НА ПЕНСИИ — ЖИТЬ!

06 сентября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 34, 6 сентября-13 сентября 2002г.
Отправить
Отправить

Этот случай мне почему-то особенно запомнился. Известный своей благотворительностью фонд имени М...

Этот случай мне почему-то особенно запомнился. Известный своей благотворительностью фонд имени Мартина Нимёллера взял как бы опеку над селом Перемога, что в Барышевском районе Киевской области, дотла сожженном немецкой карательной командой во время Второй мировой войны, жители которого (более двух тысяч человек) были вывезены на принудительные работы в третий рейх. Теперь фонд Мартина Нимёллера помогает селу, особенно старикам и детям: регулярно завозит туда продукты питания, медикаменты, одежду и обувь, опекает дом престарелых и школу. Кроме этого, с разрешения сельского совета фонд реконструирует бывший детский сад под своеобразный Центр дружбы, культуры и отдыха.

Разработать проект — принять участие в конкурсе предложили студентам архитектурных факультетов Киевского строительного и Веймарского университетов. Для их обсуждения представителей села и молодых архитекторов пригласили в Германию. Председатель фонда Мартин Штёр спросил у киевских студентов, почему они не предусмотрели в Центре дружбы кафе для пожилых людей, а также пандусы для инвалидных колясок? Будущие архитекторы не смогли ответить на вопрос. После неловкого молчания медсестра сельского дома престарелых, симпатичная молодая женщина Люба, объяснила причину: «Да потому, что наши старики, а тем более инвалиды, не ходят в кафе!» — «Вот как? — удивился господин Штёр. — А что же они делают, например, после обеда?» — «Они работают в своих хозяйствах», — вдруг почему-то смутилась Люба. «Но ведь большинство из них — уже очень старые люди!» — удивился руководитель фонда…

Здешнему народу этого действительно не понять, ведь послеобеденное время (с трех до пяти часов дня) в Германии — пенсионерское: маленькие и большие кафе заполняются бабушками и дедушками, которые неспешно попивают чай или кофе, умиротворенно обсуждая какие-то проблемы или новости. Я не без зависти наблюдаю, как они совершают свои выходы в «свет» — ухожены, причесаны, принаряжены. Причем обратила внимание, что здешние старики не донашивают одежду и обувь, купленные еще до пенсии: она у них соответствует моде.

Поделилась своими наблюдениями с моими здешними знакомыми, уже давно пенсионерами — семьей Мюллеров.

— Ох, — вздохнул господин Мюллер, — у нас уже давно прошли времена, когда у пенсионеров денег в портмоне было столько же, сколько и у работающих, а на курортах Мальорки и Канар пожилые люди из Германии были едва ли не самыми многочисленными отдыхающими. Теперь пенсионные фонды оскудели, правда, на это повлияло также ухудшившееся экономическое положение государства. Продолжительность жизни людей все увеличивается, рождаемость падает, а количество молодых работающих уменьшается.

Мой знакомый — почти типичный немецкий пенсионер, 40 лет проработавший на фирме «Сименс». «Почти» — потому что господин Мюллер занимал в этой огромной фирме достаточно высокую должность и считался ценным работником. Тем не менее, когда безработица стала расти и рабочие места требовались уже для молодых специалистов, руководство фирмы предложило господину Мюллеру выйти на пенсию в 58 лет (пенсионный возраст мужчин в Германии — 65 лет, женщин — 60). С условием, что до 60 лет он будет получать свою обычную зарплату, а после достижения этого возраста — государственную пенсию, которая составляет 70% от его обычного заработка. Кроме этого, «Сименс» предложил разовую выплату, вознаграждение за труд — 150 тысяч марок, своеобразный «отступной». Как сказал господин Мюллер, его устраивало предложение работодателя. Хотя, если работник не может уйти на пенсию до достижения соответствующего возраста (причиной могут быть дети-студенты, которых нужно еще содержать, или, например, у него большой кредит), то в основном работодатель идет навстречу.

У моего знакомого теперь уже трое взрослых детей. Но когда они были маленькими, он купил в кредит достаточно большой дом с участком-садом. Кредит для семьи Мюллеров растянулся бы на всю их жизнь. Но «отступной» от фирмы сразу же улучшил их финансовое положение. Поскольку фрау Мюллер не работала и занималась воспитанием детей, то они с мужем живут теперь на его пенсию, что составляет около двух тысяч евро. С этой суммы не взимаются налоги, из нее берутся деньги на содержание дома, автомобиля и оплату коммунальных услуг, что стоит немало. Но самая главная трата — это взнос за двоих в больничную кассу (550 евро ежемесячно). Это очень важный расход немецкого пенсионера, ведь стоимость медицинского обслуживания в Германии очень высокая. Например, за обыкновенный анализ крови нужно заплатить примерно 25 евро, за рентгеновское исследование уже 50 евро, обыкновенная пломба в зубе обойдется в 40—60 евро. Если у человека нет медицинской страховки, то лечить его, конечно, будут, но только при наличии банковского счета. Вряд ли обыкновенный пенсионер, даже с приличной пенсией, но не имеющий страховки, смог бы рассчитаться, например, за дорогостоящую хирургическую операцию. Со страховкой болеть уже не так страшно.

«Если мне придется уйти из жизни раньше, чем жене, — говорит господин Мюллер, — то она будет получать 60 процентов моей пенсии. Кроме того, мы всегда старались что-то отложить на «черный» день. Правда, удавалось это не всегда, ведь мы дали образование троим детям, что в Германии стоит недешево. Но что-то на счету есть. Как видите, мы не бедствуем, хотя сказать, что роскошествуем, тоже нельзя».

Тем не менее Мюллеры позволяют себе два-три раза в год поехать на курорт отдохнуть, делают подарки детям и внукам и как истинные католики жертвуют на благотворительные цели. А еще они каждый месяц посылают немного денег «их Кате» — женщине, которая во время войны была угнана с Украины и работала в семье родителей господина Мюллера. Теперь, он считает, пришло время отдавать долги. Для Мюллеров действительно не является финансовой проблемой поужинать в ресторане, посидеть за чашкой чая в кафе или устроить себе приятное путешествие в какую-нибудь интересную страну.

Я спросила у господина Мюллера, типична ли такая ситуация для пенсионеров в Германии?

— В общем, да, — ответил он. — У кого финансовое положение чуть выше, у кого — чуть ниже. Тут ведь тоже все зависит от человека. Многие люди не рассчитывают только на государство, а еще в молодости начинают готовиться к старости. Кто-то предпочитал тратить больше денег на развлечения или путешествия, а вот о собственном жилье не позаботился. Теперь плата за квартиру «пожирает» половину пенсии, поэтому остается меньше денег на те же удовольствия сейчас. Ведь это только кажется, что пенсионеру нужно меньше денег для жизни, чем молодым людям. Когда же еще жить, как не на пенсии? — пошутил господин Мюллер.

Ну хорошо, это те, кто был достаточно успешен. А те, кто заработал пенсию поменьше? Ведь уровень жизни в Германии достаточно высокий. Стало быть, им не дотянуться до него, и они остаются за бортом?

— Это не так, — объяснили мне в одном из социальных ведомств. — Если у человека маленькая пенсия, то наша социальная система не позволит ему остаться, как вы говорите, за бортом. В любом случае он получит все необходимое для жизни, лечения и отдыха. Во-первых, мы устанавливаем, могут ли такому пенсионеру помогать его дети. Если да, а они этого не делают добровольно, то им придется выделять часть средств на содержание родителей принудительно. Бывает, что взрослые дети выплачивают большие кредиты или должны тратить много денег на собственных детей, тогда заботу об их родителях принимают на себя государство и благотворительные организации, которых у нас достаточно много. Если пенсионер не способен самостоятельно себя обслуживать, то ему назначаются помощники: кто-то покупает ему продукты, кто-то готовит еду, купает его и стирает белье, сопровождает к врачу или на прогулках. Словом, социальная система функционирует так, чтобы человек в любом состоянии и на пенсии тоже жил достойной жизнью. Конечно же, уравниловки здесь нет и быть не может. Как там у вас когда-то говорили: кто как работает, тот так и ест?..

В Германии достаточно широкая сеть так называемых альтерсгаймов для пенсионеров — что-то вроде домов престарелых, только это совсем не то, что в Украине. Я бы назвала это своеобразными пансионатами. Если у человека достаточно средств, чтобы оплачивать себе апартаменты в таких домах, то он и живет в них. Если пенсии хватает на одну комнату с душем и ванной, то снимается такое жилье в пансионате. Но если пенсия маленькая, то пенсионерам приходится довольствоваться отдельной комнатой с общими душевыми и туалетами. Если кто способен оплатить ресторанное питание, то это его дело, ну а если нет, то и на обыкновенное в таких домах не жалуются. На этом различия в социальном статусе жильцов домов престарелых заканчиваются. Ибо независимо от того, в каких апартаментах живут, все они получают одинаково хороший круглосуточный медицинский и другой уход. В среднем на четверых проживающих в доме престарелых, кроме врачей, приходится одна медицинская сестра.

Конечно, речь не идет о людях, заработавших очень высокую пенсию, имеющих сбережения или пользующихся средствами, доставшимися им по наследству и способных оплатить любые услуги. У богатых свои представления об уровне жизни. Мы сейчас говорим об обыкновенных людях, которых в Германии, как и в любой стране, большинство. Теперешние пенсионеры, хоть и ворчат иногда, считая, что заработали на более высокий уровень жизни, но, на мой взгляд, это оттого, что они плохо представляют, как бывает плохо…

А исследования в этой области свидетельствуют, что поддерживать такой уровень пенсионерской жизни становится все сложнее. Уже в ближайшие годы уровень пенсии обещает снизиться с 70 до 67% от заработка. И это ведь для тех работающих, которые исправно, на протяжении уже 45 лет платили бы достаточно высокие взносы в пенсионный фонд. Но это очень высокая планка, преодолеть которую удастся далеко не всем. До сих пор многие наработали «лишь» около 40 лет трудового стажа. Поэтому их пенсия будет составлять уже только 59% от зарплаты. Если сейчас в Германии одному работающему приходится содержать 0,6 пенсионера, то к 2050 году, предполагают специалисты, это соотношение будет составлять 1 к 1,2. Поэтому будущему поколению пенсионеров ничего не остается делать, как готовиться к своему пенсионному возрасту уже сейчас и самостоятельно. Такой совет дало гражданам и нынешнее правительство. Но, как свидетельствуют опросы общественного мнения, 46% граждан уверены, что государство о них позаботится. Где-то их можно понять, ведь все политические партии, рвущиеся к власти, прежде всего пытаются соблазнить пенсионеров обещаниями повысить пенсии. У кого-то не получается, а у кого-то, может быть, и получится. Так что надежда есть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК