свою рыцарственность в самом широком смысле слова.

Мужчины утратили не только это. Когда представительницы бурно развивающегося женского движения начали говорить о правах женщин, о равенстве между мужчинами и женщинами, то очень скоро стало ясно, что и у мужчин в нашей стране много проблем. Появился гендерный подход - рассмотрение социальных, политических, групповых, индивидуальных проблем с учетом фактора различий между женщинами и мужчинами.

А тем временем на базе матриархальной тоталитарной поствоенной, посттравматической, если хотите, модели семьи начала действовать своеобразная социальная эстафета. Дети в такой семье, мальчики и девочки, восприняли эту модель как норму. У моего поколения сформировался образ женщины-матери, труженицы, которая работает, делает все по дому, решает все проблемы (здоровье, квартира, учеба, покупки и т.д.) и ни с кем не делится своей ответственностью. Для нас эта поведенческая модель была положительной. Мы приняли эту модель, взвалили на себя все бремя обязанностей, отняв их у мужчины. Некоторые женщины говорили: «Мне легче самой все сделать, чем ему объяснять. Он только развезет грязь и все сделает не так».

Мужчины соглашались, безропотно отдавали женам и свою зарплату, и всю ответственность. Ведь перед ними был образ их матерей, которые их всегда обслуживали и контролировали.

Интересно, что к нам в центр «Розрада» на консультации к психологам по поводу проблем, возникающих при воспитании детей, обращаются преимущественно женщины. Получается, что мужчине дома нечем заняться. Опустошается его душа, создаются условия и для употребления алкоголя в обществе таких же опустошенных и незанятых друзей, и для романов на стороне.

Мужчина брал реванш в социальной сфере, в политике. Руководители всех уровней - генсеки, члены политбюро, министры… сплошь и рядом - мужчины. Мы уже говорили об этом. «Вы, женщины, правьте в семье, а мы уж будем править вами в общественной сфере».

А в это время в цивилизованных странах деятели женского движения добивались действительно равных прав для женщин и мужчин на всех уровнях функционирования общества. Женщин не устраивала тоталитарная семья, их не устраивало то, что они не допущены к управлению государством на всех уровнях, включая и самый верхний. Ведь какую нам давали информацию о феминистках: это мужеподобные, непривлекательные, возможно, психически неустойчивые создания. В общественном сознании формировался весьма непривлекательный образ феминистки.

- У нас их еще называли «синие чулки»…

- Да, да. А фактически речь идет о гендерном равенстве, равенстве мужчины и женщины. Есть два человека, два партнера, которые вместе строят свою общую жизнь. Они не считают, что нянчить детей, готовить обед - это женское дело, а мужское - таскать трубы, забивать гвозди и… править государством. Сегодня уже можно считать сформулированным и принятым многими, что ничего нет позорного в том, что мужчина может остаться дома нянчить ребенка, а женщина, которая больше зарабатывает и делает карьеру, в это время будет трудиться. И они могут при этом быть счастливы. Домашняя работа распределяется. Мужчина может и поутюжить, и сварить, и постирать. И не по принуждению, а по договоренности. И это очень важно. Много достигли сейчас женщины в развитом, демократическом обществе.

- Где вы такие семьи наблюдали?

- Я видела это в Дании, Швеции, Германии, Канаде, США. Например, есть у меня друзья в Дании. Муж - архитектор, жена - переводчик и политический деятель, член Всемирной лиги женщин за мир и свободу.

Оба они - люди высокой культуры, профессионально поют, играют на многих инструментах. У них большая библиотека.

В этой семье трое детей. В доме царят мир и согласие. Когда я у них останавливалась в Копенгагене, с интересом наблюдала, как у них распределены обязанности. Что-то они делают вместе, например готовят ужин. Как-то заметила, как муж утюжил все, что нужно ему и ей. И это все тихо, без лишних разговоров, с колоссальным уважением друг к другу.

Меня поразило, как они обращаются со своими детьми. Мы привыкли, что у нас детям заявляют: «Взрослые разговаривают. А ты сиди тихо, чтобы тебя было видно, но не слышно». Кстати, это классический признак превышения власти родителей над детьми. А здесь мы все вместе сидели за ужином, разговаривали на политические темы. О неофашизме в Дании (что весьма поразительно). И сидящая с нами за столом их двенадцатилетняя дочь могла высказать свою точку зрения. Девочку выслушали с большим уважением, никто не оборвал ее речь. Сидя с нами за столом, она была равноправным членом сообщества в этой гостиной. В этой семье царят исключительно уважительные отношения друг с другом.

И второй яркий пример. Семья моих коллег-психологов в США. Они, кстати, возглавляют центр семьи и институт по разрешению конфликтов. И вот что интересно. Я задала вопрос: «Как у вас в семье распределяются деньги?» Дженей мне ответила: «У нас три счета. У каждого свой, но есть еще и общий. На общий счет мы помещаем деньги, которые идут на оплату дома, на хозяйство, на мебель и т.п.». Мне известен случай, когда эта замечательная женщина потерпела серьезный финансовый крах в связи с попыткой организовать проект совместной научной работы американских и украинских ученых. Одним словом, переоценила свои возможности. И было время, когда ей нечего было помещать на третий, общий, счет. И вот супруги договорились, что в период, когда она будет расплачиваться со своими долгами, ответственность за третий, семейный, счет возьмет на себя муж. Они договорились (!!!). Это было сделано добровольно. Без конфликтов, обид, скандалов, упреков: «Я тебя всю жизнь кормил». Это и есть пример партнерской семьи. Проблему можно обсудить и вместе найти ее решение.

- Энгельс говорил о трех формах брака, в общем и целом соответствующих трем главным стадиям развития человека: групповой - дикости, парный - варварству, моногамия - проституции. Обсуждал проблему нарушения супружеской верности, проституции и т.д. Какие основные формы брака существуют сто лет спустя после выхода работы Энгельса, в постиндустриальном мире?

- Это очень интересный вопрос. В мире существуют разные формы брака в зависимости от личностных и религиозных убеждений. У мусульман продолжает существовать полигамная семья с большим количеством жен. В христианском мире, в таких странах, как Япония, Китай, Израиль, существует моногамная семья. В цивилизованном мире большинство семей строится сознательно, как союз двух партнеров, которые хотят быть вместе. Интересно, что распространение СПИДа повысило риск случайных связей, стало меньше супружеских измен. И это по-своему укрепляет семью. Люди состоят в зарегистрированном или гражданском браке, вместе ведут хозяйство, имеют детей.

Что заметно изменилось в христианском мире - так это отношение к людям с сексуальными отклонениями - геям, лесбиянкам, бисексуалам. Они существовали всегда, но все это тщательно скрывалось. Их предавали проклятию, преследовали. И сегодня эта проблема до конца не разрешена. Появилось лишь более либеральное к ним отношение. Я, например, испытываю сомнение - так ли уж много людей с сексуальными отклонениями? Возможно, это такая форма протеста, может быть, социального протеста.

- Мы не будем говорить об аномалиях. Поговорим о нормальных семьях.

- Во многих странах люди считают, что семью надо создавать тогда, когда ее можно материально обеспечить. Браки во многих странах (Англия, Швеция) заключаются достаточно поздно. Многие пары начинают жить вместе довольно рано. Чаще всего без детей, но живут вместе, поддерживают друг друга.

- Это то, что называется фройдинг?..

- Да, это герл-френд, бой-френд. Это явление есть. Это тоже проявление моногамной семьи. Ей предрекали крах. Крах сейчас терпит тоталитарная семья. А вообще семья оказалась стойкой моделью общества. Это показали данные Международного года семьи, который провела ООН в 1994 году. Оказалось, что семья - ячейка демократии в обществе, вообще сердце общества, фундамент, поддерживающий устойчивость последнего. Это та структура, в которой происходит трансляция социальной эстафеты, формирование личности, где воспитываются дети. И мы знаем, каким путем развивается семья в развитых странах. Она все же выживает. Моногамная семья.

- Можно ли считать формой семьи эти фройдинги?

- Да, это как бы новая форма семьи, иногда переходная к традиционной форме. К сожалению, сейчас очень широко распространена другая форма семьи - один из родителей, чаще всего мать, и ребенок (дети), так называемая неполная семья. Известно, что в США таких семей больше среди чернокожего населения. Это то, что у нас называется «мать-одиночка». В некоторых случаях это следствие развода, в других - женщины по каким-то причинам идут на это.

- Добрачные связи?

- Нет, чаще это не добрачные, а внебрачные связи. Когда женщина не хочет (или не может) замуж, не хочет (или не может) вступать с мужчиной в семейные отношения. Таких случаев сейчас много. Можно сказать, что существует тип моногамной семьи, в которой есть свободное, без каких-либо обязательств объединение юноши и девушки. И есть партнеры, которые связывают себя определенными обязательствами независимо от того, зарегистрирован ли их брак. И наконец, как уже отмечалось, есть один взрослый человек, который имеет детей. Последних сейчас очень много. К сожалению, дети одиноких родителей часто психологически травмированы. Психологи и в развитых странах, в таких странах переходного периода как Украина, знают, что дети в неполных семьях очень часто страдают.

Возможно, это переходная форма семьи, от которой человечество откажется. Потому что сегодня не найдено эффективного способа общественного воспитания детей, семья сохраняет свою важнейшую функцию воспитания детей. Ребенок нуждается в обоих родителях. Детям родителей-одиночек (как матерям, так и отцам) трудно строить отношения с людьми как в семье, так и на работе, в обществе. Мы еще не знаем, куда придет общество в связи с ростом количества неполных семей. Как правило, у одиноких родителей есть психологические травмы, связанные с обидой на партнера, иногда стремление быть самостоятельной, не быть порабощенной другим человеком. Однако известно, что для детей это болезненно.

- Что предугадал и в чем ошибался Энгельс?

- Я фактически ответила на этот вопрос. И думаю, что с этим прогнозом произошло то же, что со всеми прогнозами Маркса и Энгельса. И это нормальная ситуация. Классики марксизма анализировали ту ситуацию, которая сложилась в XIX веке. То была одна стадия развития общества. Сейчас, через 100 лет, в постиндустриальном обществе все очень изменилось. Развитие общества показало, что отделять человека от собственности нецелесообразно и не нужно. И соответственно, наш 70-летний эксперимент показал, что отделенная от собственности семья не становится от этого счастливой. Ни одна проблема не исчезла.

- Энгельс об однолюбах и многолюбах. Мне думается, что он имел в виду и личный опыт: свой - многолюба и Маркса - однолюба.

- Были еще Герцен и Огарев - сложно было у них обоих тоже. Я думаю, однолюбы и многолюбы - очень упрощенный тезис. Очень многое зависит от того, как человек сознательно формирует свои отношения с другим человеком. Я вообще считаю, что любовь - это такой же талант, как и реализация любой другой одаренности. Один человек одарен способностью глубоко любить и вносить в эту любовь весь свой творческий потенциал. А другой - не способен. Он идет на множество любовных связей, ищет разнообразия, удовлетворения своих потребностей. И есть еще одна проблема - кого ты полюбишь. Один встречает человека, который может быть объектом такой всепоглощающей любви. А другой человек не встречает. Он все время в поиске. Я считаю, что все люди неповторимы так же, как их отпечатки пальцев. Да, есть разнообразие. И есть люди, которые пытаются найти какую-то особую комфортную ситуацию для себя. Очень многое зависит от самооценки человека, от его умения строить отношения с другими людьми, потребности иметь большую любовь или потребности в разнообразии.

- Энгельс также говорил о том, что придет время, когда моногамный брак уже не будет устраивать людей. Он полностью разделял мнение Моргана: так как моногамная семья за период от начала цивилизации усовершенствовалась, и это особенно заметно в современную эпоху, то можно, по меньшей мере, предполагать, что она способна к дальнейшему совершенствованию, пока не будет достигнуто равенство полов. Если же моногамная семья в отдаленном будущем окажется не способной удовлетворять потребности общества, то невозможно заранее предсказать, какой характер будет иметь ее преемница.

- Энгельс, конечно, был смелым человеком, когда брался прогнозировать на основе рассуждений. Чтобы сделать такой прогноз, я думаю, надо проводить серьезные исследования. Но самое интересное другое. Моногамная семья действительно прошла определенные стадии развития. И все же в конце ХХ ст. мы имеем особое, я бы даже сказала культовое, отношение к семье - и на уровне Организации Объединенных Наций (1994 год был объявлен Международным годом семьи), и на уровне отношения к семье всех мировых религий. Сейчас признается всеми, что семья - основа стабильности общества, структура трансляции социальной эстафеты в области культуры, системы воспитания детей, ячейка демократии в системе общественных отношений.

- Семья будущего и сексуальная культура?

- Я как раз не отношусь к людям, которые прогнозируют, да еще так, с размаху. Одно несомненно: сексуальную культуру надо, безусловно, привносить в наше общество. Нашим людям предстоит научиться разговаривать с детьми о сексуальных отношениях, научиться цивилизованно жить в условиях свободы сексуальных отношений, научиться создавать семью не только на основе сексуальной привязанности, но и на основе равного партнерства между женщиной и мужчиной, сознательного отношения к проблемам воспитания детей… Я думаю, что, находясь в переходном периоде познания достижений человечества в построении многообразных и многоканальных отношений между членами семьи, нашего национального самоопределения, мы можем увидеть свет в конце туннеля. Люди уже находят возможность преодоления сексуальной свободы в построении прочной, гармоничной, партнерской семьи. Прогнозировать я не решаюсь. Однако сегодня человечество знает уже много психологических секретов построения семьи, как основной ячейки общества, где демократически, полноценно развивается личность.

- Не считаете ли вы, что отсутствие сексуальной культуры становилось и становится причиной многих семейных трагедий, разводов и т.д.

- Безусловно.

- Ну, например, тот стереотип, который сложился. Сексуально неграмотная жена, пожив со своим мужем, делает вывод об их сексуальном несоответствии. Отсюда и поиски случайных связей, курортных романов… А семейная жизнь превращается в пытку для обоих.

- Вы безусловно правы. Сейчас у нас сексуальная культура выше, чем, скажем, 25-30 лет назад. Страшнее было в 40-50-е годы, когда девушка выходила замуж и вообще не знала, что ей предстоит. Да и юноша часто находился в таком же неведении. Есть основания думать, что в то время большинство советских семей в сексуальном отношении были несчастны. У них были дети. Они находили какие-то способы сосуществования. Сейчас ситуация значительно лучше, хотя бы потому, что появилась информация, партнеры уже учатся говорить между собой на эту тему, знают, что могут обратиться за помощью к врачу, к психологу, знают, что о сексуальных отношениях необходимо уметь разговаривать со своими детьми. Мы движемся по пути развития сексуальной культуры нашего общества. Это хорошо. Но очень многого не хватает.

…В конце 1997 года я была в командировке в Канаде. В Монреале посетила центр помощи бездомным (основан в 1889 году), а в Торонто - центр для молодых родителей. Обсуждая со своими коллегами в Институте психологии результаты этих посещений, пришла к выводу, что в целом там общество психологически весьма грамотно, т.е. каждый человек лучше, чем, скажем, 50 лет назад, подготовлен к повседневной жизни. И это произошло прежде всего за счет колоссального распространения психологических знаний через средства массовой информации, через издание книг, буклетов, брошюр, их распространение через развитую сеть неправительственных организаций (весьма ощутимо поддерживаемых правительствами), создание информационно-психологических центров при школах (в США) и т.д. и т.п. Родители знают, как следует относиться к наказаниям ребенка и каковы последствия жестоких наказаний, а дети знают о том, что имеют право не подвергаться насилию. Знают родители и о том, как помочь ребенку, когда ему страшно, что делать, куда обратиться в сложных ситуациях… И мне вспомнилось, какой информационный вакуум был, когда мы воспитывали своих детей. И вдруг я достала чешскую книгу «Наш ребенок», в которой было множество простых и таких необходимых советов. И потом в течение нескольких лет эта книга «жила» по году в тех семьях моих друзей, в которых появлялся ребенок. Фантастическая, но вполне реальная ситуация.

- Энгельс предрекал, что в обществе, свободном от эксплуатации человека человеком, где все средства производства обобществлены, проституция сама собой отомрет. Отомрет ли проституция в XXI веке, о котором мы с вами говорим? И даже в третьем тысячелетии?

- В советское время у нас было меньше проституции, потому что у нас существовал тоталитарный режим со своими запретами и репрессивными мерами пресечения. Но это не решение проблемы. Мне трудно ответить на ваш вопрос. Я могу отметить лишь два обстоятельства. Первое - преодоление насилия над детьми. Есть данные, что 90% женщин, которые занимаются проституцией, подвергались в детстве насилию. Либо они переживали насильственное сожительство со взрослыми мужчинами, чаще всего родственниками, то, что называют инцестом, либо были изнасилованы. Происходит такое травмирование девочки, девушки и такое неприятие ею нормальной сексуальной жизни, которое приводит к проституции.

И второе. То, что мужчины не обучены нормальным сексуальным отношениям. Нет правильного воспитания в семье, не сформировано такое отношение к любви, которое становится потребностью в гармоничных отношениях. У мужчины появляется уверенность в возможности использовать женщину для удовлетворения своих сексуальных потребностей, которые выступают для него рядоположно с удовлетворением любой другой потребности.

И наконец, недостаточная информированность населения о последствиях случайных связей. Проституция - это общечеловеческая проблема. Есть предостережение. Есть данные психологических исследований. Жизнь покажет, как человечество с этим справится.

- Что же происходит с моногамной семьей в настоящее время? Каков ее запас прочности? И какой, наконец, вам видится семья в XXI столетии?

- Запас прочности у семьи немаленький. Программа поддержки семьи постоянно в центре внимания ООН. В принципе семья выживает. Она является достаточно устойчивым образованием. Главное - существуют женщина и мужчина, которые живут вместе, ведут общее хозяйство, растят детей, поддерживают друг друга… Я не вижу тех разрушающих кризисных тенденций, которые способны привести к краху семьи в начале XXI столетия. Думаю, сейчас трудно прогнозировать XXI столетие в целом. Почему? Дело в том, что мы находимся сейчас в процессе ускоренного развития человечества. Многие изменения весьма сложно прогнозировать, нужны серьезные исследования. Многое зависит от того, как человечество будет развиваться духовно, какие ценности будут превалировать в его развитии.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК