Хамелеоны политических джунглей. Борьба за свободу обладает страшной притягательной силой для беспринципных перевертышей

01 сентября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 33, 1 сентября-8 сентября 2006г.
Отправить
Отправить

Бурные события июля-августа сего года оставили глубокий след в умах и сердцах украинцев. Нарекания в адрес отечественных политиков, оперативно меняющих свои убеждения, программы и партнеров, слышны до сих пор...

Жозеф Фуше
Жозеф Фуше
Жозеф Фуше

Бурные события июля-августа сего года оставили глубокий след в умах и сердцах украинцев. Нарекания в адрес отечественных политиков, оперативно меняющих свои убеждения, программы и партнеров, слышны до сих пор. Некоторым утешением для нас может служить тот факт, что с беспринципными деятелями «повезло» не только современной Украине. А посему будет не лишним совершить краткий экскурс в историю и поискать там яркие примеры политметаморфоз.

Наш обзор логично начать с древней Эллады, подарившей миру демократические ценности. В V в до н. э. здесь появился на свет амбициозный политик и военачальник Алкивиад. Во время затяжной Пелопоннесской войны между Афинами и Спартой (431—404 гг. до н. э.) он проявил себя как один из талантливейших афинских стратегов. Увы, в 415 г. Алкивиад оказался замешан в деле о святотатстве. Опасаясь преследования, полководец бежал к спартанцам и дал им ряд ценных советов по борьбе с родными Афинами. Позже, рассорившись и со спартанцами, Алкивиад перебрался к персам. Отчизну он тоже не забывал. В 411 г. скиталец тайно вступил в переговоры с олигархическим правительством в Афинах, обещая ему помощь Персии. Но стоило афинскому флоту восстать против олигархии, как Алкивиад тут же поддержал бунтарей и был избран ими стратегом. После восстановления демократического строя в Афинах в 407 г. он триумфально вернулся на родину и получил командование армией и флотом. Однако вскоре Алкивиада заподозрили в стремлении к тирании, и он вновь подался к персам, которые на этот раз решили ликвидировать ретивого афинянина — от греха подальше.

Минули столетия. На смену Античности пришло Средневековье. Теперь политики-хамелеоны демонстрировали свои таланты на поприще династической борьбы. В этом преуспел английский граф Ричард Уорик, заслуженный участник Войны Алой и Белой розы (1455—1485), прозванный Кингмейкером. Поначалу сей достойный муж выступал на стороне династии Йорков, но в 1460 г. решил, что выгоднее поддержать душевно больного монарха Генриха VI Ланкастера. Правда, уже в 1461-м вкусы Уорика снова изменились, и он стал одним из вдохновителей переворота, принесшего корону Эдуарду IV Йорку. Позже Уорик во второй раз переметнулся к Ланкастерам и в 1470 г. помог восстановить на престоле Генриха VI. А год спустя Кингмейкер пал в сражении с армией низложенного короля Эдуарда Йорка…

Эпоха Ренессанса отмечена стремлением подвести под крутые политвиражи теоретическую базу. Итальянец Николо Макиавелли, автор нашумевшего трактата «Государь», истратил немало чернил, желая доказать, что предательство и смена партнеров — это вполне достойная и похвальная практика. Ну а любители метких афоризмов получили классическую формулу целесообразности в политике: «Париж стоит мессы». Именно так 25 июля 1593 года выразился лидер французских протестантов Генрих Наваррский, принявший католичество, чтобы занять королевский трон.

Перенесемся в Новое время. Поистине звездным часом для ушлых хамелеонов оказалась Великая Французская революция 1789 г. Кто только не пробовал оседлать бурную волну народного протеста!

К примеру, одним из самых ярких революционных демагогов стал… кузен Людовика XVI Филипп Орлеанский. Быстро сориентировавшись, его светлость преисполнился горячими симпатиями к простолюдинам, наладил контакты с Якобинским клубом, а затем демонстративно отказался от герцогского титула и взял себе звучную фамилию Эгалите, т. е. равенство. Народу, видимо, понравилось — перекрасившегося аристократа избрали в Конвент. В 1792 г. депутат Эгалите без колебаний проголосовал за немедленную казнь своего родственника — экс-короля Луи, — шокировав даже весьма радикальных коллег. Увы, в следующем году отлаженная репрессивная машина обрушилась на самих революционеров, и Филипп Эгалите лишился головы.

Удачнее адаптировался к перипетиям революции скромный монастырский учитель Жозеф Фуше. Примкнув к партии Робеспьера, он в 1793 г. стал комиссаром Конвента в нескольких департаментах Франции и прославился крайней жестокостью во время борьбы с противниками якобинской диктатуры. Но уже в 1794-м Фуше оказался среди заговорщиков-термидорианцев, с помпой отправивших «кровожадного тирана» Робеспьера на гильотину. Режим Директории принес карьеристу различные дипломатические должности, а затем и пост министра полиции. Фуше в 1799 г. «отблагодарил» Директорию участием в новом путче, приведшем к власти Бонапарта. В годы Империи полицейский шеф достиг баснословного могущества и заработал титул герцога Отрантского, но параллельно поддерживал тайные контакты с врагами Наполеона. Это позволило Фуше после реставрации Бурбонов в 1814 г. по-прежнему занимать важные государственные посты. (Впрочем, в период 100 дней он вновь оказался среди соратников Бонапарта — не оставаться же было эти три месяца без работы). Карьера Фуше прервалась лишь в 1816-м: крайние роялисты припомнили, что в свое время он голосовал за казнь Людовика XVI. Впрочем, кара, постигшая цареубийцу, была не особенно суровой — Фуше сменил французское подданство на австрийское и сел за мемуары. Жизненный путь, достойный настоящего профи!

Почти 130 лет отделяют Французскую революцию от аналогичных событий в Российской империи, но 1917 год столь же ясно продемонстрировал: борьба за свободу обладает страшной притягательной силой для беспринципных перевертышей. Порой доходило до анекдотов. Например, калужский полицмейстер в феврале 1917-го отправил на имя председателя Государственной думы Родзянко такую телеграмму: «Тридцать лет состоя тайным революционером, имею честь поздравить ваше высокопревосходительство светлым праздником народной победы».

Некоторые особо находчивые деятели сумели удержаться на плаву и после Октябрьского переворота. Среди этих счастливчиков оказался московский юрист Андрей Вышинский, активный член партии меньшевиков. В июле 1917 г., будучи председателем 1-й Якиманской районной управы, Вышинский подписал и распространил на вверенной территории приказ об аресте немецкого шпиона Ульянова-Ленина. Спустя три года, когда победа большевиков в Гражданской войне стала свершившимся фактом, Андрей Януарьевич осознал свои меньшевистские ошибки и вступил в РКП(б). Карьера перебежчика явно удалась: со временем генеральный прокурор Вышинский прославился как непревзойденный обличитель германских наймитов из числа старых соратников Ильича.

Если в СССР политические перевертыши стремились пополнить ряды коммунистов, то на Западе наблюдалась и обратная тенденция. В 1920-е годы любому прогрессивному французу был известен стойкий ленинец Жак Дорио — член политбюро французской компартии, глава Федерации молодых коммунистов, мэр «красного» пригорода Парижа Сен-Дени. Однако в начале 30-х, рассорившись с партийным боссом Морисом Торезом, честолюбивый Дорио основывает собственный политпроект — Французскую народную партию, привлекавшую избирателей ультранационалистическими и юдофобскими лозунгами. После оккупации Франции в 1940 г. ФНП стала главной опорой гитлеровцев, а бывший товарищ Дорио занялся формированием «Антибольшевистского легиона», отправленного в помощь вермахту на Восточный фронт.

Вообще, история Второй мировой исключительно богата неожиданными поворотами. Чего стоит лишь один советско-германский пакт 1939 года, породивший поистине сюрреалистические картины! Только представьте себе: московский аэродром по случаю прилета Риббентропа украшен флагами со свастикой (их позаимствовали на киностудии «Мосфильм», активно выпускавшей антифашистские картины), а оркестр РККА исполняет нацистский гимн «Хорст Вессель», содержавший и такие слова: «Наши товарищи, расстрелянные красными, незримо шагают в наших рядах». У несчастных современников от столь стремительной смены политических декораций голова шла кругом. А ведь два года спустя идейных граждан ожидало новое потрясение! Летом 1941-го весь Лондон пересказывал забавную историю об одном английском коммунисте. Во время утреннего партсобрания 22 июня тот отлучился в туалет, а вернувшись, не сразу разобрался, отчего партийная позиция по Германии изменилась на 180 градусов…

Если же говорить о государствах-перебежчиках, то тут пальма первенства принадлежит королевской Румынии. С 1940 г. эта страна была верной союзницей рейха, но стоило Красной Армии летом 1944-го вплотную подойти к границам королевства, как румынской элитой овладели… антифашистские настроения. 23 августа молодой король Михай I арестовал диктатора маршала Антонеску и министров-силовиков, а уже 24 августа Румыния объявила войну Германии. На «боеспособности» румынской армии эти метаморфозы сказались слабо, но зато каждый военнослужащий-румын стал обладателем сразу двух стандартных медалей: «Крестовый поход против коммунизма» и «За освобождение от фашистского ига».

Не остался без награды и сам Михай — монарху, «кинувшему» немцев, вручили престижный советский орден «Победа». С довольно натянутой формулировкой: «За мужественный акт решительного поворота политики Румынии в сторону разрыва с гитлеровской Германией и союза с Объединенными Нациями в момент, когда еще не определилось ясно поражение Германии». Правда, в дальнейшем королю-орденоносцу пришлось туго. Попытки Михая сосуществовать с коммунистическим правительством в 1947 г. завершились вынужденным отречением от престола и эмиграцией. Поговаривают, что, оказавшись на Западе, король-изгнанник продал раритетную «Победу» семье Рокфеллеров. Что ж, к существованию в зверином капиталистическом обществе тоже надо было как-то приспосабливаться.

Кстати, об успешном вхождении в капитализм. Полтора десятилетия назад территория бывшего СССР стала ареной наиболее массового политического перекрашивания за всю историю человечества. Благо, люстрация не омрачила сказочные превращения бывших активистов КПСС в убежденных демократов, рыночников и национал-патриотов… В ту пору взошла звезда многих деятелей, которые и по сей день продолжают радовать украинцев забавными трансформациями. Как мог убедиться читатель, наши отечественные хамелеоны имеют давнюю политическую родословную, восходящую к Античности. Они по праву могут гордиться этим обстоятельством — впрочем, не забывая о печальной судьбе некоторых «предков». Нам же остается надеяться, что ближайшие годы запомнятся не только похождениями доморощенных алкивиадов, уориков, фуше и вышинских.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК