Невостребованное наследие

19 августа, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 32, 19 августа-26 августа 2005г.
Отправить
Отправить

Только история человечества в целом может дать масштаб для осмысления происходящего с нами сегодня...

Только история человечества в целом может дать масштаб для осмысления происходящего с нами сегодня.

Карл Ясперс

Нема нам щастя — мусить бути чудо.

Ми ще постанемо з руїн.

Лина Костенко

Как известно, инаугурация действующего президента прошла без таких атрибутов нашей независимости, как флаг и булава Богдана Хмельницкого. Главной причиной этого стало обстоятельство, что упомянутые святыни не принадлежат народу Украины и находятся на нашей земле временно. Да разве только они? Перечень того, что обязательно должно было быть в Украине, но находится в каком-то другом месте, и прежде всего в музеях и библиотеках северо-восточной соседки, занял бы очень много места. К сожалению, это является закономерной платой за нашу безгосударственность в течение последних трех веков. С другой стороны, слава Богу, наша земля — одна из самых богатых в мире археологическими памятниками. Хотя нас и приучили не осознавать этот очевидный факт. К сожалению, остатки греческих причерноморских полисов и десятки тысяч курганов исследованы лишь частично, значительно в большей мере они просто разграблены. Поэтому, наверное, уже нечего надеяться отыскать там раритеты, сравнимые по художественной стоимости со знаменитой скифской пекторалью.

Но есть у нас еще одно — и наверное, последнее — большое и почти невостребованное наследие под названием Триполье-Кукутени. До недавнего времени казалось, что в государственных музеях за прошедшие 100 лет накопилось довольно много разнообразнейшей трипольской керамики. Однако после знакомства с трипольской экспозицией коллекции «Платар», собранной только за несколько последних лет, становится очевидно, что на самом деле народ Украины владеет в лучшем случае лишь незначительной частью того, чем мог бы владеть. Не меньший шок вызывает знакомство с не менее фантастической коллекцией Александра Полищука, собранной, а точнее, склеенной и отреставрированной самим коллекционером. Ряд предметов из этой коллекции просто уникален. Прежде всего это касается трипольских Венер и Барби. К сожалению, ничего похожего в государственных музеях просто нет. Широкий зритель сможет убедиться в этом лично, посетив частный музей Александра Полищука и его коллег в с. Триполье. Поэтому неудивительно, что я, почти подсознательно, время от времени пытаюсь просто постоять в одиночестве среди трипольских вещей — этой первичной и еще совсем не испорченной дальнейшими наслоениями человеческой цивилизации наивно-детской красоты. Мне кажется, это один из простейших способов сбросить с себя стрессы большого города, самоочиститься и опять начать воспринимать окружающий мир в цвете.

Что касается археологов, то они свое дело знают и исправно выкапывают, а то и просто на поверхности земли собирают многочисленные трипольские черепки. Но именно в этом и состоит суть проблемы. Общеизвестно, что найти целый и неповрежденный трипольский горшок, особенно крупный — настоящая редкость. Поэтому при раскопках пытаются отыскать значительные фрагменты конкретного горшка или фигурки, чтобы со временем попытаться их отреставрировать. И хотя на территории Украины насчитывается более двух тысяч трипольских поселений, в том числе и до десяти протогородов, целых вещей найдено совсем немного. И шансы отыскать их в будущем постоянно уменьшаются. Плуги мощных «Кировцев» и «Т-150», вышедшие на наши поля и огороды вместо волов и коней несколько десятилетий назад, ежегодно выворачивают на поверхность трипольское наследие в виде миллионов обломков обожженной и перебитой керамики, чтобы через несколько месяцев опять запахать их в землю. Я знаю села, где крестьяне выложили ею многометровые дорожки или просто кучами вывезли на мусорник. Но я видел, как из кусков этого, казалось бы, негодного боя в терпении и мучениях рождается настоящий шедевр — творение рук и фантазии наших далеких и отнюдь не примитивных пращуров. Нам почему-то редко приходит в голову, что сквозь разноцветные и фантастические линии росписи из сверхглубин времени в 5—6 тысячелетий на нас смотрит сама госпожа История.

Неудивительно, что запасы черепков, прежде всего трипольских, в наших музеях и хранилищах Института археологии НАНУ постоянно растут. А средств на их реставрацию выделяется традиционно мало. При этом зарплата у реставраторов такая, что практически все они вынуждены где-то подрабатывать. А об уровне обеспечения процесса реставрации затратными материалами вообще лучше не вспоминать. Так что во время переезда того же Института археологии в новое помещение на Оболони более десяти лет назад в Опишнянский краеведческий музей на Полтавщине вывезли два «КАМАЗа» таких черепков. Дескать, пускай местные гончары посмотрят и поучатся у своих пращуров. Стоит отметить, что местное начальство оказалось хорошим хозяином, и бережет этот подарок судьбы пуще зеницы ока.

В общей сложности сложилась парадоксальная ситуация. Хотя четверть территории Украины буквально нашпигована фрагментами трипольских раритетов, в подавляющем большинстве краеведческих музеев нашей страны трипольские экспозиции просто отсутствуют. Именно поэтому руководство областей и больших предприятий из разных регионов нашего государства постоянно обращается к владельцам коллекции «Платар» с просьбой показать ее у себя. И те не отказывают. Коллекция уже побывала в Виннице, Херсоне, Запорожье и Николаеве. Иметь же дело с государственными музеями никто не хочет — слишком это неблагодарное дело.

Неудивительно, что и в Европе почти ничего не знают о Триполье и даже не подозревают об огромном влиянии, оказанном им на становление мировой цивилизации. В том же Лувре и других парижских музеях нет ни одной трипольской вещи, хотя у них представлены неплохие коллекции керамики практически всех известных культур и цивилизаций Евразии. Кстати, в октябре с.г. супруга президента Екатерина Ющенко впервые будет презентовать за границей трипольскую часть коллекции «Платар». Не сомневаюсь, что после презентации экспозиции в Лондоне, Берлине, Афинах, Каире, Анкаре, Тегеране и Пекине многое до этого времени непонятное и невыясненное в огромном отрезке времени под названием «доистория античности» найдет свое логическое объяснение.

Возьмем, для примера, символы на трипольской керамике, обычно считающиеся декором росписи. Да, одним из самых распространенных символов на керамике разных культур Евразии во времена до Рождества Христова является изображение обычной решетки, расположенной прямо или повернутой на 45°. По мнению московского шумероведа Анатолия Кифишина, пиктограмма в виде решетки означает траву или зеленые всходы вообще, то есть символизирует собой плодородие. Вот, например, как она выглядит на панно № 2 грота Мон Пиво на юге Франции рядом с пиктограммой «правитель» в виде креста (рис.1).

Примерно в VIII тысячелетии до н.э. с территории Франции она попала в гроты и пещеры святилища «Каменная Могила», где до сегодняшнего дня сохранились десятки ее изображений (рис.2).

Вполне естественно, что пиктограмма «трава-плодородие» не могла не понравиться трипольским земледельцам. Сначала они украшали ею ритуальную посуду. Потом попытались воссоздать внешность божка плодородия Утуга. Вот как выглядит его маска и изображение на посуде, найденной при раскопках протогорода Майданецкое (рис.3,4). Похоже, что решетками на месте ушей Утуг улавливал далекий гром, предвещавший ливень. Отечественные археологи упрямо не признают дешифровок Анатолия Кифишина и называют это изображение маски «фрагментом сосуда со знаком».

Не меньшей популярностью пользовалась пиктограмма-решетка, повернутая на 45°, которая, по мнению Анатолия Кифишина, имеет два значения — степь и путешествия. Похоже, ее выдумали сами жрецы святилища «Каменная Могила», когда возникла необходимость дать письменное название территории вокруг святилища. Они пришли к логичному выводу, что «трава» и «степь» являются взаимосвязанными понятиями. Поэтому вместо того чтобы выдумывать что-то новое, просто повернули пиктограмму «трава» на 45°. По-видимому, эта пиктограмма должна была обеспечить идеологическую поддержку активной аграрной деятельности местного населения, поскольку именно в VIII тысячелетии до н.э., то есть одновременно с земледельцами Балкан, в Приазовье начали разводить домашний скот и выращивать ячмень. Необходимо отметить: обе пиктограммы являются базовыми для любого народа, этноса или племени на планете Земля. Ведь только наличие своей территории или, говоря современным языком, родины и благоприятного климата, дает возможность из года в год и из поколения в поколение добывать хлеб насущный для себя и своей семьи. Поэтому, по моему мнению, новая пиктограмма имела еще одно значение — «мать-родина».

Из пещер и гротов святилища «Каменная Могила» под Мелитополем наши пиктограммы-сестрички — «трава-плодородие» и «степь-родина» — разошлись по просторам Евразии. Вот как они выглядят, например, на шумерском ритуальном кувшине (рис.5).

Не обошли они стороной также Иран (Сузы), Турцию, Египет и Китай, и не канули в Лету после того, как прекратили свое существование последние трипольские поселения. Их эстафету подхватили племена срубной культуры (рис.6).

В начале ІІ тысячелетия до н.э. конные срубники на колесницах, которых мир знает как «ахейцев», захватили Малую Азию, Балканы и север Апеннинского полуострова. Об этом красноречиво свидетельствует наличие наших пиктограмм-сестричек на крито-микенской и древнегреческой керамике. Наиболее выразительно они представлены на глиняном кентавре из археологического музея в г. Халкис (Греция) да уникальной женской фигуре, экспонирующейся в Лувре, — идол-колокол (рис.7).

Ее нашли в Беотии (Греция), время изготовления — примерно 700 год до н.э. Несмотря на маленькую девичью грудь, французские учены непонятно почему назвали ее идолом-колоколом. О значении символов на ее одежде (которые, несомненно, аналогичны трипольским) они пишут очень неконкретно и малопонятно, чем похожи на отечественных трипольеведов. Тем временем перед нами очень выразительное и, как мне кажется, на удивление поэтическое совмещение трех вечных символов — причерноморской прародины, плодородия и веры в светлое будущее. О первом свидетельствует знакомая пиктограмма, украшающая центр сарафана и самих птиц. Колоски, или просто зеленые веточки, символизируют расцвет всего живого и предвещают хороший урожай. Сварги-звезды — закрученные по часовой стрелке, следовательно, говорят о победе добрых сил над темными.

После того как в Греции на первое место окончательно вышли герои-мужчины — Одиссей, Ахилл и Александр Великий, наши пиктограммы-сестрички нашли постоянный приют в женской половине дома. Они украсили собой пиксиду — цилиндрическую коробочку с крышкой, в которой гречанки хранили свои украшения (рис.8).

Отечественные историки Виктор Клочко и Леонид Зализняк тоже поддерживают изложенную выше теорию. Еще несколько лет назад они обратили внимание на тождественность вооружения позднесрубного (сабатиновского) населения с вооружением так называемых «народов моря», захвативших Малую Азию, Балканы и воевавших с Египтом.

В последующие века наши пиктограммы-сестрички на керамике, украшениях, одежде переходили как своеобразная эстафета от одних племен и этносов — к другим, регулярно менявшимся на нашей такой древней земле. И хотя народные мастерицы даже уже и не догадываются об их первичном значении, они и по сей день рисуют их на пысанках и вышивают на сорочках.

Гуцульские хозяйки на Рождество также вешают в красном углу над образом Сына Божьего вот таких голубей-пысанок, украшенных нашими пиктограммами-сестричками, как и их пращуры на протяжении тысячелетий. По народным поверьям, это сам Бог Отец лелеет свое дитя, оберегая его от злых сил ( рис.9).

Дошли трипольские символы и до Китая и Японии. Известнейший из них — знаменитый Инь-Янь — символ Добра и Зла, Светлого и Темного. На древнекитайской керамике он появляется только в І тысячелетии до н.э. Увидеть эти символы собственными глазами и убедиться в том, что родом они из Украины, имеют возможность посетители Всемирной выставки в городе Нагата (Япония). Еще в прошлом году Кабмин решил отправить туда самые интересные трипольские экспонаты коллекции «Платар». Однако после того как совладелец коллекции Сергей Платонов отказался «делиться» раритетами с бывшими власть имущими, приглашение отозвали. В освободившуюся нишу в последнюю минуту сумел проскользнуть со своими шедеврами Александр Полищук. Вокруг них всегда людно. Глядя на трипольский Инь-Янь, отдельные посетители начинают задумываться над справедливостью общепризнанного постулата о «Свете с Востока».

Несмотря на вышеизложенное, большинство отечественных археологов и историков и далее придерживаются теории о локальности и малозначимости трипольской культуры (термин «цивилизация» в соединении с Трипольем они из принципа не признают). Истоки такого отношения, безусловно, следует искать в нашем прошлом. Ведь малороссы по определению не могли иметь более давнюю историю, чем великороссы. Особую популярность эта аксиома приобрела в сталинские времена. Так, одним из «мероприятий» подготовки к празднованию 300-летия воссоединения Украины с Россией стали репрессии в 1947—1950 годах против многих известных отечественных трипольеведов. В послесталинскую эпоху, и особенно с 60-х годов, когда с помощью аэрофотосъемки были зафиксированы очертания исполинских протогородов, трипольское наследие и его периодизацию стало замалчивать труднее. Триполье, конечно, изучали, но медленно и как-то выборочно. Так, археологические раскопки на наиболее изученном трипольском протогороде Майданецкое были прекращены сразу после провозглашения Украины независимым государством. Таким образом, до сегодняшнего дня остались неисследованными остатки крупнейших на то время в мире общественных сооружений площадью 600—800 кв. м каждое. Зато изучались остатки отдельных жилищ значительно меньших размеров на других поселениях.

Вообще, если бы не интерес общественности, если бы не крупнейшая в мире частная коллекция трипольской керамики «Платар», многочисленные фильмы и книги по этой теме, если бы не проведенный в прошлом году — отнюдь не за государственные средства — І Всемирный конгресс «Трипольская цивилизация», то и сегодня мы бы знали о Триполье не намного больше, чем 20—30 лет назад.

Вполне очевидно, что простое увеличение бюджетных ассигнований на реставрационные работы (кстати, в 2005 бюджетном году не предусмотренное) почти ничего не даст. Ведь за те копейки, которые платит государство в виде зарплаты реставраторам, значительного количества трипольских шедевров мы не дождемся. Реально надеяться можно только на патриотизм зажиточных украинцев и людей, симпатизирующих новой Украине в мире. Именно среди них имеется больше всего потенциальных почитателей Триполья. Надеюсь, что многие из этих людей откликнутся на просьбу сделать посильный вклад в такое благородное дело. Тем более, если государство будет гарантировать, что их имена отправятся в будущее вместе с отреставрированными трипольскими шедеврами. Мне кажется, это довольно надежный способ обеспечить себе бессмертие.

В «ЗН» от 22 января с.г. Сергей Махун справедливо отметил: «Реституция и возвращение культурных ценностей «на места их дислокации» освящены правом и продиктованы этикой». Однако на практике этот процесс затягивается на десятки лет и далеко не всегда завершается успехом. Для меня очевидно, что проблему массового возвращения из-за границы многочисленных украинских реликвий можно будет решить только после того, как будет отреставрировано значительное количество трипольских раритетов и с ними познакомится мир. Сомневаюсь, что Украине охотно вернут большинство национальных реликвий в обмен на незначительную часть трипольских шедевров. Ведь иметь в своих музеях артефакты, найденные в земле, без которой невозможно представить себе становление мировой и европейской цивилизации, всегда почетно.

P. S. Очень странно отношение украинского бомонда к трипольскому наследию. Если бы остатки трипольских протогородов были на территории Румынии или в Подмосковье, они уже давно были бы отреставрированы и на них бы ездил смотреть весь мир. Совсем другое дело — Украина. Вместо того чтобы восстанавливать Майданецкое, археологические исследования этого протогорода со дня провозглашения независимости прекратили вообще. Материал о необходимости создания мощной сети реставрационных центров, которые бы специализировались на трипольской керамике, пылится в моем ящике уже несколько лет. Очевидно, что публиковать его во времена Табачника—Кучмы было просто бессмысленно. Тем не менее события последних месяцев свидетельствуют о том, что на практике сдвинуть это дело с места и при новой власти будет весьма непросто. Ведь Кабмину на фоне бюджетных и реприватизационных баталий просто не до того. Следовательно, надеяться остается только на самого Виктора Ющенко и его супругу. В отличие от большинства представителей отечественной элиты, похоже, только они понимают, что большое и, к сожалению, еще почти не востребованное трипольское наследие необходимо прежде всего не столько объединенной Европе или США, сколько нашим детям и внукам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК