РОЗА ПАХНЕТ РОЗОЙ… ИЛИ КАК ВЫСТОЯТЬ В ВИХРЕ ВНЕШНИХ ОЦЕНОК?

15 ноября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 44, 15 ноября-22 ноября 2002г.
Отправить
Отправить

Проблема прозвищ, кличек, ярлыков, нарицательных имен гораздо острее и серьезнее, чем может показаться на первый взгляд...

Проблема прозвищ, кличек, ярлыков, нарицательных имен гораздо острее и серьезнее, чем может показаться на первый взгляд. Это проблема изменений, происходящих в людях вследствие воздействия со стороны других людей. Она относится к сфере вездесущего социального влияния на личность, стереотипов восприятия и оценки целой общественной прослойки или отдельного индивида. Прозвище может характеризовать принадлежность человека к какому-либо кругу единомышленников или просто очень похожих людей по культурным, политическим, экономическим и другим признакам. В любом случае это — навязываемая роль, в той или иной степени принимаемая или отвергаемая нами.

Так когда-то появились «стахановцы», к такой когорте причисляют себя «динамовцы», «крутые» и т.д.

Кроме общих обозначений и имен, есть личные, предназначенные непосредственно для конкретного человека. Мы нарекаем друг друга прозвищами, даем личные оценки, зачастую не предполагая их вреда. Давая персональную оценку, мы тем самым выражаем свое настроение, собственные ожидания, эмоциональное отношение к самому человеку, к тому, что он сделал или делает: дорогуша, противный мальчишка, зайка, непоседа… В обращении, часто того не осознавая, человек проявляет личное отношение к себе самому и людям вообще, а также свою культуру. Согласится ли девочка-подросток пойти на консультацию к гинекологу, если понаслышке от подруг врач не преминет обозвать девушку, бестактно обвинить в доступности и легкомысленности? Можно ли внимать словам учительницы, которая неуспевающих учеников, невзирая на причины, называет идиотами, тупицами, дебилами, а тех, кто противится бесконечным и абсурдным требованиям, — неисправимыми или трудными? Легко допускаются обидные клички и прозвища в садиках и школах. «Корова», «урод», «козел» и подобные не такая уж редкость в детской среде. Не всегда воспитатель детсада и школьный учитель склонны серьезно проанализировать степень безобидности или вреда того или иного прозвища. Бывает, что несимпатичная эмблема «украшает» человека из года в год, перенося горький опыт во взрослую жизнь. Так, «нюня» и «плакса» Олег в свои 20 лет по-прежнему, по-детски боялся выйти на улицу, дабы не услышать издевки и не получить по шее от хулиганистых сверстников. Ему постоянно казалось, что кто-то смеется над его неумелостью, неудачливостью, что все замечают его застенчивость и боязливость, а кое у кого и руки чешутся. Потребовалось немало усилий, в том числе и психотерапевта, чтобы помочь юноше избавиться от хронических переживаний, поверить в себя, уважать в себе человека, мужчину.

Не безобидны и хвалебные, льстивые, «сахарные» прозвища, которые человек получает как награду, подарок за кажущиеся или настоящие заслуги или преимущества. Чем, например, лучше «зайки» прозвище «красавица»? Став молодой девушкой, она может быть не готовой адекватно воспринимать критику и замечания сверстников и людей более старшего возраста, станет недружелюбной, пренебрежительной, неискренней, с гипертрофированным чувством собственной исключительности. А что произойдет с «профессором», когда он провалится на вступительном экзамене в престижный вуз и станет разгружать на рынке ящики с кукурузным маслом и майонезом? Критичный взгляд на себя, правильная оценка своих достоинств и недостатков, осознание себя самостоятельной личностью, свободной от каких-либо внешних оценок, поможет реагировать на подобные жизненные коллизии с меньшим ущербом для себя.

Искусственная притяжка к высшему или низшему, вершине или дну, прекрасному или безобразному влияет на развитие самооценки сначала ребенка, потом и взрослого. Нависая над личностью, прозвище, клеймо глубоко пускают корни в ее структуру, разрушая, уродуя, искривляя нормальное развитие. Психологи советуют вообще обходиться без обобщений, а поощрять или критически относиться к конкретному действию, отдельному поступку, а не навешивать ярлыки на личность в целом. Тем более не вживлять их методично и регулярно до тех пор, пока человек сам себя не узнает, а станет жить чужими мыслями, чужими идеями, а может быть, и чужой жизнью. Таких нетрудно склонить и к противоправным действиям, и к наркотикам, и к алкоголю, и к какой-либо религиозной секте.

Однако в некоторых случаях прибегнуть к определению, например, поощрительному, просто необходимо и оправданно. «Ну, ты и силач!», — говорит мама, подбадривая болезненного сына во время спортивных занятий. Здесь, как и во многих других случаях, необходима мера, чтобы не превратить человека в зависимого, ведомого, безвольного. Для более сильного человека прозвище может стать дополнительным стимулом к личностному росту, к преодолению собственных недостатков, пороков, к пересмотру своих человеческих качеств. Как протест против каких-либо ограничений, механизм защиты своего «Я». Для слабого прозвище может стать началом падения, краха, безверия в себя, в свои возможности, в свой талант, а значит, к потере собственной индивидуальности. Человек, находясь под гнетом внешней оценки, как бы перестает делать собственный ответственный выбор, заменяя его той ролью, которую от него ожидают. «Я — плохой. А значит поступать хорошо необязательно. Каким видят меня, таким я и буду!», — говорит подросток, не научившийся опираться на свою собственную оценку.

Как и насколько сильно влияет на нас авторитетная внешняя оценка? Таким вопросом задались психологи и провели следующий эксперимент. Испытуемым был предложен глубинный психологический тест. С его результатами, не зависимо от того «плохие» они или «хорошие», ознакомили половину испытуемых. Оказалось, что у «познавших себя» испытуемых резко (пусть и временно) снизилась способность к решению абстрактных задач, которая лежит в основе творческой активности человека. Такая активность необходима для эффективного разрешения повседневных жизненных ситуаций. Причиной ее снижения явилось то, что человек был переключен на преодоление когнитивного диссонанса — наличия взаимоисключающих альтернативных представлений о себе. Таким образом, испытуемый из состояния творения своей жизни перешел в состояние неконструктивной защиты. Показательно, что сильнее всего пострадали от информации именно те, кто не умел опираться на собственное мнение о себе.

За прозвищем, клеймом, ярлыком не видно личности в целом. В этом их особенность. Нередко прозвище характеризует какую-то отдельную черту человека или особенность его внешности. Парнишку с веснушками скорее всего назовут конопатым или рыжим, а тугосоображающего — «тормозом». В любом случае прозвище не способно охарактеризовать человека во всей его полноте. Лучшим обращением, которое исключало бы любые оценки, можно считать имя, данное человеку при рождении. Такую полезную привычку — называть другого по имени — нужно воспитывать уже с детства, формируя у ребенка способность не зависеть от соблазна поизощряться в своем остроумии, желании подзадеть, оскорбить, унизить другого, подчинить его себе или группе. А значит, обезличить, лишить самого ценного — «Я» во всем его многообразии и целостности. Никто не имеет права на манипуляцию человеком, его сознанием. Но это случается. Тот, кто берет на себя право сказать нам «Ты хороший!», как бы отстаивает и право сказать «Ты плохой!». Поэтому нужно предоставить каждому возможность самому ставить себе оценки, пожурить, похвалить, а если нужно, и наказать себя. Доверять больше себе, а не другим, какими бы авторитетными они ни казались. И, конечно, быть честным перед собой, вырабатывать собственную жизненную позицию, устойчивую самооценку, умение отторгнуть постороннее пагубное мнение, как чужеродное тело отвергается здоровым крепким организмом. Тогда можно уберечь и сохранить самого себя, свое достоинство, право на интерпретацию собственных поступков и своей жизни. Тогда и оттопыренные уши, и пленительные глаза, и заикание другого человека будут восприниматься лишь как часть его безграничной и бездонной человеческой сущности.

Как можно повысить свою сопротивляемость негативному внешнему влиянию? Существует целый ряд способов. Один из них предполагает наличие: осознания человеком существования социального влияния; способности доверять собственному мнению; способности познавать себя; критичности к аргументам (оценкам) своего окружения; способности их оспаривать и отстаивать свое собственное мнение.

Наивысшей формой отношений между людьми является любовь, которая понимается как «переживание» другого во всем его своеобразии и неповторимости.

Более того, как считает Фон Хаттингберг, любовь видит человека таким, каким его «предполагал» при создании Бог. В духовном акте любви человек постигается не только тем, чем он «есть» во всей своей неповторимости и многообразии, но также и тем, чем он может стать и станет. Значит, любовь — это потенциальная «возможность» человека реализовать самого себя, в такой же мере и другого, разбивая в щепки оковы любого куцего шаблона, стирая тем самым все наносное и несущественное.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК