Чтобы помнили

13 января, 2012, 14:31 Распечатать Выпуск № 1, 13 января-20 января 2012г.
Отправить
Отправить

«Мы хотим, чтобы люди, глядя на памятник, улыбались, а не чувствовали себя словно на кладбище».

Наверное, в каждом из нас живет желание оставить после себя что-то вечное, ценное и памятное, полезное для родного города, Родины и земляков. Именно в этом - а не в громких и вычурных фразах - проявляется истинный патриотизм в незапятнанном значении этого слова. Но в погоне за благами мы часто не имеем возможности или же просто забываем отдавать, дарить, создавать и делиться с ближними.Мыкола Федорович со своим Хван-Хваном

Свое стремление к фундаментальному воплотил на практике президент корпорации «Эталон» Владимир БУТКО. Его профессиональная деятельность состоит в обеспечении украинцев наземным транспортом - сегодня каждый второй автобус Украины произведен «Эталоном». А порыв души - насыщение улиц Киева и других городов Украины ностальгическими, но, безусловно, светлыми эмоциями Владимир Иванович материализует, поддерживая установление памятников. С его легкой руки режиссер и актер Леонид Быков и персонажи любимых фильмов - Проня Прокоповна и Голохвастов, Паниковский - получили вторую, увековеченную в камне жизнь.
Интервью с Владимиром Бутко - о всем известных скульптурах, о препятствиях и курьезах, которые случались на пути «памятникотворения», о том, какие фигуры должны украшать улицы, парки и скверы, и о том, какова миссия памятников в истории наших городов.

Проня Прокоповна и Свирид Петрович
- Чем для вас является содействие установлению памятников - можно ли это назвать увлечением, душевным порывом?
- Первое, что можно сказать, это - некоммерческие проекты.
Есть официальные памятники - политическим, государственным деятелям, есть триумфальные арки, памятники в честь побед в войнах. А хочется, чтобы были памятники, которые имеют другой характер. Думаю, мы первые поставили такой памятник в Советском Союзе и СНГ. После нас появились памятники Никулину, отцу Федору, Утесову - можно долго перечислять. Потом были памятники Николаю Яковченко, Проне Про­коповне, потом - Леониду Бы­кову - в красивейшем, на мой взгляд, месте Киева - на склонах Днепра, именно там видно, какое голубое небо над Украиной.
В большой степени - это порыв моей души. Наверное, каждый человек хочет сделать дело, которое приносит не деньги, а удовольствие - прежде всего себе, а заодно и людям.
- По какому критерию вы выбираете персону, которую считаете необходимым увековечить?
- Это должен быть народный любимец, независимо от того, кем он был и какое имел звание. Сегодня можно выйти на улицу и спросить у людей о Зиновии Гердте, Леониде Быкове - и люди назовут вам фильмы… О Яковченко ходит множество анекдотов и бывальщин. Также Проня Прокоповна - персонаж легендарного фильма. Можно назвать еще несколько имен. Таких народных любимцев не очень много, но они есть, и не всем установлены памятники.
- Принимаете ли участие в разработке дизайна памятников?
- Уже несколько лет не устанавливал скульптуры, а раньше непременно это делал. У меня даже есть патент на вид памятника - то есть на то, как сидят или стоят персонажи, ведь мы с коллегами непосредственно решали эти вопросы, сами предлагали вариант или обсуждали идеи с архитекторами и скульп­торами. Бывало спорили, например, относительно того, что Яковченко сидит. Но потом согласовали со скульптором именно этот вариант. Проню Прокоповну сначала планировали изобразить истинной украинской женщиной - большой, сексуальной, с пышными формами. Мы с этим не согласились, и сделали ее такой, как в фильме. По этому поводу был даже небольшой конфликт.
- А какой конфликт считаете самым крупным?
- Припоминаю, как долго выбирали место для Прони Про­коповны. Пока архитектора не отвезли на место возле Андре­евской церкви, где должно было состояться венчание героев фильма, он говорил, что видит памятник в каком-то сквере. Где-то с месяц уговаривали его поставить подпись под проектом… Самое трудное было найти место для памятника Леониду Быкову. Хотелось, чтобы скульп­тура не просто стояла где-то, где только товарищи или коллеги по цеху будут знать о ней. Хотелось, чтобы все ее видели, чтобы это было интересно. В фильме «В бой идут одни старики» есть такой диалог: «Мы же сегодня над моей Украиной дрались...» - «А какая разница - те же поля, дороги, села...» - «Э, нет! - живо перебил его Титаренко. - А воздух? Другой. А небо - голубее. И земля зеленее!» И с того мес­та, где установлен памятник, как раз видны и даль, и небо... Мы выбрали место, где Украина - просторная, широкая, светлая, с голубым небом. И не ошиблись. Но на нашем пути были препятст­вия: то нельзя было ставить, потому что возле Печерской лавры, то из-за обелиска Славы и т.п.

Комэск Титаренко под небом Украины
Относительно Быкова: в филь­ме есть эпизод, когда капитан Титаренко спускается с самолета, снимает шлем, со лба - пот градом. И мы изобразили его таким - с лицом утомленного солдата. Долго искали, но вышло очень хорошо…
- Время от времени вы путе­шествуете. Ваши впечатления от памятников за рубежом?
- Относительно официальных памятников - в честь выдаю­щихся лиц или побед, так эта сфера во всем мире развита. И ни Украина, ни страны бывшего Со­ветского Союза не являются исключением. Припоминаю, прос­то в центре Лондона есть скульп­тура Рузвельта и Черчилля: сидя на ска­мье, они беседуют. Это одна из душевных скульп­тур. Но не могу сказать, что подобные памятники распространены так, как у нас. У памятников, выполненных с творческим подходом, больше теплоты, чем у официальных. На последних есть табличка - день рождения, день смерти. В эти дни люди приходят, возлагают цветы. К таким памятникам привыкают и перестают их замечать. А к памятникам Яковченко, Паниковс­кому люди приходят каждый день, особенно в хорошую погоду: летом, весной, осенью, реже - зимой. На Андреевс­ком спуске, где я бываю каждую неделю, у скульптур всегда группы людей - даже бронза затерта. Появились определенные традиции и приметы: скажем, если потереть ручку - осуществится желание…
Мне рассказывали, как однажды девочка возле памятника Паниковскому хотела почувствовать, каково это - быть слепой. Она положила руку на тросточку и закрыла глаза.
- Чего, по вашему мнению, не хватает нашим городам?
- Парков, скверов, зеленой зоны. Даже то, что есть, сейчас истребляется. Мне кажется, скульптуры, которые мы делаем, должны были бы помочь сохранить скверы. Если уже там стоит памятник, то, наверное, рука застройщика не поднимется разрушать историю. Человеку в здравом уме не придет в голову строить гостиницу на месте памятника святому Владимиру. А у кого мозгов не хватает, так, я уверен, киевская община соответственно отреагирует. Считаю, что памятники народным любимцам, вызывающие массу положительных эмоций, - это и есть история города.
- Что чувствуете, когда проходите мимо скульптуры, которая появилась на улице города благодаря вам?
- В этом году мы с корпорацией устроили экскурсию на Андреевский спуск, к музею Булгакова. Взяли экскурсовода (он не знал, кто мы), и когда подошли к памятнику Проне Прокоповне, он столько хорошего рассказал о нем: что это история города, что киевляне поддерживают такое начинание… Было очень приятно - человек не заангажирован, не знал, что наша корпорация имеет какое-то отношение к памятнику. Именно так история и делается. Можно вспомнить памятники, которые ставят - разрушают, ставят - разрушают. И как будто же в СМИ все время о них упоминается, но у людей к ним почему-то противоречивое отношение. А бывает, люди приходят к памятнику сами, независимо от того, кто его построил, чья это идея, и нам приятно, что такие памятники есть в Киеве.

У Паниковского снова увели тросточку...- Вы являетесь спонсором благотворительного фонда «Тро­янди й виноград». Расска­жите, как возникла эта инициатива?
- Идейным вдохновителем был внук Максима Рыльского Максим Георгиевич. Мы познакомились на Каневщине, на Тарасовой земле, где Шевченко нарисовал картину «Коло Кане­ва». Картина выполнена карандашом, на ней изображены семь каневских холмов. Мы создали небольшой заповедник «Тарасова земля» и поставили памятник на месте, где сидел Тарас Шевченко, когда рисовал картину. Во время этих работ мы и познакомились с внуком Максима Рыльского. Он рассказал, что является организатором конкурса молодых поэтов. Вско­ре мы стали спонсорами этого конкурса: в марте-апреле проходит сбор заявок, по поч­те присылают стихи. Пред­се­датель оргкомитета - Борис Олий­нык. Полго­да комиссия определяет победителей.
В Украине нужно заботиться не только об экономике, но и, прежде всего, об образовании, культуре. Нужно воспитывать детей немного по-другому, потому что за 20 лет у нас едва ли не все стали жертвами «золотого тельца». Только и речи что о деньгах, о прибылях, о материальном. Мы решили быть постоянными спонсорами этого конкурса, и, надеюсь, сколько хватит сил организаторам конкурса, столько и будем их поддерживать.
- Вы принимали участие в изготовлении котла, в котором сварили рекордные объемы борща и капустняка...

Борщ на две дивизии


- Это была идея Владимира Мостового. Мы к ней присоединились на техническом уровне. Он спросил: можно ли в нашей корпорации изготовить котел, в котором бы сварили «рекордный» борщ? Нужен был сосуд на пять тысяч литров, то есть на пять тонн. Мы сделали котел из качественного металла, отвечающего всем санитарным нормам. Остальные детали изготовили наши конструкторы в Чернигове, где и завершили работу. Но авторство принадлежит Владимиру Павловичу - он локомотив этого проекта! И не знаю, как там относительно Гиннесса, но в Украине этот рекорд зарегистрирован. Никто нас не превзошел. Было сварено приблизительно 4,5 тыс. литров борща. Прив­лекли специалистов по факультету ресторанного бизнеса КНТЭУ, Ассоциации кулинаров Украины, ресторана-гостиницы «Днепр». На котле надпись: «Газета «Зерка­ло недели», корпорация «Эталон» и Ассоциация кулинаров Украины». Сейчас котел хранится на Борис­польс­ком заводе, ждет, наверное, Евро-2012. Ведь он может стоять перед нашим Олимпийским стадионом, из него можно будет угощать туристов. Такова идея. Я так и вижу: чаша стадиона и чаша котла.
- Расскажите какие-нибудь курьезные истории, которые случались во время разработки тех или иных проектов.
- Чтобы поставить памятник Николаю Яковченко, нужно было получить несколько десятков согласований в кабинетах местной власти. У нас было маловато времени, потому что хотели успеть ко Дню города. В одну ночь на месте обычной скамьи мы смонтировали подпоры под бронзу и решили, что поставим там скамью уже вместе с Яковченко. Смеркалось. Уста­новив скульптуру, рабочие пошли на перекур. Тут подошел какой-то мужчина под хмельком, сел на лавочку и начал разговаривать с Яковченко. Сидел, что-то рассказывал, на что-то жаловался... Такая вот история. А случались и не такие веселые: Паниковского обливали краской, дважды у него воровали тросточку. Мы дважды ее восстанавливали. Как по мне, местная власть могла бы взять памятник под свою опеку, например, поставить охрану…
- Традиционно спрошу о ваших проектах на будущее.
- В планах памятник одному актеру… Пока что не разглашаем его имени. Часто реализации проекта мешают родственники лиц, которым посвящены памятники. А мы хотим, чтобы достойных личностей в народе не забывали, чтобы люди, глядя на памятник, улыбались, а не чувствовали себя словно на кладбище. Для нас очень много значит, что увековеченный человек продолжает жить в том образе, в той скульптуре, которую мы сделали...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК