Запрещенная конференция

21 декабря, 2012, 16:25 Распечатать Выпуск №47, 21 декабря-27 декабря

Пьянящее ощущение свободы будто магнитом притягивало в Товарищество Льва юных (и не только) романтиков. Сами того не понимая, они бросили вызов системе.

© Олега Григорьева

Когда в октябре 1987 года, ровно четверть века назад, ныне депутат Львовского областного совета, председатель комиссии по вопросам культуры, историко-культурного наследия и духовного возрождения, а тогда заведующий отделом Львовского горисполкома Орест Шейка в первые годы горбачевской перестройки организовал на Лычаковском кладбище уход за могилами выдающихся львовян, он и не предполагал, что это приведет к возникновению первой в Украине независимой общественно-политической организации времен перестройки — Товарищества Льва. Организации — предвестника Товарищества украинского языка и других общественно-политических движений. 

Среди первых членов были Андрей Квятковский, Леся Масловская, Юрий Лукомский, Василий Качмар, Марьяна Гыба, сестры Тимчишин, братья Дидулы, Левко Захарчишин, Александр Кривенко, Дзвинка Калинец-Мамчур, Андрей Кырчив, Юрий Волощак, Мирослав Решетило, Тарас Стецькив и многие другие не менее известные общественные деятели. 

«Нам повезло… Компартийная власть старалась направить наше увлечение в русло этнографии, — вспоминает эти события Левко Захарчишин, — дескать, пускай развлекаются культурой, лишь бы не лезли в политику. Они не понимали, что от национальной культуры до национального сознания — один шаг. А мы это хорошо понимали, а скорее, чувствовали и со всей страстью юных сердец устремились в этот наш бой за свободу и достоинство». 

Пьянящее ощущение свободы будто магнитом притягивало в Товарищество Льва юных (и не только) романтиков. Сами того не понимая, они бросили вызов системе. 

«Это сейчас многое воспринимается буднично. Но один из идеологов Львовского горкома компартии, — рассказывает Орест Шейка, — после первого благотворительного концерта, организованного Товариществом Льва во дворце культуры имени Гагарина, назвал обращение «вельмишановне товариство!» заигрыванием с публикой, а выражение «дай Боже» — пропагандой религии за пределами церкви. Это только подтверждает, как непросто было в тогдашнем Советском Союзе что-то сказать, прочитать, нарисовать, спеть или даже услышать из того, что можно было охарактеризовать как несовместимое с марксистско-ленинской идеологией. 

А в 1987 году мы попробовали своими мыслями, стремлениями, действиями размыть границы возможного. Возвращением к народным традициям, увлечением гончарными изделиями, поэзией Антонича и Симоненко, пением еще вчера недозволенных песен, организацией первых вертепов и гаивок… Это дало основание М.Горыню как-то сказать: «Не мешайте детям играться, они знают, что делают». 

Когда мы встретились с участниками, изъявившими желание ухаживать за могилами на Лычаковском кладбище, — продолжает рассказ Орест Шейка, — среди них я увидел своих знакомых — Василия Качмара, с которым учился в художественной школе, Остапа Патыка, других. И мне стало понятно, что я попал в свою среду. А еще мне запомнилось, что ни разу, когда мы там работали, не шел дождь».

…Так и выходили молодые энтузиасты каждую субботу и каждую среду на уборку могил. Знакомились со славной историей Львова, его выдающимися людьми. Общий труд объединял. Со временем созрела идея создать Товарищество Льва. Разработать устав поручили Мирославу Решетило, Даре Ткач, Андрею Квятковскому. 

Конечно, об этом знали в горкоме комсомола. Поэтому, когда 19 октября 1987 года в клубе лесотехнического института молодежь собралась на первое собрание, Оресту Шейке в комитете комсомола сказали: «Орест, смотри, чтобы тебя вдруг не избрали председателем этого общества». «Нет, ни в коем случае», — заверил тот. Но большинством голосов его избрали первым председателем Товарищества Льва. 

Не всем нравилось то, что «львята» делали. Через год должна была состояться отчетно-выборная конференция товарищества. Но решением Львовского горкома и обкома КПСС проводить ее запретили. Как позже стало известно от председателя Украинского фонда культуры — известного поэта и общественного деятеля Бориса Олийныка, указание поступило лично от секретаря ЦК КПСС Егора Лигачова. 

Но само товарищество все же не запретили. Действовали разные секции: этнографическая, туристическая, экологическая, театральная... Методами театрального искусства участники общества осмысливали прошлое своего народа. Театр создавали и вдохновляли Игорь Марков, Саша Кривенко, Тарас Стецькив, Сергей Архипчук, который был профессиональным режиссером, и, конечно же, директор Роман Турий. Где только ни побывали его участники!

Свою поддержку товариществу выразили председатель Львовского отделения Украинского фонда культуры скульптор Эммануил Мысько и поэт, общественный и государственный деятель Ростислав Братунь. Именно он в 1987 году помог товариществу познакомиться со многими уважаемыми львовскими интеллигентами. Более того, его называли «крестным отцом» Товарищества Льва во Львове. Вскоре он стал народным депутатом СССР. 

«По форме товарищество было историко-культурным явлением, поскольку любая политическая деятельность находилась под запретом. Но переход к политике был лишь вопросом времени. Товарищество Льва за три года сделало то, что раньше казалось невозможным. Оно взбудоражило народную активность, разбудило массовое сознание», — считает бывший участник товарищества Тарас Стецькив. 

По мнению еще одного члена товарищества — ученого, историка и публициста, доктора исторических наук, профессора УКУ Ярослава Грицака, в 1953—1963 годах, в условиях стабильности и отсутствия массового террора, в Украине родилось и выросло первое поколение, которое удачно стартовало и которое не было остановлено репрессиями. 

«Чтобы мы ни делали в дальнейшей жизни, что было у нас самым красивым, самым существенным, — уже позади, — с грустью говорит он. — И это было Товарищество Льва. Речь идет не столько о личной судьбе каждого из его участников, сколько о судьбе всего товарищества, нескольких десятков или сотен людей, составлявших его. Это были 15 минут нашей славы». 

Закончить рассказ о 25-летнем юбилее Товарищества Льва хочется впечатлениями Левка Захарчишина: «Революции делают романтики. Постепенно они расходятся своими путями. Юность сменилась зрелостью. Семья, дети, работа… Потом приходят прагматики, не отягощенные комплексами правды и честности, которые всегда знают, как и что делать. Прагматики становятся циниками, а уже за ними идут откровенные бандиты. Все — как всегда». 

Члены Товарищества Льва и были именно такими романтиками. По инерции несколько из них еще стали депутатами местных советов и даже Верховной Рады, но на этом их активная публичная миссия и закончилась. К сожалению, такова жизнь. 

Но, как убеждены участники Товарищества Льва, собравшиеся на днях для празднования своего юбилея, каждый день рождаются и вырастают новые безрассудные романтики, которых не устраивает этот циничный мир. Которые ничего не будут бояться и через некоторое время, как это было с бывшими участниками Товарищества Льва, с юношеским задором пойдут в поход на поиски идеала. Они, возможно, еще не знают, что идеала нет в природе, но именно этот наивный юношеский идеализм и позволяет делать мир лучше.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно