Атака на достоинство: психологический буллинг в госучреждениях

23 марта, 15:04 Распечатать Выпуск №1287, 21 марта-27 марта

Что скрывается за хамством в госучреждениях.

© klichko.org

В последнее время у нас много говорят о буллинге в школах и домашнем насилии (в частности психологическом), но есть в нашей жизни еще один аспект, которому не уделяют внимание. Речь о психологическом насилии в государственных учреждениях.

На первый взгляд может показаться, что проблема высосана из пальца, но в действительности у нее очень глубокие корни, и она может привести к крайне негативным последствиям для психики.

О разных проявлениях психологического насилия мы пообщались с психологом Центра психического здоровья и травматерапии "Форпост HELP" Олесей Ольховик.

 

Олеся Ольховик
Олеся Ольховик

— Пани Олеся, обозначьте кратко, что такое психологическое насилие и как его распознать.

— С 1961 года психологи пытаются дать четкое определение эмоционального насилия, но его до сих пор нет. В целом, это какое-либо злоупотребление обидными словами, унижение и постоянная критика. Есть более утонченные тактики — шантаж, манипуляции. Следовательно, психологическое насилие — это злоупотребление, которое является эмоциональным, а не физическим. Психологическое насилие ставит цель изменить поведение человека в выгодную для агрессора сторону. А вот основными зонами поражения становятся достоинство и личностные границы человека, атакованные унижением, насмешками, манипуляциями, шантажом, некорректной критикой, чувством вины, страха и воображаемых обязательств. Такие ситуации довольно часто возникают в государственных учреждениях, в больницах. От представителей власти тоже часто можно услышать: "Вы должны знать, вы должны уметь, почему мы вам все должны объяснять?".

Возможно, это больше непрофессиональность отдельных работников, чем настоящее насилие?

—Возьмем распространенное поведение с гражданами в госучреждениях. Человек обращается по делу и получает указание принести какой-то документ или справку. Приносит нужную бумажку и слышит, что нужна еще одна, и еще... Человек приходит в третий раз, в четвертый, потому что должностное лицо нечетко формулирует задачу, причем умышленно сопровождая указания откровенно обидными комментариями по поводу личных черт человека или мотивов его поступков. Довольно часто такое отношение мешает реализации законных прав человека, а нередко — и прямо нарушает их. Доказать и добиться наказания, которое в таком случае будет квалифицироваться, максимум, как административное нарушение, почти невозможно.

— И человек вынужден все это терпеть, потому что у него нет выбора?

— Да. С работы, где будут унижать, можно уволиться. А вот из родильного дома, где врач не говорит, какой препарат и зачем применяет, не убежишь. У нас небольшой выбор государственных учреждений, где можно настаивать на информировании и не получить за это ухудшение качества услуг или эмоциональных пинков.

Можете привести еще пример?

—Медэкспертиза после домашнего насилия. Приезжает женщина в больницу зафиксировать факт телесного повреждения, чтобы потом обратиться в суд. Она пришла в тяжелом психологическом состоянии, в ажитации, избитая, а ей говорят: найдите терминал, заплатите определенную сумму и вернитесь. Я сейчас не касаюсь вопроса, должна ли эта услуга быть оплаченной. Предполагается, что люди вспомогательных профессий (тем же медикам) должны действовать с сочувствием. А в этом случае они полностью игнорируют переживание другого человека в тяжелом эмоциональном состоянии. Она — жертва, которая не смогла себя защитить. В состоянии ли она куда-то идти, вводить какие-то цифры, что-то оплачивать? Это — пример нечеловеческого отношения в наших государственных медицинских учреждениях.

А как у нас оборудованы места ожидания в поликлиниках? Есть ли там достаточно стульев, доступных туалетов?

— А где чаще всего возникает психологическое насилие?

—Психологическое насилие возникает там, где не обозначены правила игры. Например, написано, что врач принимает в определенное время, а его нет, и никто не говорит, когда он придет. Или врач все же находится в кабинете, но не принимает, не приглашает, чем-то занят, и неоткуда взять информацию, сколько надо ждать. Ты стоишь под кабинетом с ребенком, пытаешься узнать что-то, хотя бы у уборщицы... Получается, что в местах, где должны спасать физическое здоровье человека, полностью игнорируют его базовые потребности. Нас еще в школе приучали терпеть до перерыва, если хочешь в туалет. Уже оттуда начинается игнорирование физических потребностей.

Что уже тогда говорить о местах так называемой гражданской несвободы: гериатрических интернатах, детских домах, медицинских учреждениях закрытого типа…

—Там пациенты подвергаются не только психологическому, но и физическому насилию, обесцениванию. И проблема в том, что сам персонал эмоционально "выгорел". Психологическое насилие — это не всегда о том, что в государственной системе работают "монстры". В эту систему идут обычные люди, не получающие достойную оплату за свой очень нелегкий труд, у них начинается выгорание, профессиональная деформация.

— Какими бывают последствия психологического насилия?

— Депрессия, беспомощность, неверие, мысли о самоубийстве. Например, АТОвец пытается получить статус УБД. А у ветеранов после возвращения очень специфическое восприятие реальности. Там мир был понятным — черный и белый, определенным — здесь побратимы, а там враг. Возвращаясь к мирной жизни, комбатанты обычно не толерируют несправедливость, которую чувствуют на себе постоянно, пытаясь получить какие-то бумажки, субсидии, пройти медкомиссию. Получение УБД, если их отфутболивают, — это психологическое насилие. Ветераны пытаются адаптироваться к мирной жизни, а в ответ — обесценивание и фразы типа "Мы вас туда не посылали!". И вообще, должен ли нормальный человек адаптироваться к такому унизительному отношению?

— Кто чаще всего становится психологическими насильниками, а кто — их жертвами?

— Насильники — это люди с нестабильным чувством самооценки, которые для того, чтобы хорошо чувствовать себя, эксплуатируют других. Это люди с нарушенными личностными границами. С этим на постсоветском пространстве очень большие проблемы. Нам осталось тяжелое наследие: сначала думай о Родине, о партии, потом — о семье и, если силы останутся, — о себе. Здоровое отношение к себе как к неповторимой личности, имеющей права и чувство достоинства, всегда нивелировалось. Это делалось нарочно, потому что людьми, у которых есть чувство достоинства, сложно руководить.

То есть жертвы психологического насилия — люди, не ощущающие пересечения своих личностных границ?

—Да, понятие личных границ у нас очень размыто. В нашей культуре никогда не культивировался опыт опираться на собственные ощущения в коммуникациях. Например, я с кем-то общаюсь и кожей ощущаю, что мне некомфортно, но мой воспитанный мозг будет говорить: да прекрати, тебе же ничего плохого не сделали, не бьют, не ругают. Часто жертвы психологического насилия — это люди, потерявшие контакт с собственными ощущениями или у которых разрушено право на них опираться. Человек, опирающийся на личные ощущения, доверяет им, всегда решительно будет отстаивать свои права. "Я рождаюсь с чувством собственного достоинства и правами", — в цивилизованном государстве ребенку об этом говорят. У нас часто закладывается жертвенная позиция, что ты ни на что не влияешь, у тебя нет прав; ты со всем миришься, адаптируешься и перестаешь ощущать дискомфорт, когда над тобой совершают психологическое насилие.

— С чего следует начинать, когда чувствуешь издевательство над собой в государственных учреждениях?

— Научиться говорить "стоп!". У людей не всегда хватает правовых знаний, чтобы сказать: "Я имею на это право", — но всегда можно сказать: "Стоп, со мной так вести себя нельзя! Откуда у вас право так со мной разговаривать?". Хамство — это настоящее психологическое насилие. Слова "стоп" и "нет" нужно уметь говорить. Каждый человек имеет право на достойное обращение с собой, и никто не может унижать человеческое достоинство.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 4
  • Александр Стрельников Александр Стрельников 25 березня, 05:12 А чтобы народ "должным образом" относился к хамству и скотству в отношение его, придумали хорошее слово - толерантно. Толерантно терпим сдачу территорий другому государству. Толерантно не можем наказать воров народной собственности, позволяя им увеличивать их аппетит или ускорять поглощение общенародных ценностей тем "предприимчевым", которые, к их счастью, видимо, не знают этого слова. И если народ не в силах этим "гражданам"(в кавычках, потому что их и гражданами назвать нельзя) толерантно объяснить, что можно, а что не допустимо в общем доме(государстве украинском), то скотство и хамство будет обрастать всё более могучими крыльями... И даже, если какая-то часть молодого поколения будет воспитана с чувством личного достоинства, то жить ей придётся с этим достоинством не в своей стране, которую толерантные их предки скоро окончательно отдадут на разграбление(чтобы не сказать прямее)... согласен 2 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №1287, 21 марта-27 марта Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно