ЛЫСЫЙ! КУПИ СЕБЕ РАСЧЕСКУ!

12 июля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 26, 12 июля-19 июля 2002г.
Отправить
Отправить

Чем больше баранов, тем меньше шашлыков. Этот афоризм принадлежит не мне, а неизвестному современн...

Чем больше баранов, тем меньше шашлыков. Этот афоризм принадлежит не мне, а неизвестному современнику, который, видимо, хорошо уяснил горькую истину: количество шашлыков на нашем столе не зависит от количества пасущихся на лугу баранов. Вернее, зависит, но не от пасущихся на лугу. Ну а если шашлыка на столе вообще нет, то он может, оказывается, присутствовать хотя бы виртуально. Ведь красочная телереклама дает возможность постоянно «иметь» сочный и хорошо прожаренный шашлык, сплошь покрытый розовой аппетитной корочкой. А вообще, доказывают психологи, реклама должна быть адресной, короткой и доходчивой. Возможно, даже неожиданной, как удар хлыста. Но непременно назидательной и запоминающейся.

«В нашем доме нет ни одного мальчика, который

бы зарезал своих родителей»

В советское время слово «реклама» имело негативный оттенок. Считалось, что она присуща только западному образу жизни и, по мнению наших идеологов, была навязчивой, продажной и лживой. Подобными качествами реклама, дескать, окончательно выбивала остатки мозгов из граждан так называемого общества потребления. Со времен Маяковского и до последних лет застоя о рекламе всегда говорилось с откровенной иронией:

Для того чтоб сил моральных

И физических сберечь,

Пейте соков натуральных —

Укрепляет грудь и плеч!

Это и понятно. В СССР была реклама иного рода: «Народ и партия — едины», «Слава КПСС!». Может быть, сравнение не слишком корректно, но это только с точки зрения производителей идеологии, отнюдь не ее потребителей.

Да, подлинной рекламы мы не знали. Нельзя также назвать рекламой огромные щиты «Крепи ряды физкультурников!», а тем более лозунги типа «Шире внедряйте...», «Всемерно развивайте...» и «Лучше овладевайте...».

Витрины наших универмагов тоже были наивны. Например, в Киеве в Центральном универмаге на Крещатике весной выставлялись за стеклом пластмассовые пионеры с рюкзачками, палатка, удочки, котелок над импровизированным костерком. И надпись: «Здравствуй, лето пионерское!» А рядом — манекены в строгих костюмах с напоминанием: «Красивый галстук сделает костюм мужчины нарядным и элегантным». А однажды (это было, как вспоминают старожилы, в 1981 году) в витрине под вывеской «Время летних отпусков» появилась красотка в купальнике, лежащая на гальке под пальмой. Как рассказали в универмаге, девушка в купальнике загорала не долго, ее красивые ноги пришлось срочно прикрыть халатиком — сигнал поступил из горкома партии.

Помню, как году в 83-м в нашем подъезде чья-то воспитательская рука повесила табличку: «В нашем доме нет второгодников». А кто-то рядом повесил картонку, на которой было аккуратно написано тушью: «В нашем доме нет ни одного мальчика, который бы зарезал своих родителей!» Назавтра появилась новая картонка: «В нашем доме нет девушек, приходящих домой после часу ночи». Возможно, это картонно-рекламное творчество продолжалось бы и дальше, но пришел участковый и стал стучаться в квартиры: «Вы не знаете, кто хулиганит в подъезде?»

Но вернемся к теме разговора. В 1989—91 годах рекламы практически не было никакой — пустые прилавки, дефицит во всем. А потом — началось...

Этап становления украинской рекламы был весьма бурным и самозабвенным. Для него характерны красивые мужчины на красивых ландшафтах, томные холеные дамы и крутые бизнесмены в лимузинах, дорогая мебель интерьеров, чудеса гастрономии — словом, все, что может впечатлить голодного и холодного провинциала.

Но постепенно сквозь толстый-толстый слой шоколада и навязчивое уверение в том, что «вы достойны этой роскоши!», начала проглядывать эстетика нашей рекламы. Она опиралась на некие более глубокие свойства отечественного обывателя, жаждущего обязательно войти в потребительский рай.

Эх, пивка холодного хочется...

Мой приятель, живущий в Америке уже девять лет, недавно побывал в Киеве и был обескуражен обилием у нас американской рекламы. Особенно удивила его реклама «Дирола». Он сказал: «Странно, но в США я ни разу не видел, чтобы кто-то советовал покупать именно эту жвачку. И вообще, реклама в Украине — это двигатель американской торговли».

Да, у нас очень много западной и особенно американской рекламы. Один из очень влиятельных политиков остроумно заметил, что в Украине «коммунисты проиграли не демократам и рыночникам, а компании Coca-Cola». Грубо говоря, если реклама заставит покупателя приобрести тот или иной товар, то этим самым товару и его производителю обеспечивается общественная (зачастую социальная) значимость и признание всеми категориями потребителей, то есть граждан. Вот, по большому счету, что такое реклама сегодня.

Ее много, слишком много. Постоянно, во сне и наяву в бесконечной эстафете проносятся перед нами прохладительные напитки, пролетают, помахивая крылышками, прокладки, в бездонные кастрюли бесстрашно бросаются бульонные кубики...

Не мешало бы заметить, что наш человек отличается от иностранца. Он и живет, и отдыхает, и гуляет, и деньги тратит не так, как на Западе. Вот почему даже талантливая реклама, в которой жизнерадостные идиоты заходятся в счастливом смехе, испытав на себе чудодейственные свойства шампуня от перхоти, отбеливателя и стирального порошка, сегодня большинством населения страны воспринимается как грустное напоминание о том времени, когда все это (и многое другое) можно было купить по вполне приемлемым ценам.

У нас засилье зарубежной рекламы, но до подлинно американского, французского или немецкого телевидения нам очень далеко — профессионализма и техники еще маловато. Что же касается искусства самой рекламы, то множество зарубежных учебников, книг и журналов по маркетингу теперь доступны каждому, и этот каждый может убедиться: мы отстаем от Запада на многие-многие годы.

Отстаем от Запада не столько в качестве рекламной продукции, сколько в главном ее принципе. Реклама на Западе обязана быть правдивой. Если наврет, то суд непременно защитит покупателя. Поэтому западный предприниматель больше всего боится не рэкета и не конкуренции, а разорительного судебного иска. Засудить могут за некачественный товар. За то, что товар или оказанная услуга нанесли ущерб потребителю. И даже за то, что потребитель этот споткнулся на крыльце магазина, растянулся на полированном до блеска граните и ушиб коленку. Ложной или недостоверной рекламе на Западе объявлена настоящая война. Например, вся Америка совсем недавно полоскала зубы на ночь жидкостью «Листерин». Но реклама пошла дальше и убеждала, что «Листерин» лечит также ангину. Простудившиеся американцы, полоща рот, задирали голову, чтобы подлечить «волшебной жидкостью» и горло. Но ангина не сдавалась. Оказалось, никакими медицинскими исследованиями новое свойство «Листерина» подкреплено не было. Летом прошлого года фирма «Листерин» выплатила по суду 2 млн. долларов штрафа и была закрыта.

С наказанием за антирекламу связан еще один пример из американской практики. В 2000 году суд защитил непохудевших жертв препаратов, «сжигающих жир» (не эти ли препараты сейчас с таким натиском рекламирует наше телевидение?). Оказалось, истцы, принимавшие рекламируемые препараты, хотя и стали стройнее, но все-таки скинули свои килограммы не так быстро, как обещала реклама.

Американские предприниматели знают, что процентное содержание холестерина, жиров, никотина, алкоголя, транквилизаторов надо указывать на продукте очень крупным шрифтом, а предупреждения генерального хирурга (так в США называют Минздрав) помещать как можно ближе к торговой марке. Да и список ингредиентов на упаковке любого продукта — от кока-колы до супового концентрата — излагать все подробнее и подробнее. Тем не менее один из наиболее частых исков возникает в США даже не за «неуказание риска или побочных эффектов» в рекламе, а за слишком мелкий шрифт (петит), которым эта информация набрана.

Еще пример. Несколько лет назад всемирно известная автомобильная компания «Вольво» показала телерекламу. На экране автомобиль «Вольво», попав в аварию, остался невредимым, а машина такого же класса конкурирующей фирмы разбилась. Грянул скандал. Оказалось, что корпус «Вольво», использованной для телерекламы, был укреплен сталью.

Казалось бы, в рекламном деле все просто: есть человек, которому нужно продать товар, и человек, которому нужно купить товар. Задача телерекламы — их познакомить. И делается это на Западе зачастую весьма изобретательно.

Вот на экране грабитель, проникающий в квартиру. Он входит в комнату, но вдруг раздается громкий лай. Это крошечный котенок, который яростно и устрашающе лает. Грабитель в ужасе покидает квартиру. Резюме: как важно знать иностранный язык. Это реклама школы иностранных языков.

Еще ролик. Мальчик дружит с девочкой и дарит ей шарфик. Дружба, влюбленность подростков, любовь молодых людей и... расставание. Спустя много лет седовласый мужчина приходит на место их встреч и видит, как его поседевшая подруга надевает этот шарфик на свою внучку. Такая сентиментальная история рекламирует шерстяные вещи.

Конечно, у западных рекламистов тоже бывают «проколы». Например, одна известная немецкая фирма выпустила рекламный ролик нового сорта лимонада. На экране юный скейтбордист утолял жажду именно этим напитком. Но акция провалилась с треском. Почему? Оказалось, что паренек был в немодных кроссовках. Юный спортсмен на экране был не крут, а вместе с ним, разумеется, и напиток. Или вот — известная американская табачная компания привезла в Украину огромные щиты, где были представлены основные даты развития компании и марки сигарет. Никто не подсказал американцам, что 1917-й, 1933-й и 1941 гг. у нашего покупателя вызывают совсем иные ассоциации. Но в общем — западная реклама была и остается высокопрофессиональной.

Критические дни на ТВ

Почему же эта реклама, озвученная на украинском языке, не всегда изящна, логична и остроумна? Да просто потому, что мы видим ее худшие образцы, вот и все. Во-первых, на сегодняшнем экране — реклама не сегодняшнего дня, а вчерашнего и даже позавчерашнего. Это хорошо видят модельеры — рекламные персонажи сплошь и рядом одеты по моде 80-х годов. Во-вторых, рекламируется один товар, а продается — другой. Нет, наименование товара, наклейка и этикетка те же, что и в телеролике, — качество другое. Ибо на самом деле товар этот производится скорее всего не во Франции, Германии или Шри-Ланке. Он делается у нас, на украинском оборудовании, из украинского сырья. Вот почему качество экранного стирального порошка и такого же порошка, купленного на рынке, не совпадает — об этом вам скажет любая хозяйка.

Честность по отношению к покупателю — выборочная. В рекламах импортных лекарств переводится на украинский язык только та часть аннотации к препарату, где расписаны его положительные качества. О побочных же действиях — аллергии, тошноте, головокружении — ни звука. Вообще рекламисты лекарств знают о нашей любви лечиться даже от того, чего нет. Причем предлагают все эти лекарства рекламодатели со здоровым цветом лица, вряд ли когда серьезно болевшие.

Но есть у нас и собственная рекламная продукция. Висевший в одном донецком телеателье плакат гласил: «Даешь украинскую рекламу и хватит преклоняться перед иностранщиной!» Желание делать хорошую отечественную рекламу есть, а вот возможности... Часто недостает элементарного вкуса, смысла, логики. Например, косметическая фирма утверждает, что ее крем делает кожу гладкой и румяной. Однако эти качества придает коже не только косметика, но и здоровая пища, рациональный сон, занятия спортом и т.д. То есть было равенство: 1 + 2 + 3 + 4 = 10, а осталось: 1 = 10.

Часто нарушается логическая связь. «Вы вкладываете деньги в наши сертификаты — и вы обогащаетесь». Пропущено среднее звено между действием и его результатом. «Вы вкладываете деньги в наши сертификаты, и, если мы не прогорим, вы обогатитесь».

Главный слоган почти всех рекламных роликов, проспектов, буклетов и уличных щитов: «Наша продукция — вне всякой конкуренции». А ведь, скорее всего, существует товар, рядом с которым «наша продукция» не выдержит конкуренции. И вообще, многие авторы рекламы считают: «Чем банальнее звучат слова, тем больше в них содержится смысла».

Вообще рекламой у нас занимается каждый, чаще всего не имея в этом деле ни малейшего навыка. Захожу, к примеру, в винницкое рекламное бюро «Олимп», где работают всего два человека. «Скажите, какую именно рекламу вы разрабатываете?» — «Любую, — отвечают уверенно. — Можем отрекламировать товар или услуги, банк или турфирму, лекарство или косметику. Короче, че те надо, то и сделаем». Неудивительно, что социологические опросы, проведенные в той же Виннице, показали: большинство людей к любой рекламе — на телевидении и радио, в газетах и журналах, на улице и в транспорте — относятся негативно. В цифрах это выглядит так. Из двух тысяч опрошенных только 6 процентов ответили, что к рекламе относятся «абсолютно положительно». «Спокойно» — 8 процентов. «Вообще не обращаю внимания» — 32 процента. «Реклама раздражает назойливостью» — 26 процентов. «Рекламу выключаю, так как она обращена к богатым людям и ничего не предлагает абсолютному большинству» — 28 процентов.

А в Одессе дело дошло до того, что общество феминисток «Мама Одесса» (есть, оказывается, такая организация) направило письма киевским и одесским телеканалам с требованием «прекратить разнузданное рекламирование средств, помогающих женщинам в критические дни». Это, по мнению разгневанных одесситок, является оскорблением слабого пола, так как заостряет внимание на его (пола) физической неполноценности. Кроме того, отмечено в этих письмах, телереклама «постоянно внушает мужчинам: женщина пригодна лишь для модной одежды, косметики и стирки новыми моющими средствами, и этим реклама унижает женщину».

Телевидение прекрасно осознает свою власть над нами. А мы, в свою очередь, все больше и больше воспринимаем окружающую жизнь да и самих себя через говорящий ящик. Мы привыкли к постоянным встречам со «старым другом», к Немирову, борющемуся за мир во всем мире, к «Перваку», который ни за что не станет «леваком». При застолье с друзьями пересказываем сюжеты телесериалов. О событиях в мире говорим устами популярных телеполитиков. Шутим «языком» героев «Маски-шоу». Увидев на лотке «Дирол с ксилитом», вспоминаем фильм, который был прерван этой рекламой...

Реклама раздражает людей всего мира, но мы относимся к ней агрессивнее всех. Вероятно, потому, что она продолжает еще оставаться для нас чем-то инородным. А сделать ее «нашей» не так-то просто.

Особенность нашего потребителя рекламы еще и в том, что он склонен во всем доверять напечатанному и звучащему слову, всему тому, в чем его убеждают. И если опросы говорят об обратном, значит, реклама действительно никудышная.

Нет, наше поколение не выбирает пепси! Мы даже не в состоянии воспроизвести эту адидасовскую интонацию без фальши. Чугунный пресс исторических катаклизмов сформировал собственную иронию, которая отторгает западный романтический вещизм.

У них же реклама — это ликующая песнь Вещи, упоение ею. Они начисто лишены даже задатков самоиронии. Ни один народ не сочинил о себе и своей жизни столько анекдотов, как наш. Собственно, для нас анекдот — способ жить, мыслить и чувствовать. И реклама для нас, я думаю, тоже как бы анекдот, только тужащийся быть чем-то другим, более значимым... А все, видимо, потому, что большая часть рекламы сделана на низком уровне. То есть на среднем, но это одно и то же, потому что реклама среднего уровня — все равно что осетрина второй свежести. Такая реклама может быть краткой и даже понятной, но эффектной, броской, и как результат, эффективной ее делает только художественное творчество. Короче, рекламу должны делать лишь талантливые люди. Как, впрочем, и все остальное в этом мире.

Обратите внимание, «реклама» и «рекламация» — слова с общим корнем. Совершенно разные по значению, но связанные прямо-таки кровными узами. И если уж речь идет о низком качестве телерекламы, то, объективности ради, надо сказать, что и все остальное на экране тоже не первого сорта. Сколько, к примеру, было споров о том, чтобы реклама не прерывала художественный фильм. Но ведь художественным его можно назвать с большой натяжкой. Ибо на экране легко и просто вспарывают животы, разбрызгивают мозги по стенам, прожигают грудь утюгом, рвут ноздри, вылущивают как фасоль, зубы, насилуют и убивают! О! Последнее делают с особым смаком: на лестничной площадке и в лифте, в грязном подвале и в салоне авиалайнера, в машине и в морге... Экран давно уже как бы отменил древние человеческие заповеди — не убий, не укради, не возжелай, забыв о том, что люди должны оставаться людьми. И в жизни, и на экране.

Продавцы воздуха

Рекламное чтиво навязывают везде. Особенно много его в общественном транспорте, в метро. Но я никогда не видел, чтобы кто-то в метро доставал ручку и записывал вычитанный под перестук колес телефон.

А глаза вольно или невольно натыкаются на подписи под расклеенными картинками. Можно отыскать шедевры. Вот, например, «ездит» в метро такое: «Покупайте цей крем i ваше лице не пiзнають!» Хорошенькое предложение! Об украинско-русском суржике уже не говорю. Или: «Торговый комплекс с доступными ценами предлагает к вашим услугам: магазины». Как можно предлагать к вашим услугам? Если уж предлагать, то вашему вниманию. А вот еще один образец — текст о стиральном порошке: «Отстирьiвает Лучше... До Самого Основания». Ладно уж, в «иностранных» традициях изобразили каждое слово с большой буквы. Но в каком алфавите удалось отыскать букву «ьi»…

Хочу быть объективным. Плохих слов в вагонах стали царапать меньше: на дверях, сиденьях, окнах. Видно, есть польза в пустозвонких словах рекламных плакатов. Они так обескураживают, что уже ничего лучше, кажется, и не напишешь...

Реклама вездесуща. Многие горожане (не только в Киеве) получают сейчас до двух-трех бесплатных периодических изданий плюс листовки и проспекты. Среди рекламных газет теряются письма, открытки, телефонные счета... В одной киевской типографии мне рассказали о необычном заказе. Молодой предприниматель просил красиво напечатать наклейку размером с дверцу почтового ящика с надписью: «Рекламу не подсовывать!» Директор типографии решил отпечатать эту наклейку большим тиражом и пустить ее в розничную продажу. «Типография может неплохо заработать».

Вот уже много месяцев в Киеве идет настоящая битва с рекламными щитами. Во-первых, большинство из них установлено самовольно, без согласования с главным архитектором и главным художником города. Во-вторых, рекламные щиты уродуют Киев, делают его типичным европеизированным городком, не имеющим своего исторического, культурного и архитектурного лица. Война с рекламными щитами ведется по всем правилам советской военной науки эпохи развитого социализма, то есть затратно и бестолково. В одном месте щиты решительно демонтируются, а в другом — так же решительно устанавливаются, но в еще большем количестве. Недавно городские службы доложили, что Киев полностью очищен от самовольной наружной рекламы — снесено 1600 крупногабаритных щитов. Впечатляющая цифра. Но оказалось, установлено около 2,5 тысячи новых щитов. И даже если они «согласованы», то все равно город не стал краше.

В Киеве наружная реклама в основном сосредоточена в исторической части города. Рекламные щиты мешают уходу за зелеными насаждениями, создают помехи движению — уже зарегистрированы случаи дорожно-транспортных происшествий из-за того, что щиты перекрывали видимость. Скоро реклама из центра станет смещаться на окраины, окружные дороги, въезды в город. Цель — снизить раздражающее воздействие рекламы на большинство простых горожан, которым не до «Хенесси» и «мерседесов». Часть щитов город намерен забрать себе, выкупить у рекламных фирм для социальной информации. Хорошо бы...

В других городах тоже обеспокоены наружной рекламой. Во Львове мэрия решила «очистить историческую часть города от низкопробной рекламы». Полтора года назад в Симферополе и Джанкое были убраны бигборды, на которых рекламировались презервативы — пожилые граждане взбунтовались.

К тому же часто наружная реклама не только глупа, наивна и бестолкова, но и вредна. И менее подвержена общественному контролю. Это позволяет пропагандировать там нелицензированные и опасные для здоровья сорта водки и табака, подчас имеющие нелегальное происхождение. К слову, компании, производящие табачные и винно-водочные изделия, обязаны 5 процентов своих прибылей отчислять на социальную рекламу, которая должна убеждать в пагубности для здоровья табака и алкоголя. Например, это щиты, где изображен «Титаник», у которого вместо труб дымятся сигареты, или два тираннозавра (один с рюмкой, другой с сигаретой) и слоган «Вы помните, что с нами случилось?». Но этой рекламы крайне мало хотя бы потому, что только компания Philip Morris делает регулярные отчисления на социальную рекламу, остальные компании всячески увиливают от этого.

Век рекламы не видать!

Считается, что реклама — мера свободы творчества, идеология предпринимательства, показатель уровня развития общества. Какой же она должна быть? Во-первых, думаю я, реклама должна быть самобытной. Иными словами, она должна выделяться на общем фоне, выгодно подчеркивая профессионализм ее авторов и фирмы, от лица которой она выступает. Во-вторых, реклама должна быть стильной, выдерживающей на протяжении как минимум трех лет основную информационную, идеологическую, художественную направленность. Не будучи при этом сухой и занудной. В-третьих, реклама должна быть интересной и оригинальной, ориентированной на конкретного, «своего» потребителя и учитывающей его интересы. Задача и точный расчет производителей рекламы — довести процесс приобретения товаров до автоматизма, превратить всех в павловских собачек, у которых при виде знакомого цветосочетания на глянцевой пачке рука сама тянется к кошельку. Даже если там ничего нет.

Сегодня рекламный бизнес можно рассматривать как «резерв главного командования». Ведь по данным Госстандарта Украины, за 6 месяцев этого года бюджет отечественной рекламной индустрии превысил 250 миллионов гривен, а только в столичный городской бюджет реклама принесла 5 миллионов гривен. Для сравнения: от сдачи в аренду различных помещений Киев получил лишь 420 тыс. гривен.

Можно рассчитать, какое количество денег от рекламы приходится на одного человека. Картина такая: в США на одного гражданина приходится 260 долларов, в Финляндии — 220, в Польше — 18, в Болгарии — 12 долларов. В Украине (при рекламном бюджете в прошлом году в 95 миллионов долларов) — 1,8 доллара.

Недавно в Киеве прошел ежегодный фестиваль рекламы, собравший 340 участников из десяти стран СНГ. Было представлено на конкурс более 1700 работ самых разных направлений — от интернет-рекламы до ТВ-рекламы. Многие украинские рекламные фирмы и компании доказали свою состоятельность и мастерство. И в Москве, на очередной международной выставке «Дизайн и реклама» наши специалисты рекламного дела не оказались последними. Значит, решили они, надо учиться, учиться и учиться — на ошибках, на ошибках и еще раз на ошибках. Дай-то Бог!

Кстати, на этой московской выставке был интересный «прикол». Спецпроект «Жертвы рекламы» рассматривал посетителей выставки как потенциальных жертв, нуждающихся в скорейшей помощи (амбулаторной или стационарной). Эта помощь оказывалась тут же «1-м негосударственным реабилитационным центром психологической помощи жертвам рекламы». Зарегистрировавшись у медсестры и получив на руки амбулаторную карту, посетители шли в кабинет психологической разгрузки, где можно было «отвести душу» в тире — там их ожидали давно «полюбившиеся» рекламные персонажи. За каждого убитого полагался ценный приз.

«Напрасно пишешь о плохой рекламе, — сказал мне коллега. — До тех пор, пока ее заказчик будет исповедовать принцип «Куплю подешевле, продам подороже!», реклама не будет хорошей». Может, он и прав... И тем не менее нет, наверное, ни одного юмориста и просто пишущего человека, который бы не отругал нашу рекламу хоть раз. Вот некоторые шутки моих коллег.

«Правила поведения на похоронах знает каждый. Первое: белое не надевать. Второе: обтягивающее не носить. Третье: не танцевать».

«Я делала макияж пассажиркам «Титаника». Тушь сохранилась на ресницах...»

Первое лезвие бреет чисто, второе еще чище,.. 24-е — полирует зубы».

«Наша компания по перевозке мусора предоставляет следующую гарантию: если вы недовольны нашей работой, мы вернем ваш мусор в двойном размере».

«Свечи с ментолом! Свежесть не только дыхания...»

Признаюсь, я дилетант в рекламном деле. Но ведь являюсь покупателем и потребителем товаров, которые эта реклама как раз и рекламирует. Реклама использует свои особые приемы воздействия на мое сознание и подсознание, а я все равно остаюсь равнодушным. Как до сих пор не обращал внимание на все эти цветные всплески и выкрики (так их называют профессиональные рекламщики), так и не обращаю. Тем паче не использую их в качестве рекомендации для приобретения не известного мне продукта или товара.

Понимаете, когда до зарплаты — целая неделя, а красочный щит с улыбающимся и задорно подмигивающим красавцем убеждает «Здесь можно недорого пообедать всего за 600 гривен», то равнодушно проходишь мимо. Ну, не действует на меня реклама. Не действует, и все.

Пишу эти строки, а по телевизору звучит «Сегодня или никогда!». Это под аккорды «Лунной сонаты» очередной понтярщик вновь предлагает мне очень-очень-очень выгодную покупку. Сегодня или никогда!

Беседовать о рекламе можно бесконечно, но — экономика, рынок, срок сдачи материала, газетная площадь, наконец, вынуждают прервать этот разговор. Рекламная пауза!

Чуть не забыл! Хорошо, если «Тефаль» будет и впредь думать о нас с вами только хорошее.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК