ДАВИД ЧЕРКАССКИЙ: «САМОЕ ГЛАВНОЕ В БРАКЕ — ЭТО ДЕТИ И ЕЩЕ УМЕНИЕ СТАРЕТЬ ВМЕСТЕ»

24 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск № 3, 24 января-31 января 2003г.
Отправить
Отправить

Давид Черкасский, или Додик, как любовно называют его многочисленные коллеги, личность уникальная...

Давид Янович с женой Наташей
Давид Черкасский

Давид Черкасский, или Додик, как любовно называют его многочисленные коллеги, личность уникальная. Прежде всего, он знаменитый и именитый аниматор. Его «Доктора Айболита» и «Капитана Врунгеля» видели все от мала до велика. У него талант все делать весело и красиво. Почему? Да потому что сам он добрый и веселый человек. Личная жизнь у Давида Яновича, должна сказать, довольно интересна и полна неожиданных сюрпризов.

— Давид Янович, насколько я знаю, вашему браку больше двадцати лет?

— Точнее столько, сколько моему сыну. А ему 24. Впервые свою жену я увидел, когда она совсем молоденькой пришла работать ко мне мультипликатором. Там на студии мы и познакомились. А вообще, если честно, моя жена со мной развелась, а вот я с ней нет.

— ???

— У меня в паспорте ничего не записано и не зафиксировано, а вот у Наташи есть свидетельство о разводе. Дело в том, что я не пошел туда, где ставят этот штамп. Паспортный стол, что ли? Так что мы живем по-прежнему, в одном доме, в одной квартире, у нас нет никаких ссор, никаких дележей: это мое, это твое. Хотя в принципе дележ есть. Дело в том, что я мясоед, обожаю мясо, а Наташа, к моему глубочайшему сожалению, вегетарианка и ни разу не попробовала ни одного моего блюда. Очень жаль, потому что я прекрасно готовлю.

— А какова же причина развода. Были трудные времена?

— У меня нет. А вот у Наташи был такой период. Дело в том, что когда случилась эта авария на атомной станции, многие жены уехали из Киева. А мужья остались дома. Ну и, естественно, пошли гулять. Причем совершенно безнаказанно, потому как опасаться было некого. Жен-то нет! Ну вот, Наташа, когда вернулась, нашла фотографии, где я в компании барышень. Она разозлилась. Обвешала ими всю стенку, чтобы меня попинать морально. А фотографии были совершенно нормальные: веселая компания, все одеты, все невинно. Ну, обнимаемся! Она подала на развод. Написала заявление, которое я должен был подписать. Конечно, подписал не читая. Ну а потом в суде меня спрашивают: «Вы ознакомились с претензиями?». Говорю: «Да!» Хотя не читал совсем. Судья зачитывает: «Когда напьется, гоняется за всеми по квартире с ножом». Спрашивает: «Правда?» «Да»,— отвечаю, когда выпью, страшный человек, себя не контролирую. Она потом предложила отправить меня на принудительное лечение. Пришлось отказаться. В общем, так я стал холостым.

— Ваш сын учится в театральном на режиссерском факультете. Как вы отнеслись к его выбору?

— Честно говоря, не возражал. Режиссер — замечательная профессия. Он будет заниматься комедийной телережиссурой. Идея конечно хорошая, но что получится, не знаю. Он сейчас готовит диплом. Кусочки мне показывает. Вроде бы ничего. Правда, сейчас институт переживает не самые лучшие времена, нет финансирования, трудности с педагогами, и в ближайшее время денег там не предвидится.

— Папина школа. Ведь все ваши мультфильмы просто пронизаны юмором.

— Я себя вообще комедиографом считаю. Еще мне повезло с актерами. Мы долго искали подходящего на роль Врунгеля. Многих перепробовали — никак. Пока не появился Зиновий Гердт. И это было блестяще. Так остроумно, он просто гений. В общем, все совпало. Мне сейчас предлагают сделать продолжение Врунгеля. У меня остался отснятый очень симпатичный материал, и мне туда предлагают ввести капитана, но без Зиновия Ефимовича, думаю, это все теряет смысл.

— Сын на кого больше похож — на вас или на вашу жену?

— Думаю, скорее на маму. Он тоже мало ест мясо. Остроумный. Наташа тоже очень остроумна, правда, у нее юмор мрачноватый. Умная она у меня.

— Ваш идеал женщины?

—Люблю крупных, высоких женщин. Некоторые мужчины не любят целлюлит, а я обожаю целлюлит. Главное, чтобы была талия, и чтобы моя дама была выше меня. Это все, что мне надо.

— Что для вас в жизни главное?

— Главным в моей жизни была работа. Она была радостной. Я закончил строительный институт и три года работал по специальности. Чувствовал, что это совершенно не мое, просто коротаю время. А потом узнал, что объявили набор на курсы мультипликаторов. Пришел одним из первых и сразу понял, что это мое. И началась совершенно другая жизнь. Я бежал на работу, потом домой, чтобы быстрее заснуть, а потом проснуться и пойти на работу. Это для меня счастье. Мы ни разу с моей группой не стояли, все время в работе. То мы делали рекламы, то клипы, то для немцев раскадровки. Но, если честно, мне сейчас больше нравится работать. Сидишь, все медленно, неторопливо, а раньше я обожал темп, когда вокруг меня крутятся тысячи людей. Может, снова запущусь, хотя, судя по всему, я уже другой. Люблю неторопливость, чтобы вокруг меня сидели полные дамы и гладили по разным местам. Что ни говорите, а работа — самое главное в жизни человека.

— Ваши родители не возражали против такого крутого поворота в жизни?

— Они, конечно, переживали, но им нравилось то, что я делаю. Они верили в меня. Я ведь довольно прилично рисовал. Вообще, до войны мы жили прекрасно на углу Пушкинской и Прорезной. Сейчас этого дома уже нет. Папа занимал ответственную должность, мама была домашней хозяйкой. Потом началась война. Отец ушел на фронт, а мы с мамой поехали в эвакуацию, так что детство прошло без папы. Несладко жили, но, как ни странно, не помню голода, хотя он был. Помню снег, мороз. Это был совершенно другой мир. После войны мы вернулись в Киев и стали жить все вместе.

— Вот вы говорите, что главное в жизни — это работа. А как же личная жизнь?

— Не знаю. Семейная жизнь для меня всегда была непонятной. Да и женился в первый и, думаю, в последний раз в 46 лет. Почему так поздно? Даже не знаю. Никогда не искал никакого идеала. В то время идеалом для меня были все крупные женщины. К тому же Черкасский никогда не подпадал под статью степенного человека. Я люблю тусовки, обожаю танцевать рок-н-ролл, так что я совершенно не степенный, хотя возраст уже обязывает, но все не могу успокоиться. Еще безумно люблю слушать анекдоты, хотя сам рассказываю их не очень. Люблю застолье, когда сидят и о чем-то интересном речь идет... И еще понял, чтобы рассказывать анекдоты, надо быть немного актером.

— Какой период вашей жизни вам больше всего нравился?

— Честно — все. Мне и сейчас все нравится. Я живу сегодняшним днем, а не воспоминаниями. Не надо гоняться за счастьем: просто стань у него на пути или ляг, если тяжело стоять, но не гоняйся, потому что будешь видеть только его хвост. Хотя люблю вид сзади, особенно у женщин. А счастье, мне кажется, должно быть обязательно женщиной.

— Вы работали вместе с женой и дома виделись постоянно. Не уставали друг от друга?

Нет, что вы! Я ведь общественный человек, а Наташа — серьезная. Она больше дома с ребенком сидела. А я как стрекоза порхал.

— Счастливый период в вашей семейной жизни?

— Думаю, нет большего счастья в семье, чем рождение ребенка. Да и не было у нас несчастливых, грустных каких-то моментов. Я прекрасно отношусь к Наташе. Хотя мне кажется, что супружество — античеловечно, аморально. Человек совершенно полигамное животное, а не моногамное. Потом, и мужчины, и женщины сильно отличаются друг от друга, мыслят по-разному. Но самое главное в браке — это дети и еще умение стареть вместе, чтобы не было дрязг и ссор. Наш сын ни разу не слышал, чтобы мы с женой орали друг на друга. Конечно, мы ссорились, но никогда не повышали голос, тем более что всегда обращались друг к другу на вы. Я был у Наташи всегда режиссером, а она мой мультипликатор, к тому же я старше на 14 лет. Главное — притереться так, чтобы не было в доме шума. А вообще надо менять сексуальных партнеров, и чем чаще, тем лучше. Жизнь любит разнообразие.

— Вы прекрасно выглядите в свои 71. В чем секрет?

— Не жалеть себя, не экономить. Хотите выпить — выпивайте. Хотите за барышнями бегать — бегайте, хотите их любить — любите. Но тут главное — соблюдать меру и не опускаться до хамства. А вот это уже большое искусство. Надо, чтобы это все было красиво и изысканно. Но и спорт конечно же: горные лыжи, долго занимался гимнастикой, а когда работали на студии, то каждый день играли в футбол. Надо получать удовольствие от жизни. У меня есть приятельница, у нее всегда все плохо: солнце светит — плохо, потому что жарко. Так жить нельзя. У меня все свои зубы, я читаю без очков. Я люблю жизнь.

Наталья Марченкова: «Мне безумно повезло с Давидом»

— Наташа, как вы познакомились с Давидом Яновичем?

— Благодаря мультфильмам. После окончания художественного техникума меня распределили на студию. Причем денег платили там тогда совсем мало, но я была просто счастлива. Да и как могло быть иначе, ведь пришла делать мультфильмы. Затем попала на курсы мультипликаторов, которые вел Черкасский, он меня и взял к себе в группу. Мы с ним делали вместе мультфильмы, потом поженились и стали жить вместе.

— Давид Янович считает, что вы лучше режиссер, чем он. Вам это приятно?

— Безусловно. Но понимаю, что в этом заявлении есть доля галантности и хорошего воспитания. Я тоже, когда меня спросят, кто лучше — я или он, скажу, что Давид Янович. Хотя, знаете, каждый художник знает себе цену. Микеланджело тоже ведь думал, что он самый лучший, и был прав. (Смеется.) Плохо только, что студия находится сейчас в состоянии летаргического сна и ничего не снимается. Это очень тяжело. Когда ты можешь делать что-то хорошо и у тебя есть задумки, желание их воплотить в жизнь, но нет денег, это ужасно. Просто руки опускаются. Сейчас я пишу сценарии мультфильмов. Иногда Министерство культуры у меня их покупает за смешные деньги — 200 грн.

— Какие мультфильмы, сделанные совместно с Черкасским, вам больше всего нравятся?

— Не скажу ничего оригинального. Те же, что и всем, — «Доктор Айболит» и «Остров сокровищ». Всего в моем послужном списке более 200 мультфильмов. Как режиссер-постановщик создала 12, в том числе популярные «Рукавичка», «Как ежик и медвежонок меняли небо», «Любовь и смерть картошки обыкновенной», «Это что еще такое»...

— Несмотря на долгое знакомство и 24 года, прожитые в браке, к Давиду Яновичу до сих пор обращаетесь только на вы. Почему?

— У нас в доме есть такая шутка: «Мы просто еще не достаточно хорошо знаем друг друга».

— Давид Янович прекрасно готовит мясные блюда, а вы, насколько я знаю, вегетарианка. Как вам живется под одной крышей с плотоядными мужчинами?

— Легко. Я ведь сама не готовлю и холодильник не заполняю. Иногда даже думаю, что вегетарианкой стала подсознательно, чтобы дома к плите не подходить. Давид сам готовит борщ, котлеты. Мама научила его жарить такие котлеты, что люди, которые их ели, умирали от счастья. А я так и не пробовала. Иногда он у меня спрашивает: «Наташа, для чего вы живете»?

— Вы никогда не жалели, что затеяли развод?

— Он со мной не разводился. Это я с ним развелась. Вообще не жалею, ведь ничего не изменилось. Как была за каменной стеной, так и осталась. Давид по-прежнему приносит в дом деньги, покупает продукты. Он очень надежный человек, несмотря на свой взрывной характер. И я считаю, что в жизни мне с ним просто крупно повезло. Другого такого не найти.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК