ТРИ С ПОЛОВИНОЙ ЛИЧНОСТИ СОСУЩЕСТВУЮТ МИРНО

3 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №43, 3 ноября-10 ноября

Схема не укладывается в жизнь Одна моя знакомая не так давно сетовала в разговоре со мной, что ей, к сожалению, не известны образцы партнерских семей в Украине — в настоящем значении этих слов...

Схема не укладывается в жизнь

Одна моя знакомая не так давно сетовала в разговоре со мной, что ей, к сожалению, не известны образцы партнерских семей в Украине — в настоящем значении этих слов. Дескать, прежде всего мы привыкли ссылаться на примеры «верных, самоотверженных жен», всю свою жизнь посвятивших более или менее выдающимся мужьям. А вот много ли отыщется семей, объединенных общим делом, вместе идущих по пути самоусовершенствования — и профессионального, и развития собственных отношений?

И здесь я вспомнила одну семью, за которой некоторое время имею возможность наблюдать. По стереотипным представлениям, они классически подобранная пара. Он — физически сильный, выносливый, заботливый, о таких говорят: «С ним женщина — как за каменной стеной». И она: впечатлительная, деликатная, ибо художница. Такая схема вроде сама собой предусматривает доминирование мужчины (глава семьи, стратег, «полководец») и подчиненность жены, которая прежде всего создает в доме соответствующую эмоциональную атмосферу, лишь бы муж мог достойно выполнить дело своей жизни.

Однако в такую обычную схему никак не укладываются отношения в этой семье. Ибо муж, испытав себя по специальности (компьютерных дел мастер) и в малом бизнесе, пришел как будто к неожиданному выводу: следует... послужить жене. То есть он захотел подвергнуть себя испытанию в неожиданном амплуа: стать артменеджером своей жены-художницы. А что касается компьютера, то он от Сергея никуда не делся. Видели бы вы, какие буклеты с иллюстрациями Людмилы он научился изготовлять!

Блаженство — радостный труд в кругу семьи

Речь о семье Бруевичей, Людмиле и Сергее. Конечно, нужно вспомнить и об их дочери, Екатерине, которая «учится на художницу». Для полноты картины назовем и Нику — собачку- найденыша, прижившуюся в этой гостеприимной семье и чувствующую себя полноправным ее членом.

Так вот, Сергей самостоятельно пришел к специфическому менеджменту — что-то наподобие представителя собственной жены. Если на Западе существует такая профессия, как, к примеру, литературный агент, то у нас я лично знаю лишь одного. Конечно, его труд не имел бы никакого смысла, если бы Людмила не была талантливой художницей, которой гордятся Академия искусств, учителя, если бы ее имя не было известно галеристам. Хлопоты у Сергея очень разные, его рабочий день длится с утра и далеко за полночь. Это согласование предложений галерей, обрамление работ, подбор бумаги и других материалов, подписание контрактов, выполнение всяческих договоренностей и тому подобное. Сергей также и своеобразный «рабочий сцены», то есть именно он размещает офорты Людмилы в экспозиционных залах. Наконец, он также помогает жене печатать работы. Офорт — очень трудоемкая техника. Художница, нанеся шар специального лака на металл, процарапывает рисунок. Это может продолжаться почти год — одно произведение. Потом процесс протравливания кислотой. И только спустя определенное время — печатание оттисков. Вообразите себе листы 69 на 97 сантиметров. И печатный станок, почти как у Гутенберга. Даже физически это не такая простая работа.

Но главное — Сергей обнаружил, что именно это — его призвание. Он даже ритм своей жизни изменил в соответствии с тем, как складывается творческий процесс у Людмилы. Она же может работать только ночью, когда стихают звуки в их «хрущевке» и художница может сосредоточиться. Ее работы и впрямь особенные: вечные темы в оригинальной интерпретации. Смотря на них, ощущаешь такое насыщение временем и мудростью, что сам себе кажешься несуетным, благородным, соответствующим вечности и нетленным ценностям. Создавать такие вещи может человек, исповедующий особую философию жизни, пренебрегающий банальным, поверхностным, мелочным и бренным. Неслучайно офорты Людмилы Бруевич содержат и библейские тексты, органично вписанные в лист. Такой подход к искусству требует соответствующего образа жизни. Поэтому Людмила считает себя отшельницей, редко появляется на людях, а творческих, тем более «околотворческих» тусовок терпеть не может. Сергей же — «министр внешних сношений» в семье. Он любит общаться, утрясать дела, толочься по магазинам. Каждому — свое, каждый сделал свой сознательный выбор. Сергей отвечает, как он сам подчеркивает, за «нетворческие вопросы», а Людмила — просто художница. Только художники способны полностью оценить такую ситуацию.

Есть у Людмилы офорт под названием «Раювання». Вообще это ее любимое слово. Мне кажется, оно означает для нее порядок в душе, в доме, гармонию с миром. Радостный ежедневный труд, давно переросший в творчество. Краски и игра форм, перетекание пространства и времени, глубинный покой.

В доме Бруевичей уютно и мило. Они любят гостей. А их гости любят этот дом, мини-галерею, где на стенах обычной городской квартиры перекликаются между собою «Кіт» и «Вужі», «Квітка життя» и «Русалочка». Думаю, идут сюда и за особой атмосферой. Вы же знаете, для отвода глаз можно многое сыграть: и мир, и согласие, и чрезвычайное уважение друг к другу. Но как известно, шила в мешке не утаишь... Спрашиваю Сергея, умеют ли в их семье выяснять отношения, ссориться.

— Ну конечно же, — улыбается он, — с этим у нас нормально. Разве можно без ссор? А как же диалектика жизни, конфликты, без которых немыслимо развитие? Разумеется, стараемся выяснять отношения без лишнего шума. Но все другое — в наличии: демонстративное разбегание по разным комнатам, обиженные лица — по соответствующему сценарию. Как улаживаются конфликты? Вряд ли, чтоб это были взаимные компромиссы. Скорее — кто-то принимает точку зрения другого. Когда другая сторона переубедит. Закономерность такая: если конфликт возник из-за вопросов, скажем так, финансово-хозяйственных, то Люда вынуждена согласиться с моим предложением. Когда же речь о художественно-эстетических вещах — тогда я в конце концов соглашаюсь с мнением жены. Вообще на такой небольшой жилплощади три с половиной личности, и каждая со своими взглядами и требованиями — очень сложная проблема.

Три личности — это взрослые Бруевичи, половина — собачка Ника. Труднее всего убедить в чем- то последнюю. Посему никто не может быть уверен, что не придется потакать ее капризам...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно