Валентина Шевченко: «Среди людей и для людей»

11 марта, 2005, 00:00 Распечатать

Валентина Семеновна Шевченко в особых рекомендациях не нуждается. Известный в прошлом комсомольс...

Валентина Семеновна Шевченко в особых рекомендациях не нуждается. Известный в прошлом комсомольский, партийный и государственный деятель, первая в Украине женщина, занимающая высокую должность (председатель Президиума Верховного Совета УССР в 1985—1990 гг.), она и сегодня известна в народе, хоть и не все воспринимают ее однозначно.

— Как вы отнеслись к результатам социологического опроса, проведенного год назад, в котором были определены пять выдающихся женщин Украины: княгиня Ольга, Леся Украинка, Юлия Тимошенко, Яна Клочкова и Валентина Шевченко?

— С удовольствием, но и с юмором, поскольку я никогда не страдала манией величия. Никогда не стремилась возвышаться над другими ради личных амбиций.

— Деликатный вопрос, но без него, кажется, не обойтись: о чем думает женщина в свой достаточно солидный юбилей?

— Юбилей для меня — еще одна возможность оглянуться назад, исповедаться перед Богом и людьми. Уже четырнадцать лет я вне политики. Но я не стыжусь своего прошлого и не открещиваюсь от него. Что было — то было, и от него никуда не денешься. Занимая высокие должности, я не крала, не присвоила ни единой государственной копейки, ничего не «прихватизировала», не строила «хатынок» на Канарах и Багамах, не сооружала вилл и на родной земле. Не злоупотребляла служебным положением. У меня не было и нет запасных аэродромов ни за Голанскими высотами, ни за океаном, даже, как теперь говорят, у северного соседа.

— А насколько доступным было второе лицо в государстве для простых людей?

— У меня, как, в конце концов, у всех правительственных и партийных высоких должностных лиц, были дни личного приема граждан. Как-то подсчитала, что за годы работы председателем Президиума Верховного Совета УССР я приняла тысячи посетителей. Все ли были удовлетворены? Наверное, не все. Но старалась выслушать каждого и при возможности помочь.

— Какой основный вывод вы сделали из своей политической карьеры?

— Во-первых, все то, что было сделано моим поколением доброго, никому и никогда не удастся перечеркнуть, вытеснить из памяти людей. Да, были проблемы, были трудности, многое нужно было менять, совершенствовать, но не уничтожать, тем более не разворовывать и не присваивать то, что было создано умом и тяжким трудом миллионов людей и что принадлежит им, их детям и внукам.

Второй вывод для меня особенно печальный и болезненный: люди — добрые, трудолюбивые, терпеливые — бывают несправедливыми к тем, кто ими правит. Руководителю приходится отвечать за все, даже за то, что он не мог предотвратить. В моей жизни — это чернобыльская катастрофа. Столько грязи было вылито на мою голову, сколько было инсинуаций и провокаций! Сегодня, как говорят, вопрос снят. Но рубцы на сердце остались.

Кстати, через десять лет после аварии бывший председатель Совета Министров СССР Н.Рыжков в своей книге «Десять лет больших потрясений» напишет: «... когда мы с Лигачевым прилетели в Киев, то оказалось, что ни первый секретарь ЦК Компартии Украины Владимир Васильевич Щербицкий, ни его ближайшие соратники за эти долгие дни ни разу не удосужились побывать в зоне бедствия! Нас ждали? Единственной из высшей власти, побывавшей до нас в зоне, была Валентина Семеновна Шевченко — председатель Президиума Верховного Совета республики. Видимо, женщины быстрее откликаются на беду». Насколько мне известно, эти слова Н.Рыжкова были очень болезненно восприняты некоторыми амбициозными руководителями Украины. Однако правда остается правдой.

Но больше всего жалею о том, что народ Украины не услышал моего предупреждения, высказанного на сессии Верховного Совета УССР 17 февраля 1990 года. В нем, напомню, была проанализирована политическая ситуация в стране в то время. Я предостерегала: к власти рвутся крикуны и карьеристы, дилетанты и рвачи. Просила людей быть внимательными, чтобы не дать обмануть себя сладкими речами и обещаниями.

— Здесь уместно было бы в нескольких словах очертить деятельность возглавляемого вами Верховного Совета, в частности, в области строительства государства, национального возрождения Украины.

— Однажды один новоявленный «демократ» в полемике со мной рассерженно воскликнул: «И что вы там, в том Верховном Совете, делали? Только болтовней занимались и заседали без конца...»

Возможно, и еще кто-то так считает. Поскольку работа Верховного Совета в наше время освещалась очень скромно. Ее не показывали по нескольку раз в день по телевидению, депутаты не красовались с утра до вечера перед телезрителями на экране.

Мы просто работали. Принимали законы, отчитывались перед избирателями, принимали людей, выезжали на места. И заседали — тоже. Как же без заседаний, без выслушивания мнений по той или иной проблеме?

Не могу тут не вспомнить, как трудно, в дискуссиях и острых спорах принимался Закон «О языках в Украинской ССР». Чтобы «спасти» этот важный государственный акт, мне лично приходилось выступать на сессии несколько раз. Подготовительную группу возглавлял Борис Ильич Олейник. Работа над проектом продолжалась почти полгода. Взвешивалась каждая статья, каждое слово, ведь нужно было подготовить такой закон, который бы удовлетворил интересы всех в Украине, не вызвал бы волну недовольства тех, для кого украинский стал родным, и вместе с тем у тех, кто стремится сберечь язык и культуру своих предков.

— Я знаю, что в вашей семье господствует своеобразный культ отца-матери...

— Мама была моим настоящим другом. Первой советчицей в девичьих секретах, сомнениях, тревогах и радостях, часто — первой слушательницей моих речей. Она выросла в семье, работающей на помещика. Образования не имела. Уже совсем взрослой научилась читать и писать, но какой мудростью отличалась, какой внутренней культурой! Она приехала на рудник в Кривой Рог из Николаевщины, отец — из Полтавщины. Он тоже из бедной семьи. Полюбили друг друга, поженились, и весь рабочий поселок помог им сообща построить хату-мазанку. Отец работал в шахте, мама — нянечкой в детских яслях... Отец рано умер, а мама доживала свой век в нашей семье. Очень любила моих друзей, и для нее было самой большой радостью принимать моих «школьников» (сотрудников отдела школьной молодежи и пионеров ЦК ЛКСМ), которые ежегодно собираются в мой день рождения — даже тогда, когда по каким-то причинам сама я отсутствую.

— Говорите, что вы — вне политики. Простите, это на «Шевченчиху» не похоже...

— Я была и остаюсь коммунистом. Мне причиняли и причиняют боль те страницы в истории Коммунистической партии, когда допускались политические перехлесты, правовой нигилизм, поиск «врага», стремление наложить «вето» на страницы самобытной украинской истории. Были и другие серьезные недостатки в тогдашнем бытии. К сожалению, были среди нас и такие, кто хитрил, приноравливался, стремился получить больше, а отдать меньше. Особенно много их появилось во время так называемой «горбачевской перестройки».

Коммунистическая идея — это не кабинетная выдумка. Это то, что испокон веков присуще человечеству в его стремлении к справедливому общественному строю. Но путь к этой цели, как видим, оказался нелегким, противоречивым, а в чем-то — и трагическим. Это должно стать предостережением для тех, кто борется за высокие идеалы равенства, братства и счастья.

— Чем занимаетесь, выйдя на пенсию?

— Не прекращаю общественной деятельности. Постоянно общаюсь с президентскими структурами, Верховной Радой, бываю в министерствах, ведомствах, общественных и культурных центрах. Ко мне ежедневно обращаются люди по разнообразным вопросам — предоставлению земельных участков под огороды, лечению и оздоровлению детей, социальной защите пенсионеров. Возглавляла Национальный фонд «Украина — детям», Всеукраинский благотворительный фонд содействия развитию физической культуры, спорта и туризма. С 2002 года — председатель Конгресса деловых женщин Украины. Его цель — помощь женщинам в развитии бизнеса, защита их прав в государственных, судебных органах и органах прокуратуры.

А еще — больше внимания уделяю семье, внукам. Работаю вместе со своим мужем Владимиром Яковлевичем (в следующем году будем отмечать нашу золотую свадьбу) на даче. Конечно, не на той, которую изображали на «протестных» плакатах, а на обыкновенной — выращиваю цветы, овощи, фрукты.

Появилось больше времени для общения с друзьями, тем более что все мы подошли к солидным юбилеям. Встречаемся, вспоминаем молодость, тех, кто, к сожалению, уже покинул нас. Еще раз с гордостью подчеркиваю: нам не стыдно смотреть людям в глаза, поскольку мы ничего не украли, никого не унизили, никогда не прятались от проблем, много работали, жили и живем честно и открыто.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно