Какой корень, такая и крона

28 апреля, 2011, 14:39 Распечатать Выпуск № 16, 28 апреля-13 мая 2011г.
Автор
Отправить
Отправить

Когда мама еще была жива, она обходила на кладбище могилы родителей, дедов, прадедов.

Автор

Ответственность

Когда мама еще была жива, она обходила на кладбище могилы родителей, дедов, прадедов. Белила перед Пасхой старые плиты, красила кресты - и все дергала меня: «Закажи, наконец, таблички к крестам, чтобы знала, кто где похоронен! Умру - так вы и дорогу сюда забудете».

На старом зинковском кладбище действительно, чтобы найти чью-то могилу, надо быть хорошим следопытом. Все поросшее кустарниками и деревьями, оно превратилось в лабиринт, где среди старых перекошенных крестов и едва заметных бугорков сохранились только те могилы, за которыми кто-то ухаживает. Только в прошлом году, наконец, начали расчищать эти дебри - и сразу же стало видно, что и другие могилы вполне еще можно обновить и привести в порядок. Чтобы действительно знать, где кто похоронен... Семьдесят три года советской власти, которая воевала с церквями, а заодно - так уж само собой произошло - и с кладбищами, куда в поминальные дни ходить запрещали, а если просто так туда ходить, то когда (и с какими мыслями) строить коммунизм - вычистили из человеческой памяти предков, а из совести - определенные обязательства перед ними: хотя бы тот же уход за могилами.

Три года назад, когда мамы не стало, мы действительно начали уточнять у родственников имена умершей родни и места ее погребения. Не то чтобы не знали (мама собственноручно написала, какие имена указать) - просто лучше семь раз проверить, прежде чем заказать таблички. «И почему, когда мама жила, я этого не сделала?» - удивлялась я, пока не поняла: пока она была жива, вся ответственность лежала на ней. А сейчас перешла ко мне. И мне больше не на кого ее переложить.

Когда пришло это понимание - табличками не ограничились. Сложились семьей, чтобы привести в порядок все могилки. Возле своих - прямого рода вплоть до пятого колена - привели в порядок места последнего упокоения других родственников, за которыми тоже ухаживала мама. Сейчас эти полтора десятка могил уже точно узнают наши дети: по табличкам, крестам, плитам. И главное - они крепко держат память нашего рода: как корень дерева, питающий и ствол, и крону.

Культура народа познается на сельском кладбище

Но пробраться к старым могилам снова трудно. Еще весной - можно. А летом, когда все позарастает... После позапрошлогодней чистки кустарников стало больше, и сейчас, словно просеку в джунглях, надо прорубывать проходы.

На той части кладбища, где начали хоронить около полусотни лет назад, еще хоть какой-то порядок. Да и впечатление о порядке возникает за счет ухоженных могил. А так - немало заброшенных, покинутых надгробий, а то и пустых мест, оставленных кем-то из родственников «для себя» и со временем забытых вследствие каких-то обстоятельств.

Мой сосед по селу, который, как и я, приезжает в родительский дом только время от времени, рассказал недавно, как он с председателем сельсовета разыскивал могилу их товарища по сельской футбольной команде - уже на новом сельском кладбище, которому всего лет пятнадцать. «Едва нашли. Такой беспорядок вокруг. Поляки (поляками в нашем селе называют католиков, таких же коренных подолян, как и православные украинцы; но на кладбищах у представителей этих религий разные сектора захоронений, потому что православные могилы расположены с юга на север, а у католиков - с запада на восток. - Авт.) свою часть убирают, часовню выстроили. А у нас... Мы памятник Юре решили поставить, потому что кто ему поставит? Когда закончили - такую гордость почувствовали! А за состояние кладбища стыд аж печет».

Такая картина типична для сел Хмельнитчины. Ответственность за состояние кладбищ, находящихся в ведении местной власти, обычно ограничивается учетом умерших и ответственностью за состояние дороги, которая ведет к могилам. Для систематического ухода и хоть какого-то благоустройства нужны средства - хотя бы на зарплату уборщику. Однако в большинстве сельсоветов об этом даже не мечтают. Да и, если честно, не морочат этим себе голову.

Остается полагаться на совесть граждан. Но у нас почему-то не принято говорить об ответственности живых за места погребения мертвых - ни в семьях, ни в школах, ни - до последнего времени - в храмах, которые при советской власти только чудом кое-где сохранились. Когда же религия вернулась в нашу жизнь, католические участки кладбищ изменились на глазах: уход за ними стал одним из доказательств истинной веры людей. Православные же кладбища остались в таком же состоянии, как и раньше. В церкви говорится только о том, что не следует есть-пить на могилах в поминальные дни. Что же касается другого... «Я вам не могильный! - возмущался как-то сельский батюшка прихожанами, которые, обустраивая кладбище, сослались на его авторитет. - Мое дело - покойника отпеть и гроб запечатать. А с другим в сельсовет идите!»

В общем, крайних нет. И, судя по запустению, царящему на многих сельских кладбищах, совесть живых тоже спит непробудным сном.

«Кто часто бывает среди мертвых - больше думает о живых»

Этот афоризм принадлежит начальнику Хмельницкого специализированного коммунального предприятия «Хмельницкая городская ритуальная служба» Зое Пархомец. Она вполне серьезно советует: «Чаще гуляйте на кладбищах: там думается о вечном». Сама в этих приютах наших предков - а в Хмельницком 11 кладбищ общей площадью в 150 гектаров - бывает ежедневно. Не ради философских размышлений, конечно, а для решения будничных и насущных вопросов - организации благоустройства и уборки. Но эта склонная к мудрым обобщениям женщина умеет переплавлять в конкретный результат и любые текущие дела. Потому что за всеми похоронными хлопотами видит живых людей, которые обычно приходят к ней в горе. И знает, что больше всего поможет им не вздохами и сочувствием (хотя умеет и выслушать, и утешить), а четко организованной работой ритуальной службы.

Именно с ее приходом в 2003 году служба начала реорганизовываться и осовремениваться. Предприятие с традиционными 200 тысячами убытков постепенно становилось прибыльным. Его «транспортный парк» - одна грузовая и одна погрузочная машины - вырос в разы. Служба работает без выходных: в случае необходимости ее агенты выезжают домой к клиентам, помогают организовать весь похоронный процесс. Гарантированный минимум погребальных услуг в Хмельницком не превышает полторы тысячи гривен - то есть полностью покрывается государственной социальной помощью в размере двух пенсий умершего. 74 сотрудника службы - вежливые, внимательные, чуткие к горю посетителей служащие в униформе с бейджиками (вот такая вроде мелкая, но очень показательная деталь). Хотя финансирование со стороны города практически не изменилось и ограничивается 80-90 тысячами гривен в месяц: сугубо на расходы, связанные с уборочной техникой, и оплату 18 рабочих, занимающихся благоустройством кладбищ.

Кроме четкой организации повседневной работы, начальник службы взялась за неподъемное, казалось, и в Украине практически нереализованное, дело: инвентаризацию хмельницких кладбищ. Задача - подсчитать количество похороненных людей, переписать могилы, определить свободные и оставленные места, упорядочить сектора и т.п. Этот титанический труд осуществляется за счет и силами дома траурных обрядов. Результат уже есть: люди, организующие похороны, едут оформлять могилу с зарегистрированным в ритуальной службе свидетельством о погребении, где уже указано кладбище, сектор, ряд и место для могилы. Это не только сохраняет время, бережет нервы без того опечаленных родственников, но и практически делает невозможным денежные поборы на кладбище.

Но инвентаризация будет считаться завершенной только после паспортизации кладбищ, а это пока что не предусмотрено законом. Все, что можно решить на местном уровне, работники хмельницкой похоронной службы пытаются предусмотреть в разработанном ими положении о предоставлении ритуальных услуг на территории города Хмельницкого, которое, надеются, вскоре примут депутаты городского совета. Хотя законодательство может не только облегчить, но и усложнить их заботы: новый Налоговый кодекс, например, лишив их возможности сотрудничать с предпринимателями на едином налоге, создал кучу проблем на ровном месте - даже производителей венков надо искать на общей системе налогообложения.

Все равны перед смертью, но…

Конечно, городские кладбища более благоустроенные и выглядят лучше, чем сельские. Но их объединяют общие проблемы, которые, к сожалению, годами не решаются в похоронном деле Украины. Потому что государство фактически самоустранилось от этой отрасли, к которой рано или поздно приходится обращаться каждому: на Хмельнитчине, например, только в прошлом году ушли из жизни 17439 человек. Хорошо, хоть приняли в 2004 году закон о погребении и похоронном деле. И хотя он нуждается в срочном внесении дополнений, все же есть хотя бы правовое поле для работы.

А сама работа - полностью на ответственности тех, кто непосредственно ее делает. В населенных пунктах Хмельницкой области, скажем, есть 1575 кладбищ, из них 1489 действующих. На их благоустройство в прошлом году было выделено из местных бюджетов 2103800 гривен. То есть на каждое - не смейтесь - неполные 1336 гривен. В год. Понятно, что такой арифметический подход не соответствует действительности: еще кое-как финансируется уход за кладбищами в городах, в селах же - люби, Господи, правду - они в прямом смысле зарастают травой забвения. Такой уж менталитет у наших людей: никто не спрашивает и, тем более, не наказывает - так никому и не нужно.

Впрочем, до недавнего времени был хоть какой-то контроль: работая над этим материалом, в кабинете начальника Хмельницкой городской ритуальной службы я встретила с проверкой начальника государственной жилищно-коммунальной инспекции в Хмельницкой области Голуба. Но, позвонив ему через несколько дней, услышала: все, нас уже сократили. А участие в деле областного управления жилищно-коммунального хозяйства пока ограничивается сугубо статистической функцией посредника между местной властью и министерством, то есть составлением лаконичного годового отчета о предоставлении ритуальных услуг и их стоимости. Проблемы, попутно упомянутые в отчете - качество услуг, создание конкурентной среды в этой отрасли, развитие новых направлений погребения, отсутствие внимания к погребению одиноких граждан, тех, от кого отказались родные, лиц без определенного места жительства и т.п., - повторяются из года в год, потому что никто ими не занимается.

Что уж говорить о глобальных, так сказать, вопросах - распространении новых технологий погребения, разработке концепции развития кладбищ, учете экологического аспекта, создании и отладке системы оплаты содержания кладбищ и ухода за могилами, - если эта сверхважная сфера человеческого бытия до сих пор не имеет в Украине даже системы подготовки специалистов: ни в профессиональной, ни в высшей школе. Хорошо, что церковной традицией установлены поминальные дни. Да и то - преимущественно в храме; непосредственно на кладбище - только после Пасхи.

Может, поэтому и живем мы не так, как другие, более богатые и мощные страны - потому что не чувствуем ответственности перед предками даже за их маленькие могилы на нашей большой земле?!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК