ЗОЛОТЫЕ КУПОЛА СТОЛИЦЫ

27 ноября, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск №48, 27 ноября-4 декабря

На центральном куполе Михайловского Златоверхого собора водружен главный крест. В Киеве появился еще один храм...

На центральном куполе Михайловского Златоверхого собора водружен главный крест. В Киеве появился еще один храм. Хотел написать «новый», но рука непроизвольно остановилась. Вернее сказать, построен новый старый собор.

Конечно, рядом с казенно-величественным зданием, которое сейчас занимает Министерство иностранных дел, изящный храм в стиле украинского барокко выглядит явным диссонансом. Собственно, предвидя это, его в свое время и уничтожили. Но собор возродился, и оказалось, что такое соседство, слава Богу, нынче никого не смущает.

Тем не менее для людей среднего и старшего поколений его появление - настоящее чудо. Если бы им лет эдак двадцать назад кто-то сказал, что в Киеве в течение года появятся две новые церкви (Михайловский собор и Пирогоща), этого фантазера просто подняли бы на смех. Все, связанное с религией, для советских людей было табу. А ведь исторические традиции у нас совершенно иные.

Восемь столетий назад путешественники, описывающие стольный град Древней Руси, говорили о многих десятках каменных церквей, возвышавшихся в разных концах города. Куда же они делись? По чьему приказу стерты с лица земли? Кто виноват в их уничтожении? Об этом корреспондент «Зеркала недели» беседует с ведущим научным сотрудником Института археологии Национальной академии наук Украины, доктором исторических наук, лауреатом Государственной премии Глебом Ивакиным.

Михайловский Златоверхий собор строился при Великом киевском князе Святополке, рассказал Глеб Юрьевич. В 1113 году этого князя здесь и похоронили. Но, простояв восемь веков и уцелев во время монгольского нашествия, древний храм (по мнению специалистов, один из наиболее выдающихся по своей архитектуре соборов Руси) пришелся не по душе властителям Украины в эпоху построения социализма.

Уничтожали его по-научному методически. Причем самое любопытное заключалось в том, что товарищи-разрушители вдруг решили побеспокоиться о художественном наследии предков. Несколько мозаичных и фресковых композиций сняли и разместили в Софийском соборе, другие фрагменты передали в Третьяковскую галерею и ленинградский Русский музей. Однако, к великому сожалению, большая часть художественных сокровищ монастыря безвозвратно погибла.

Впрочем, в момент разборки, что называется, на ходу, были выполнены очень небольшие археологические исследования. А архитектор И.Моргилевский провел фиксацию памятника. Таким образом, до наших дней сохранились его обмеры и многочисленные фотоснимки. Эти материалы стали документальной основой для восстановления храма, разрушенного в 1935-1937 годах.

Итак, собор построен. Осталось расписать его стены, сообщил Глеб Ивакин. А к 2000 году рассчитывают восстановить еще один знаменитый архитектурный памятник столицы Украины - Успенский собор Киево-Печерской лавры, разрушенный в годы немецкой оккупации. Уже ведутся подготовительные работы. Но задача перед строителями здесь стоит более сложная, поскольку сохранились отдельные части взорванного храма. Как известно, реставрировать собор, включая в него уцелевшие фрагменты, труднее, чем сооружать памятник заново. С другой стороны, наши строители теперь накопили богатый опыт...

- Согласно официальной версии, Успенский собор взорвали немцы. Но многие считают, что к его гибели причастны подпольщики. Какой точки зрения придерживаетесь вы? - спрашиваю Глеба Юрьевича.

- Доказать документально пока ничего нельзя, но аргументы имеются в пользу обеих версий. Зачем понадобилось немцам уничтожать Успенский собор? Чтобы скрыть следы ограбления? Не логично: гитлеровцы открыто, никого не стесняясь, вывозили в Германию все, что хотели. Для этого существовали специальные команды.

Может быть, они решили уничтожить одну из самых знаменитых славянских святынь? Почему же в таком случае не была разрушена Киевская София? И еще один важный момент. Успенский собор погиб в ноябре 1941 года, когда немецкая армия достигла максимальных успехов. Какой в этом был смысл? Иное дело, если бы его решили взорвать, когда дела гитлеровцев на фронтах сильно ухудшились.

С другой стороны, взрыв зафиксировала официальная кинохроника. Согласитесь, этот аргумент относится к разряду самых убойных: значит, о предстоящем уничтожении памятника немцы знали. Более того, в газетах объявили о времени акции и предупредили, чтобы жители соседних домов укрепили оконные стекла и приняли другие меры предосторожности.

Однако перед самым взрывом в Успенском соборе побывали гауляйтер Украины и фашистский диктатор Словакии. Зная об осторожности и предусмотрительности немцев, объяснить подобный визит крайне трудно.

А теперь предположим, что уничтожение памятника планировалось партизанами, которые ждали, когда храм посетит кто-то из немецкого командования, но чуть-чуть опоздали со взрывом. При весьма прохладном отношении советской власти к церквам подобный поступок удивления не вызывает. Тем более что в Киеве множество различных капитальных зданий было действительно заминировано.

О применении в период оккупации радиоуправляемых мин у нас долго скрывали. Мы узнали об этом только в 60-е годы. Что же касается фашистов, то они тоже взрывали дома, но не в 1941 году, а позже, при отступлении из города.

- Значит, вы все же склоняетесь к тому, что Успенский собор взорван партизанами?

- В таком случае совершенно непонятно, как гитлеровское командование узнало, когда именно это произойдет? Нет, концы здесь явно не сходятся. Остается предположить, что собор и впрямь заминировали подпольщики. А немцы об этом узнали, но обезвредить заряд не смогли и памятник архитектуры решили взорвать. Конечно, такая гипотеза тоже шита белыми нитками, но пока нет никаких документов, иного, к сожалению, не дано.

- Глеб Юрьевич, какие еще храмы, кроме Михайловского Златоверхого собора, были уничтожены в середине 30-х годов по решению руководства республики?

- Их довольно много. Это и Трехсвятительская (или Васильевская) церковь, которая стояла на том месте, где сейчас находится здание МИДа, и Десятинная на Старокиевской горе, и Пирогоща на Подоле, и Богоявленский собор Киево-Могилянской академии, и Военно-Никольский, а также Петропавловский монастыри, церкви Николы Доброго (в которой венчался автор «Мастера и Маргариты») и Рождественская (где стоял гроб с телом Тараса Шевченко, когда его перевозили из Санкт-Петербурга в Канев). Кроме того, во многих киевских храмах устроили склады и производственные цеха, в результате чего памятники оказались в весьма бедственном состоянии.

- И все же основная часть церквей стольного града Древней Руси, по мнению многих, разрушена полчищами Батыя. Сколько же храмов насчитывалось в Киеве до нашествия монголо-татар?

- Церквей тут было действительно много - больше пяти десятков. Но после нашествия столько же и осталось. Вопреки широко распространенному мнению, в 1240 году завоеватели разрушили стенобитными машинами-«пороками» лишь одну Десятинную церковь. Да и то ее стены обрушились не только из-за этого.

«И взошли татары на стены, - повествует летописец, - и сидели день и ночь. Горожане же построили новую стену вокруг святой Богородицы (она же Десятинная церковь. - Д.К.). На следующее утро битва началась снова. И была брань между ними великая. Люди же сбежались в церковь. И на коморы церковные с добром своим. От их тяжести стены рухнули и взят был град татарами».

Когда войска Батыя захватили Киев, многие жители погибли, другие были угнаны в плен. Часть киевлян спасалась в лесах, некоторые ушли на запад. Большинство деревянных зданий сгорело во время пожаров. Конечно, пострадала и некоторая часть каменных памятников монументального зодчества.

Однако Киев первой половины ХIII века был огромным по тем временам городом, одним из самых больших в Европе, и монголам не удалось уничтожить его полностью. Стольный град постепенно возрождался и играл все более заметную роль в новой политической ситуации, возникшей в Восточной Европе в результате монгольского нашествия.

Важная деталь: летописи не сообщают о разрушении монголо-татарскими завоевателями каких-нибудь киевских церквей, кроме Десятинной. Да и археологические раскопки не дают точных данных о гибели того либо иного памятника именно в 1240 году. Подумайте сами, какой резон был монголам тратить силы и время на уничтожение каменных сооружений. Главная их цель была завоевать Киев и скорее идти на запад.

- И все же в воспоминаниях потомков зафиксировано, что орды Батыя грабили и оскверняли православные храмы.

- Грабили - да. Если оклады икон были золотыми или с драгоценными камнями, их забирали. Хотя некоторые иконы с ценными окладами, например Владимирская Божья Матерь, пережили нашествие. Безусловно, захватчики разграбили Киев, увезли из города все наиболее ценное, но церквей они не оскверняли. Это абсолютная напраслина.

Более того, подобное утверждение противоречит всей политике монголо-татар по отношению к религии. Они хорошо понимали ее роль в обществе и пытались использовать как свою опору в завоеванных землях. Недаром духовенство было единственным на Руси сословием, которое Золотая Орда полностью освободила от податей.

Кстати, по свидетельству одного из современников тех событий - армянского историка Киракоса Гандзакеци, сын Батыя Сартак, воспитанный кормилицей-христианкой, сам принял христианство. А один из монгольских военачальников велел расчистить могилу святого апостола Фадея и строго-настрого приказал не притеснять богомольцев.

Монголо-татары старались привлечь церковь на свою сторону и во многом преуспели. Однако завоеватели разрушили всю государственную систему Киевской Руси. Сожгли и разграбили стольный град.

- Но ведь это, безусловно, повлияло на состояние памятников древнего зодчества.

- Конечно. Если каменное сооружение предоставлено само себе, оно со временем разрушается. Поэтому сохранились те храмы, которые были крупными феодалами либо пользовались поддержкой власть имущих, - Киево-Печерский, Михайловский и Выдубецкий монастыри, Софийский собор, Кирилловская церковь, Пирогоща. А некоторые районные, парафиальные церкви постепенно приходили в упадок - молящихся после 1240 года стало значительно меньше.

Но, повторяю, жизнь в Киеве на этом не кончилась. Спустя шесть лет после нашествия орд Батыя через него по дороге в Монголию проезжал посланник папы Иннокентия IV доминиканский монах Плано де Карпини. Так вот, он встретил тут купцов из Австрии, Вроцлава, Пизы, Венеции, Генуи, Константинополя и с Ближнего Востока. А ведь торговые люди не приехали бы на пепелище.

И хотя известный советский археолог Михаил Каргер утверждал, что до времен Петра Могилы и Богдана Хмельницкого в стольном граде Древней Руси царило полное запустение (в земле до XVII века нет культурных слоев), это, согласно последним исследованиям, не соответствует истине.

Киевляне строили дома, любили, растили детей. Жизнь великого города продолжалась. И смены населения не было. Люди не пришли сюда из чужих краев. Исторический отсчет ведется со времен Киевской Руси. Мы с вами прямые наследники древних киевлян, продолжатели их славных дел.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно