Зоопарк юльского периода

2 марта, 2012, 14:23 Распечатать Выпуск №8, 2 марта-9 марта

Первым признаком дремучего мужского шовинизма новой властной команды был состав правительства: без единой женщины.

© Коллаж, ZN.UA

Как ни противится зима, весна упрямо пробивает себе путь: снег тает под солнечными поцелуями, ручьи стремительно сливаются вместе, а из проталин выделяет пар земля, уже беременная зелень-травой. Может, и думает кто-то: когда же успела, ведь была такая вся холодная, закованная в ледяной пояс верности, — но все законно, документально подтверждено календарем: март на дворе.

А, следовательно, и праздник вот-вот — восьмое марта. В нашей стране эти два слова заведено писать с прописной буквы — потому что государственный праздник, женский день. Логику в этом — почему женский праздник является государственным — найти трудно. Хотя в большинстве праздников, от которых трещит отечественный календарь, логики нет тем более, однако их празднуют по полной. Это едва ли не единственное наследство от СССР, не исчезнувшее бесследно, как вклады в советском сбербанке, а приумножившееся в независимой Украине, словно депозит в кризисный год.

Хотя повод для празднования женского праздника, как утверждают исследователи, вовсе не пробуждение природы. Наоборот, повод очень даже серьезный, то есть политический. В этот день, уже в далеком 1857 году, в США будто бы вышли на демонстрацию работницы-текстильщицы, требуя одинаковой с мужчинами зарплаты, десятичасового рабочего дня и улучшения условий труда. О том, удовлетворили ли их требования, история умалчивает. Если и да, то ненадолго, потому что в этот день в 1908—1910 годах женщины снова вышли на улицы Нью-Йорка с лозунгами о равных избирательных правах, оплате тру­да и т.п. Поэтому не удивитель­но, что на конгрессе женщин-социалисток в 1910 году немецкая социалистка Клара Цеткин предло­жила отмечать 8 марта как международный день женской солидарности в борьбе за политическое, экономическое, социальное равенство. 

Так его какое-то время и отме­чали в некоторых европейских странах — демонстрациями и митингами за права женщин. Но на практике равенство наступило только в СССР. Здесь женщин с мужчинами уравняли на самом деле — на производстве и в зарплатах прежде всего. В результате мужчины фактически потеряли возможность самостоятельно обеспечивать семьи, а женщины вместе с равенством на работе получили второй рабочий день — дома. И, чтобы они могли хоть немного передохнуть, в 1966 году заботливое советское государство сделало 8 марта выходным. А депутаты уже в независимой Украи­не охотно продолжили эту традицию. 

И хотя ООН и определила эту дату как Международный день борьбы женщин за свои права, у нас это просто праздник женщин: все их поздравляют — на работе и дома, с высоких трибун и с телевизионных экранов. Цветы дарят, еще что-то. В трудовых коллективах, опять же, по такому случаю грех не выпить — это же так сближает! Недаром почти все постсоветские страны и еще с десяток африканских и азиатских государств, тоже строивших социализм, сохранили 8 марта как выходной.

Такой вот фиговый листочек, прикрывающий истинное положение женщины в нашем обществе: вопреки декларированному равенству и отдельным счастливым исключениям — зависимое и униженное. 

Еще более униженное, чем в советское время. Потому что и тогда, когда о женской безработице никто и понятия не имел, как и не представлял, что зарплата у женщин может быть на 20% ниже, чем у мужчин, — даже тогда, несмотря на все конституционные права и пропагандистские картинки «для внешнего потребления», мало кто из женщин мог претендовать на первые должности в суровом мужском мире чинов и карьер. Украинская независимость почти не исправила эту, мягко скажем, неевропейскую черту в ментальности общества. Наоборот, в последнее время она только обострилась. Особенно с приходом к власти Виктора Януковича.

Первым признаком дремучего мужского шовинизма новой властной команды был состав пра­вительства: без единой женщины. Вторым — явная бесправность жены президента, которая ни разу не сопровождала мужа в визитах, не исполняла предусмот­ренных протоколом обязанностей первой леди: дальше Донецка Людмила Янукович «невыездная». 

«Невыездной» стала и лидер оппозиции Юлия Тимошенко, заключенная на семь лет в Кача­новс­кой колонии на Харьковщине. Чтобы у Юлии Владимировны не было времени писать гневные «Письма диктатору», руководство колонии хочет охватить ее более общественно полезной, по его мнению, работой: как только выздоровеет — посадят за швейную машинку. Это, конечно, больше женское дело, чем политическая борьба. 

И что делать заключенной Тимошенко, которая полностью во власти этих мужчин? Вон даже экс-нардеп и высокое должностное лицо Александра Кужель, хоть и на свободе, и депутат крымского парламента, не избежала хамства крымского наместника, экс-министра МВД Моги­лева. Хотя его солдафонство не должно удивлять. После прошлогоднего «весеннего» экспромта Виктора Януковича в Давосе — «Когда в украинских городах начнут раздеваться женщины, это чудесно», — шокировавшего европейцев, кто запретит подчиненному публично насмехаться над особенностями женского возраста или посылать депутатку пасти коров?! И если он выдает такое Кужель, то что позволяет себе по отношению к подчиненным или обычным женщинам?

…Что бы ни позволял, это вполне в русле действий нынешней власти. Когда, вопреки оптимистичным предвыборным лозунгам Януковича («Нас снова будет 50 миллионов!»), мате­ринст­во становится наказанием. Например, декретные отпуска, в которых побывала женщина, значительно снижают ее пенсионное обеспечение. Да и повышение пенсионного возраста власть начала с женщин: нечего жить дольше, чем мужчины.

Может, пришли от этого в негодование многочисленные общественные женские организации в Украине? Или политические партии, которые все как одна трактуют себя защитниками женских прав? Или известные политики? 

Только три украинки — поэтесса Лина Костенко, певица Ни­на Матвиенко и политик Алек­сандра Кужель — 16 февраля обратились к двадцати самым влия­тельным женщинам мира — немецкому канцлеру Ангеле Мер­кель, госсекретарю США Хилла­ри Клинтон, премьер-министру Австралии Джулии Хил­лард, же­не американского президента Ми­шель Обаме и другим — с просьбой «рассмотреть возможность применения ограничительных мер» к украинской власти, причастной к политическому заключению Юлии Тимошенко. «Ежедневно за решетку бросают невинных людей, которых мы не знаем, ежедневно заламывают руки кому-то только за то, что он хочет жить в человечном государстве и иметь право быть человеком, — говорится в письме. — Беззаконие, осуществленное над Юлией Тимошенко, Юрием Луценко, другими политзаключенными, сделало уязвимым и беззащитным жизнь человека в Украине».

Кто знает, успел ли кто-ни­будь из адресатов прочитать письмо, как уже 19 февраля вслед за ним полетело второе — за подписями вице-президента Федера­ции гимнастики Ирины Дерюги­ной, профессора архитектуры Ларисы Скорик, главы совета рек­торов высших учебных заведений культуры и искусств Ук­раины Татьяны Веркиной, директора Украинского гуманитарного лицея Киевского национального университета имени Т.Шевченко Анны Сазоненко, артисток Ольги Сумской, Наталии Бучинской и Ларисы Кадочниковой. Содер­жание совершенно иное: «Обра­щаемся к вам, встревоженные тем негативным влиянием, которое оказывает на украинскую перспективу активная деятельность Юлии Тимошенко и ее окружения, направленная на дискредитацию нашей страны… К сожалению, мировые политики поставили на одни весы европейское будущее Украины и судьбу чиновницы-коррупционерки…».

Словом, европейской интег­рации Украины повредила Юлия Тимошенко — потому что села в тюрьму.

Очевидно, случайно среди подписантов второго письма оказались лица, замеченные то на заседаниях гуманитарного совета при президенте Украины (который, ни для кого не секрет, полностью держится на плечах Анны Герман), то в кругу подруг Анны Николаевны. Поэтому и не удиви­тельно, что их взгляды так близки, а гражданская позиция так же активна. Настолько, что немедленно собрались, обсудили текст и «дезавуировали» своим письмом «послание трех», что бросает тень на наше демократическое — все это знают — государство.

И количественно опять-таки перевесили — семеро против трех. Да еще и сослались на какие-то социологические исследования: в соответствии с которыми, дес­кать, народ тоже осуждает Юлию Тимошенко.

Действительно интересно, если бы захотели авторы писем заручиться поддержкой женщин, с кем солидаризировались бы большинство украинок?

Хотя большинству, похоже, не до этого. В будни выживать надо. А сейчас восьмое марта на носу. Время готовить и готовиться. Праздник все же. Единст­венный в году день женщины — зачем и его политизировать? Митингов и демонстраций нам и в другие дни хватает. А здесь — ручьи журчат, коты кричат, все живое совокупляется...

Праздник!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно