ЗОЛОТЫЕ МАЛЬЧИКИ «ДИНАМО» СОРОК ЛЕТ НАЗАД КИЕВСКИЕ ФУТБОЛИСТЫ ВПЕРВЫЕ ЗАВОЕВАЛИ ЗОЛОТЫЕ МЕДАЛИ ЧЕМПИОНОВ СССР

23 февраля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 23 февраля-2 марта

Для многих тысяч людей, которым сейчас 60 и более, имена моих сегодняшних собеседников — целая эпоха в нашем футболе...

Как молоды мы были: Олег Базилевич и Валерий Лобановский
Андрей Биба
Юрий Воинов
Олег Базилевич
Как молоды мы были: Олег Базилевич и Валерий Лобановский

Для многих тысяч людей, которым сейчас 60 и более, имена моих сегодняшних собеседников — целая эпоха в нашем футболе. Да что там — футболе! Давайте говорить откровенно: золотые парни киевского «Динамо» — это часть нашей жизни, молодость, а главное — радость, которой не очень-то баловала человека советская действительность 60—70-х годов теперь уже минувшего века. Многим тогда казалось, что на нас падает отсвет их славы. Увы, безжалостное время не пощадило и звездных мальчиков, по которым 40 лет назад вздыхала чуть ли не каждая киевская девчонка. Но, поговорив с этими уже немолодыми людьми несколько минут, ей-богу, забываешь, сколько им и сколько тебе. Перед тобой те же золотые парни, благодаря которым сорок лет назад сердце выскакивало из груди. Итак, сегодняшние гости редакции — председатель комитета сборных команд Украины Федерации футбола страны Олег БАЗИЛЕВИЧ, тренер-селекционер киевского «Динамо» Андрей БИБА и главный инспектор Профессиональной футбольной лиги, председатель профсоюза футболистов Украины Юрий ВОИНОВ.

Рывок вверх
на четверть века

— Как сложилась жизнь ваших товарищей по «золотой» команде? Чем они занимаются сейчас?

Олег Базилевич

О.Базилевич: В том памятном 1961 году в киевском «Динамо» играли: Макаров, Сучков, Турянчик, Ерохин, Щегольков, Онуфриенко, Воинов, Сабо, Биба, Трояновский, Серебреников, Лобановский, Каневский и Базилевич. К великому сожалению, Олега Макарова и Владимира Ерохина уже нет. О Лобановском, Воинове, Бибе и Базилевиче вы знаете. С Трояновским я давно не виделся. Он отошел от спорта и работает где-то на производстве. То же можно сказать о Серебреникове. Щегольков занялся бизнесом. Остальные с футболом не порвали. Турянчик — тренер одной из закарпатских команд. Сучков — селекционер в киевском «Динамо». У него было много удачных открытий. Онуфриенко работает с низовыми коллективами. Каневский тренирует детей, только далековато от Киева — в Соединенных Штатах Америки.

У многих моих товарищей путь в «Динамо» был в общем-то сходным. Лобановский, Биба, Трояновский, как и я, — воспитанники киевского футбола. Все четверо начинали с юношеских команд. Потом мы прошли через так называемую Республиканскую школу футбольной молодежи. В команду я был зачислен в 1957 году, но в «основе» начал появляться только в 1959-м. Тогда попасть в первый состав было делом сверхсложным. На каждое место претендовало несколько человек. Очень серьезная конкуренция и «длинная скамейка» заставляли молодых футболистов играть, не жалея сил, на пределе возможностей.

— Кого же вы вытеснили?

О.Базилевич: Не знаю, применимо ли в данном случае это слово, но до меня на правом краю несколько лет действовал рано ушедший из жизни Юрий Граматикопуло. А после него какое-то время — Игорь Зайцев. Тогда футбол был чисто позиционным. До нашего прихода Зазроев играл центральным нападающим, Граматикопуло — правым крайним, а Фомин — левым. Им противостояли соответствующие защитники. В том «футболе дуэлей» судьба матча решалась в единоборстве между отдельными игроками. Уже при нас подобная четкая расстановка стала все чаще нарушаться и видоизменяться.

— Насколько мне известно, появление в киевской команде Юрия Воинова вызвало громкий скандал. Чиновники из Федерации футбола СССР какое-то время пребывали в состоянии шока…

Юрий Воинов

Ю.Воинов: В «Динамо» я перешел в 1956 году из ленинградского «Зенита». Не успел приехать в Киев, как из «Торпедо», «Спартака», московского «Динамо» и ЦСКА, словно из рога изобилия, посыпались приглашения. Тренеры этих команд, по-видимому, просто не воспринимали мой поступок всерьез. Ведь фактически до «Зенита» я был москвичом, «выпускником» подмосковной футбольной школы. Они рассчитывали, что блажь пройдет и я с Киевом распрощаюсь. Но ошиблись.

— А чем, собственно, вас привлекла Украина? В «Спартаке» или «Торпедо» вы находились бы больше на виду, ближе к сборной...

Ю.Воинов: Материальные условия в Москве и Киеве были почти одинаковыми. Но мне очень импонировал наставник киевлян Олег Ошенков. Кроме того, у меня сложились добрые отношения с несколькими ведущими игроками команды. Но главное — я уже дал слово, что буду играть в «Динамо». Юлить, менять решение — не по-мужски. Между тем на одном из заседаний Федерации футбола СССР под председательством В.Гранаткина было принято довольно странное решение. Под предлогом, что, переходя из «Зенита», я нарушил какие-то правила (хотя ни тренеры, ни футболисты не могли понять, какие именно), мне запретили в течение года играть. К счастью, весной, накануне первых матчей нелепое наказание было отменено.

— Как начинался первый золотой сезон киевского «Динамо»? Ставил ли тренер перед командой задачу завоевать чемпионский титул?

О.Базилевич: Мы очень успешно выступили накануне — в 1960 году. Второе место было большим достижением. Тогда в основной состав влилась целая группа молодых амбициозных (в лучшем смысле слова) ребят. В содружестве с такими зрелыми мастерами, как Олег Макаров, Юрий Воинов и Владимир Ерохин, мы были готовы горы свернуть. Команду возглавил новый наставник — Вячеслав Дмитриевич Соловьев. Он приехал в Киев с интересными идеями.

Андрей Биба

А.Биба: После того как «Динамо» стало серебряным призером, молодые игроки поняли: они не только тот материал, из которого можно что-то вылепить в будущем. Мы почувствовали себя людьми, способными добиться определенных успехов в самое ближайшее время.

О.Базилевич: И все же в начале того памятного сезона команда не ставила задачу завоевать золотые медали. Просто хотелось выступить как можно успешнее. Но в ходе чемпионата мы обрели уверенность в своих силах. Футболисты и тренеры — люди суеверные. Поэтому вслух о том, что можем стать чемпионами, старались не говорить. Хотя в душе каждый, конечно, надеялся именно на это. Никогда не забуду той минуты, когда диктор нашего киевского стадиона объявил, что «Динамо» — чемпион страны. Это, пожалуй, одно из самых ярких воспоминаний в моей жизни. Яркое не только в переносном смысле, но и в самом что ни есть непосредственном и прямом. Освещение на стадионе было тогда не чета нынешнему — раза в три слабее. И вдруг стало светло, как днем. На трибунах вспыхнули тысячи импровизированных факелов. Круг почета мы совершили на руках болельщиков.

Ю.Воинов: Краеугольный камень в тот памятный успех киевского «Динамо» заложил наш предыдущий наставник — Олег Александрович Ошенков. Именно он привлек в команду талантливую молодежь — Лобановского, Бибу, Базилевича, Сабо, Турянчика. К сожалению, чтобы «Динамо» заиграло, как он рассчитывал, добилось ощутимых успехов, ему не хватило времени. Коллектив находился в нижней половине турнирной таблицы, и его «ушли». Замыслы нового тренера попали на благодатную почву. Тогда игроки почувствовали: стоит только как следует взяться за ручку двери, и мы ее непременно откроем. В 1960 году команда за нее ухватилась, а через год открыла. И делала это потом еще много раз. Чтобы вручить нам золотые медали, в Киев приехал председатель Федерации футбола СССР Валентин Гранаткин. Думаю, на душе у него «скребли кошки». Еще бы — пять московских команд впервые отдали первенство.

 

Кашу Маслов
не испортил

— Какой наставник, по вашему мнению, имеет больше шансов добиться успеха — «деспот» или «учитель»? Кому бы вы отдали предпочтение — тренеру-автократу, жестко держащему в руках бразды правления, либо наставнику-демократу?

О.Базилевич: Мне представляется неверной сама постановка вопроса. Любой опытный тренер, являясь личностью, не может быть только автократом или демократом. В нем непременно должны сочетаться оба эти качества. Иначе, считайте, наставник просто не состоялся. Но, как у всякого человека, чего-то у него больше, чего-то — меньше. С позиций игрока скажу, что тренер для каждого из нас был чуть ли не Богом. Перечить ему никто, естественно, не помышлял.

— В таком случае интересно узнать, какие черты превалируют у Базилевича-тренера?

О.Базилевич: Чего больше, а чего меньше, зависит от ситуации. Бывают обстоятельства, когда нужно проявить и твердость, и настойчивость, и даже жесткость…

— Олег Петрович, ответьте, положа руку на сердце. Если бы вам — спортивному функционеру, председателю комитета сборных команд Украины, человеку, занимающему стабильное положение в Федерации футбола, вдруг предложили беспокойную должность старшего тренера одной из наших команд, вы бы согласились?

О.Базилевич: Если бы бабушке бороду, она могла бы стать дедушкой. Конкретных предложений, которые могли бы меня заинтересовать, сейчас просто нет. Когда они появятся, буду решать. Я ведь не бывший тренер, а пока еще действующий.

Ю.Воинов: Здесь, пожалуй, уместно вспомнить о трех наставниках сборной СССР. Качалина, наверно, можно отнести к «демократам». По сравнению с другими он был более интеллигентным и мягким. Иначе говоря, скорее педагогом, чем начальником. Якушин — специалист чрезвычайно грамотный и в футбольных делах очень хитрый. А властный Бесков держал ребят, что называется, в кулаке. И это тоже приносило плоды. Хотя, конечно, иногда наставник-деспот мог и переборщить. По моему глубокому убеждению, совмещать в себе все подобные качества один специалист все же просто не в состоянии.

— Юрий Николаевич, а какой стиль импонирует лично вам? Ведь вы были и футболистом, и тренером. Игроки — прежде всего молодые люди. Считается, что таких ребят нужно держать в узде.

Ю.Воинов: Я с большим уважением относился к Вячеславу Дмитриевичу Соловьеву. Хотя мягким его назвать нельзя. У него было всего в меру — и доброты, и требовательности. А в узде молодежь следует держать и в семье, и в команде.

— О конфликтах московских и киевских футбольных начальников в советское время нигде официально не говорилось, но среди болельщиков бытовало твердое убеждение, что руководители Всесоюзной федерации, как и тренеры московских клубов, ставят киевскому «Динамо» всяческие подножки. Происходило ли подобное на самом деле или это лишь досужие вымыслы — так сказать, перенос на футбольную почву некоторых нефутбольных страстей?

А.Биба: Нам было некогда заниматься склоками. Мы играли. И думали только о футболе. А вещи, о которых вы говорите, — нечто постороннее и несущественное, ненужная никому накипь.

О.Базилевич: Это мнение отдельных людей. На подобных началах нельзя строить отношения с соседями. То, о чем вы спрашиваете, замешано на эмоциях. Серьезных фактов не было и в помине.

Ю.Воинов: Не знаю, может, между отдельными футбольными руководителями Киева и Москвы какие-либо трения и существовали, но мы этого не чувствовали. У нас с игроками «Спартака», «Торпедо», московского «Динамо» отношения были самыми дружескими. Ведь с этими ребятами часто встречались в сборной, знали их с лучшей стороны.

— Мне много раз приходилось слышать, что вашу команду активно поддерживало руководство республики. В чем конкретно выражалась подобная помощь?

О.Базилевич: Нам создали приличные по тем временам жилищные условия. Для «Динамо» построили прекрасную тренировочную базу — на Нивках. Мы хорошо питались, что для спортсменов весьма и весьма существенно. Ребята с большой теплотой вспоминают руководителей республики, с которыми довелось общаться…

А.Биба: Думаю, нам — футболистам и тренерам — негоже играть в прятки. Здесь прежде всего следует назвать имя Владимира Щербицкого. Он не раз приезжал к нам на Нивки, а мы не однажды бывали у него в кабинете на улице Кирова (нынче Грушевского). Беседовали, пили кофе (случалось, даже с коньяком). Помню, однажды «ВВ» сообщил, на сколько процентов повысилась в некоторых регионах Украины производительность труда после очередной победы киевских футболистов.

— Первый золотой сезон стал прологом к двум блестящим десятилетиям. Какая, по вашему мнению, причина подобного взлета, а затем удивительной стабильности команды?

Ю.Воинов: В 1964 году к нам пришел Виктор Маслов, не побоюсь громких слов, — тренер от Бога. У него было необыкновенное, только ему присущее чутье на футболистов. Вот лишь один пример. В «Динамо» был левый защитник — не буду называть его фамилии, — которого я тогда считал (и не один я) наихудшим среди киевских стопперов. Но тренер в него верил, упорно продолжая ставить в основной состав. И что вы думаете, парень в конце концов заиграл, оказался очень полезным команде. А вообще на хороших тренеров киевлянам везло. Маслова сменил Севидов. Потом динамовский корабль повел по бурному футбольному морю тренерский тандем Лобановский — Базилевич. Успехи 70-х годов — золотые страницы в истории клуба, впервые завоевавшего европейский Кубок обладателей кубков и Суперкубок. Думаю, не ошибусь, если скажу, что молодые тренеры многое позаимствовали у таких наставников старшего поколения, как Качалин, Якушин, Бесков, Соловьев, Маслов, Севидов.

А.Базилевич: Я бы непременно добавил сюда имена Виктора Шидловского и Олега Ошенкова. Наставники, принявшие эстафету в 60—70-е годы, развивали потенциал, заложенный предшественниками…

 

Золота
за «золото»
не давали…

— Кого из соперников — защитников и нападающих команд-конкурентов вы уважали больше других?

А.Биба: В 60-е годы в СССР доминировали «Динамо» (Киев) и «Торпедо» (Москва). А ведь прежде, до нашего рывка вверх, с московскими клубами не мог конкурировать ни один другой коллектив. Из нападающих соперничающих с нами команд я бы мог назвать Стрельцова, Иванова, Месхи, Метревели, Численко, Ворошилова, Соколова. Однако были и другие классные форварды. Ведь в прежние времена первенство СССР по уровню и значимости ничем не уступало национальным чемпионатам многих стран мира, исключая разве что итальянский, испанский да английский. Кроме пяти московских команд, сильные клубы были в Тбилиси, Ленинграде, Баку, Ташкенте и других городах. Так что легких матчей у нас, считайте, не было. К каждой игре относились серьезно.

О.Базилевич: Высокая конкуренция наблюдалась не только в киевском «Динамо», но и во всем советском футболе. Во многих командах играли очень квалифицированные защитники — такие, как Глотов в московском «Динамо», Крутиков в «Спартаке», Савостиков в минском «Динамо». Преодолеть их сопротивление удавалось с большим трудом. И все же, несмотря на высокое мастерство таких ребят, голы в ворота их команд мы, нападающие, забивали. Делал это и я, хотя, к сожалению, не так уж и часто. Были футболисты, которые отличались куда большей результативностью.

— Наверно, они больше, чем вы, играли, чаще выходили на поле?

О.Базилевич: Нет, тут дело в квалификации. Славе Метревели или Игорю Численко я просто уступал в мастерстве.

— Олег Петрович, побойтесь Бога! Это прямо какое-то самоуничижение. Вас считали одним из наиболее ярких, талантливых нападающих.

О.Базилевич: Вы рассуждаете, как типичный болельщик киевского «Динамо». Профессионал — футболист или тренер — должен критически относиться к собственным возможностям. Иначе говоря, знать себе цену. В сборной СССР на каждое место нападающего претендовали пять человек. Вот и прикиньте — выходит 25 высококлассных форвардов. Попробуйте определить, кто из них сильнее. Но некоторые были вне всякой конкуренции.

— Так ведь в киевском «Динамо» — между прочим, чемпионе страны — на правом фланге вы не знали соперников.

О.Базилевич (от души смеется): Сначала мне не было равных на Бессарабке, потом в городе, затем в Украине. Так я попал в «Динамо». Тем не менее, в СССР сильнейшим я, к великому сожалению, не считался.

— Какая атмосфера царила в вашей команде? Часто ли происходили конфликты? Ведь среди двух десятков разных людей чувство антипатии столь же закономерно, как и чувство симпатии. Мы, болельщики, например, знали и о вспыльчивости Йожефа Сабо, и о том, что у Валерия Лобановского характер — не сахар.

А.Биба: Какие-то шероховатости в отношениях, безусловно, имели место. Но, когда мы выходили на поле, о подобных вещах все начисто забывали. Даже если я с кем-то «не дружил» или кто-то мне не нравился, когда этот футболист во время игры попадал в сложную ситуацию, я тут же спешил ему на помощь. Конфликты мы оставляли за кромкой поля. Для ребят существовал только футбол. И этим все сказано.

Ю.Воинов: Повышенная эмоциональность Сабо была главным образом связана с игрой, которой он отдавал всего себя без остатка. Йожеф хотел, чтобы так же самозабвенно действовали и остальные. Отсюда его выкрики. Но у Сабо есть очень хорошее качество. Он отходчив, никогда не помнит зла. Как говорят в таких случаях, не держит камень за пазухой.

О.Базилевич: К счастью, вместе с нами играли люди более взрослые и зрелые, которые для нас, вчерашних мальчишек, являлись образцом и на поле, и в жизни. Я имею в виду Олега Макарова и Юрия Воинова. Думаю, наш вратарь ничем не уступал прославленному Льву Яшину. Если бы не мастерство этого уникального футболиста, киевское «Динамо» не стало бы в 1961 году чемпионом страны. Что же касается Юрия Николаевича, то он в то время входил в символическую сборную Европы. Находиться рядом с ними для молодых футболистов было большой удачей. Макарова и Воинова мы считали своего рода играющими тренерами.

— Среди болельщиков ходили легенды о тех благах, которыми в свое время якобы одаривали киевских «звездных мальчиков» — об их машинах, квартирах, баснословных заработках. Сравнимо ли материальное положение динамовских футболистов 60—70-х годов с тем, что получают классные игроки ведущих команд сегодня?

Ю.Воинов: Несравнимо. Да, нам действительно предоставляли возможность приобрести вне очереди машину. Но, заметьте, — за свои кровные. Даром ее никто не давал. Жилье могли выделить. Однако не всем и не сразу…

А.Биба: Я получил квартиру через 10 лет после того, как начал играть в «Динамо»…

Ю.Воинов: Здесь, кстати заметить, Андрей несколько лет кряду являлся капитаном команды.

А.Биба: У нас были игроки, которые участвовали в чемпионате мира, но заветных квадратных метров так и не дождались. А великолепный защитник, ветеран «Динамо» Володя Ерохин получил квартиру лишь незадолго до смерти.

О.Базилевич: Вопрос, заданный вами, кажется мне наивным. Прошлые и нынешние заработки мастеров кожаного мяча — вещи просто несопоставимые. Начнем с того, что все те блага, которые нам предоставляли, — отнюдь не дар Божий. Они заработаны тяжелым трудом. Конечно, наши гонорары тех времен были выше зарплаты представителей многих других профессий. Но играли-то мы, как правило, 6—8 лет, ну, от силы, десять. И ни до этого, ни после никаких преимуществ футболист не имел. То, что он скопил за столь короткий промежуток, приходилось растягивать на всю оставшуюся жизнь. Кто в то время думал о будущем конкретного человека? Нас всех волновало только общее светлое завтра. Люди являлись лишь винтиками системы, которая перемолола не одно поколение. Футболисты не составляли исключения из общего правила.

— Бытует мнение, что большие деньги портят спортсмена — делают талантливого парня черствым делягой, превращают в беспринципного прагматика. Вы с этим согласны?

Ю.Воинов: Почему только спортсмена? То же самое можно сказать о любом человеке. Чем большие деньги — тем больше они нас портят.

— Но разве высокая зарплата, а также четкие материальные обязательства руководства клуба, дающие футболисту возможность отложить что-то на черный день, помешали бы Юрию Воинову, Андрею Бибе, Олегу Базилевичу и их товарищам по «золотой» команде?

А.Биба: По-моему, большие деньги не помешают никому. Хотя, конечно, сейчас время другое и запросы другие. Сегодня многим прекрасным мастерам прошлых лет, например, Серебреникову, Островскому, Щеголькову, Трояновскому живется очень и очень нелегко.

Ю.Воинов: К счастью, около 30 ветеранов «Динамо» получают в дополнение к своей более чем скромной пенсии небольшую стипендию, выплачиваемую клубом.

О.Базилевич: А собственно, что такое большие деньги? Вы можете определить? И я не знаю. Скажу одно: идет своеобразный социальный эксперимент. Выживают те из спортсменов, у которых больше культуры, люди с более четкими представлениями о жизненных ценностях. Человек, подготовленный к испытанию славой и деньгами, правильнее ими распоряжается и разумнее строит дальнейшую жизнь. Но, увы, и у нас, и за рубежом немало примеров, когда судьба известных мастеров складывается совсем не так, как ожидалось…

 

«Старики»
в 28 лет?

— И вы, и ваши товарищи по команде рано перестали играть. Собственно говоря, это можно сказать обо всех динамовских «звездных мальчиках». А ведь каждый мог (если бы дело происходило сегодня) завершить карьеру в каком-то солидном (и богатом!) зарубежном клубе, что позволило бы не оказаться в 50 лет за чертой бедности…

Ю.Воинов: В 22 года мы еще считались подающими надежды молодыми игроками, а в 28 были уже безнадежными ветеранами. В то время вокруг футбола вертелось немало разного рода деятелей, которые его совершенно не понимали, но, чтобы каким-то образом о себе заявить, придумывали совершенно нелепые, абсурдные правила. Как иначе назвать выдавливание из большого спорта «ветеранов», которым только исполнилось 28—30 лет? Игрок находится в самом расцвете мастерства, прекрасно видит поле, становится и по-человечески, и по-футбольному мудрым, а ему откровенно говорят: «Твое время кончилось». И указывают на дверь.

А.Биба: В 29—30 лет на человеке просто ставили крест. В 1966 году меня назвали лучшим футболистом СССР, с 1965-го по 1967-й я был капитаном команды. Но, несмотря на все заслуги, надо мной, как и над Лобановским и Базилевичем, уже сгущались тучи. Нам всячески давали понять: пора уступать дорогу молодежи.

Ю.Воинов: — Валерий Лобановский в то время играл превосходно. И вообще это был чрезвычайно одаренный, своеобразный футболист. То, что он ушел из киевского «Динамо» в 26 лет, не поддается никакой логике. Он просто чем-то не угодил В.Маслову. То был результат личностных трений, списанный на ветеранский возраст.

А.Биба: Когда я понял, что никогда не выйду на поле в составе киевского «Динамо», в глазах появились слезы. Тогда казалось, лучшее в жизни остается позади. Правда, потом два года я еще поиграл в «Днепре». Юрий Воинов сразу после ухода из «Динамо» стал наставником одесского «Черноморца» и тут же пригласил в свою команду Каневского, Лобановского, а несколько позже и Базилевича. Поиграв в Одессе до 1967 года, Валерий и Олег перешли в донецкий «Шахтер»…

О.Базилевич: Это была тенденция с чисто комсомольским оттенком — спортом должны заниматься молодые, талантливые и перспективные. Будто мы в свои 27—30 лет были уже старыми и бесталанными! Людям, достигшим вершин мастерства, давали понять, что они в спорте лишние. А «талантливая молодежь», которая выдвигалась на ваше место, еще и мяча-то как следует остановить не способна. Конечно же, это замечательно, что сейчас футболист в зрелом возрасте может поиграть в хорошем зарубежном клубе.

К слову заметить, подобные предложения получали и мы, ветераны киевского «Динамо», и лучшие игроки других советских команд. Но нам тогда и в голову не приходило покинуть страну. В те времена подобный поступок расценивался как предательство Родины. Заметьте, ни один советский футболист не остался за границей. Хотя, скажем, с фигуристами, артистами балета или музыкантами подобные вещи в те годы случались.

— Когда за рубеж уезжает спортсмен, отдавший футболу лучшие годы, ни у кого не возникает никаких недоуменных вопросов. Здесь все понятно. Однако не волнует ли вас, ветеранов клуба, тот факт, что в итальянские, немецкие и другие команды уходят наиболее интересные и талантливые молодые динамовцы. С материальной точки зрения им и клубу это, может быть, и выгодно. Но ведь так команда никогда не поднимется на европейский футбольный Олимп. Она обречена в лучшем случае оставаться крепким середняком. И не более. Как с подобным обстоятельством мирится ваше динамовское самолюбие?

Ю.Воинов: Во-первых, незаменимых нет. Во-вторых, успехи наших игроков за границей убедительно демонстрируют возможности динамовской школы.

А.Биба: Шевченко, Ребров и Каладзе сделали для киевского «Динамо» очень много. Но давайте говорить откровенно. Сегодня в условиях нашего внутреннего чемпионата подобные мастера вполне могут деквалифицироваться: им приходится состязаться с весьма посредственными и даже откровенно слабыми соперниками. Чтобы сыграть несколько матчей с высококлассными командами — в турнирах, где разыгрываются европейские кубки, — нужно ждать целый год. Кстати, своих лучших игроков теряют и другие клубы, например, московский «Спартак». Тут уж ничего не поделаешь. Такова футбольная жизнь. Если человек отдал команде много труда и таланта, ему следует предоставить возможность поиграть за рубежом и обеспечить свое будущее. Здесь важно правильно выбрать момент и не опоздать, как получилось с Виктором Леоненко — прекрасным игроком, футбольная жизнь которого, к великому сожалению, не сложилась.

О.Базилевич: Не забывайте, что существует Декларация прав человека. Запретить кому-то из футболистов, независимо от возраста, сменить «место работы» — попросту нереально. Каха Каладзе уехал в Италию не потому, что ему в Киеве было плохо. Просто парень решил поиграть в ведущем зарубежном клубе. И никто не мог ему воспрепятствовать.

— У нас некоторые болельщики считают, что, намереваясь на нем заработать, динамовский клуб элементарно «уступил» Каладзе «Милану».

О.Базилевич: Это абсолютная чушь. Ни президент клуба, ни старший тренер не заинтересованы ослабить собственную команду. Тем не менее, никто не имеет права встать на пути молодого человека, решившего жить по-своему. Мы не можем вернуться к старым, силовым методам руководства спортом. Если кто-либо из игроков захочет уйти — он непременно уйдет. Какой же выход из положения? Отвечу: значительно усилить подразделения, занимающиеся селекционной работой и подготовкой собственной талантливой молодежи. В таком положении находится не только киевское «Динамо», но и целый ряд зарубежных клубов, к примеру, голландский «Аякс». В конце концов, они начинают воспитывать для себя футболистов высокого уровня. Если делать все как положено, интересы команд после таких потерь серьезно, а тем более катастрофически, не пострадают.

Да, богатые клубы, действительно, способны рекрутировать под свои знамена лучших футболистов мира. Но собрать таких игроков — еще не значит иметь лучшую в мире команду. Тренеры должны создать из них ансамбль. А это не легко и не просто. Таким коллективом единомышленников мы были в 1960—1961 годах, когда на поле выходило одиннадцать мальчишек с горящими глазами. Мы хорошо знали, что и как нам следует делать. И умели тренерские замыслы осуществить.

— Вопрос с сослагательным наклонением многие специалисты сочтут некорректным. И тем не менее... Каким, по вашему мнению, был бы результат встречи «Динамо»-1961 с «Динамо»-2001? Если бы та команда участвовала в нынешнем первенстве страны, у нее имелись бы шансы стать чемпионом Украины?

Ю.Воинов: — Я дал себе слово никогда не сравнивать прежнюю игру с современной. Не забывайте прошло 40 лет. Сейчас и ритм жизни не тот, и футбол совсем другой. Если кто-то скажет, что мы играли лучше, — не верьте. Сегодня подготовка спортсменов, мышление, скорость — все иное. Игра 40-летней давности и современный футбол — явления принципиально несопоставимые. Не стоит даже пытаться.

О.Базилевич: — На ваш вопрос просто нет ответа.

— Но люди-то остались прежними. Не станете же вы утверждать, что человек как биологический вид за 40 лет претерпел сколь-нибудь заметные изменения?

О.Базилевич: — В уровне развития всего спорта произошли разительные перемены. В то время, когда я играл, никто в мире не прыгал с шестом, как это делает Сергей Бубка. Возможности человека в процессе эволюции каждого вида спорта совершенствуются. Футбол стал чуть ли не вдвое быстрее. Приведу такой пример. В матчах мирового чемпионата 1974 года немецкая сборная, занявшая первое место, тратила при контратаке на доставку мяча от своих ворот до ворот соперника 12 секунд. Сейчас киевское «Динамо» в лучших играх делает это за шесть. Ностальгия — вещь понятная, но давайте смотреть в будущее.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно