Школа Глухенького

12 августа, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №31, 12 августа-19 августа

Борис Глухенький, дерматовенеролог, профессор, доктор медицинских наук. Родился 13 августа 1925 года в Ростове-на-Дону в семье врача...

Борис Глухенький, дерматовенеролог, профессор, доктор медицинских наук. Родился 13 августа 1925 года в Ростове-на-Дону в семье врача. В 1947 г. с отличием закончил Львовский мединститут. Работал главврачем районного кожно-венерологического диспансера Львова. В 1955—1961 гг. — ассистент кафедры дерматовенерологии Киевского мединститута (ныне Национального медуниверситета). С 1961-го по 2003 г. работал в Институте усовершенствования врачей доцентом, завкафедрой, профессором.

1964—1994 гг. — главный дерматолог Минздрава УССР. 1992—1999 гг. — председатель Украинского научного общества дерматовенерологов.

В настоящее время является вице-президентом Ассоциации дерматологов, венерологов и косметологов Украины и председателем ее Киевского отделения.

«Свободное время стараюсь проводить на кухне, стал неплохим кулинаром. Возможно, это мое хобби, а возможно, и призвание. Быть может, не следовало поступать в медицинский институт. Между кухонными делами иногда готовлюсь к лекциям и еще реже занимаюсь наукой».

«Свой вес при окончании института помню хорошо: входил в десятку наилегчайших на курсе. За 25 лет прибавил 12 кг, и после плотного завтрака вешу в костюме и врачебном халате 62,5 кг».

«Считаю ли себя старым? По-видимому, немного постарел, так как начал обращать внимание на молодых женщин и девушек. Лучше поздно, чем никогда!»

Это — выдержки из ответов Б.Глухенького на вопросы шуточной анкеты двадцатипятилетней давности. Хотя к чему тут давность?.. Он с тех пор ничуть не изменился. Разве что готовить стал еще лучше да еще больше расширил копилку своих неиссякаемых баек и анекдотов. Впрочем, все это — далеко не полный список достоинств этого удивительного человека. Рассказанное его учениками — лучшее тому доказательство.

Ольга БОГОМОЛЕЦ, координатор Европейской ассоциации лазерной дерматологии в Восточной Европе, главврач Института дерматологии и косметологии, доктор меднаук, врач-дерматолог высшей категории:

— Когда я попала в клиническую ординатуру института усовершенствования врачей, на кафедру, возглавляемую Борисом Тихоновичем, то первое, что сразило наповал, — необыкновенная простота и очень глубокая культура отношений. За все время учебы в ординатуре не помню ситуации, которая хоть каким-либо образом унижала достоинство младших по «званию». Причем так вел себя не только сам Б.Глухенький, а весь его, без преувеличения, прекрасный коллектив — ведь каждый руководитель подбирает в свою команду близких по духу людей. Все они были людьми в высшей степени интеллигентными и профессиональными.

Борис Тихонович — совершенно уникальный человек, и равных ему в плане профессионализма, думаю, в Украине нет и сегодня. Кроме того, он непревзойденный учитель, чьи консультации подготовили не одну тысячу отечественных дерматологов. Что же касается его секретов… На мой взгляд, секреты могут быть у людей ограниченных, знающих и боящихся потерять свое единственное знание, свою единственную ценность. У Бориса Тихоновича в голове всегда работала эдакая фармацевтическая фабрика, каждая его пропись отличалась от другой, всегда учитывался возраст, пол пациента, состояние его кожи и масса тому подобных вещей. Поэтому его секрет — в глубочайшем аналитическом уме, способности каждому пациенту подобрать строго индивидуальное, единственно правильное для него лечение…

Два года, проведенные рядом с профессором Глухеньким, научили меня прежде всего ценить удивительнейших людей, готовых учить и делиться ценнейшей информацией, которую сами накапливали многими-многими годами… И от имени всех учеников мне бы хотелось пожелать Борису Тихоновичу огромного творческого долголетия и сказать, что он нам очень-очень нужен! И как учитель, и как коллега-профессионал высочайшей пробы. Борис Тихонович, мы вас очень любим и надеемся, что и следующее 80-летие тоже будем праздновать вместе!

Сергей ГРАНДО, профессор кафедры дерматологии Университета Калифорнии в г.Дэвис (США):

— Борис Тихонович невероятно человечный: ко всем людям относится очень уважительно, как к равным себе, лишен даже намека на какую-то заносчивость… В 1980-е, когда мы познакомились, в Киеве было не так уж много хороших дерматовенерологов (да что там — их по пальцам можно было пересчитать). Некоторые ни при каких обстоятельствах не открывали свои профессиональные секреты. Помню, один из весьма уважаемых мною специалистов, даже когда писал рецепты больным, всегда прикрывал рукой то, что пишет, — не дай Бог кто-то из учеников, сидящих на приеме, что-то подсмотрит… А вот Борис Тихонович из своей работы, своих знаний не делал абсолютно никакого секрета.

Раз в неделю Б.Глухенький проводил консультации, на которые съезжалась такая масса народу, что наша маленькая кафедра и крохотный коридор, рассчитанный максимум на двадцать человек, не могли их вместить. Но Борис Тихонович никогда не знал, что такое работать в строго регламентированные часы: он работал до последнего (!) больного.

Какой Глухенький начальник?.. По-моему, слишком мягкий и добрый. Он не мог жестко что-то требовать от людей, поскольку очень интеллигентен и деликатен. И многие, увы, этим бесцеремонно пользовались. С такими сотрудниками Борис Тихонович, безусловно, мучился, поскольку в конечном итоге ему приходилось самому делать за них их же работу…

Борис Тихонович — уникальный ученый. Он всегда видел на много лет вперед, куда придет наука, поскольку по природе своей очень прогрессивен и открыт всему новому. Человек, обладающий феноменальной памятью, — это тоже о Глухеньком. Он знает почти наизусть (!) все базовые учебники по дерматологии, написанные на русском и немецком языках. А ведь в дерматологии, наверное, самое большое, по сравнению с другими специальностями, количество диагнозов. Например, у терапевтов 600—700 диагнозов, у нас же — около 1500. Но все эти диагнозы редкие, наиболее часто встречающихся всего около 100. И для того чтобы поставить такой редкий диагноз, нужно в голове, как в компьютере, держать фотографии этих дерматозов и всю необходимую информацию о них.

К Глухенькому на консультацию съезжались больные фактически со всего бывшего СССР, как правило, уже побывавшие у многих врачей и прошедшие безуспешное лечение. Эти консультации я никогда не забуду, когда Борис Тихонович с ходу выдавал диагнозы, о которых мы и не слышали, до мельчайших подробностей «раскатывал» каждый симптом… Поверьте, мы им абсолютно искренне восхищались! Да он и стал таким успешным дерматологом во многом благодаря своим уникальным природным данным, своей удивительной памяти…

Борис Тихонович всегда всем помогал, всегда защищал своих сотрудников перед «высокопоставленными товарищами». Тогда, например, устроиться на работу лицу еврейской национальности, особенно в вуз, было огромной проблемой. А он брал к себе на работу. Более того — брал отказников: тех, кто хотел уехать в Израиль, подавал соответствующие документы в ОВИР, кого исключали из партии, на всех собраниях «клеймили позором» и увольняли с работы, а в последний момент по какой-то причине не выпускали из страны. Что переживали такие люди, страшно даже вспоминать… А Борис Тихонович обивал множество порогов, получал «добро» от ректора, профкомов, парткомов…

Вне рабочей обстановки Борис Тихонович всегда был тем, кого называют «тамадой». Он очень любит хорошую компанию, у него в квартире всегда многолюдно. Лучшего застолья, чем в доме у Глухенького, сложно и представить. Он очень любит жизнь, никогда не обращает внимания на ее превратности, ко всему относится позитивно. Даже люди, имеющие какие-то проблемы, не раз говорили, что от одного общения с Борисом Тихоновичем им становилось легче: он всегда умеет найти самые нужные и теплые слова.

Одно время я себя очень неловко чувствовал. Ведь Борис Тихонович готовил меня как своего преемника. Я ему обязан не только знаниями, которые меня сегодня однозначно выделяют на фоне американских дерматологов, но и очень успешной карьерой. Он возлагал на меня большие надежды, добился, чтобы меня поставили в так называемый резерв заведования кафедрой. Но когда у меня появилась возможность переехать с семьей на ПМЖ в США, я ею не преминул воспользоваться. Борис Тихонович знал, что я буду невозвращенцем, но ни одной душе об этом не сказал. Хотя стоило лишь намекнуть «куда следует», и я бы поехал в прямо противоположном направлении… Я очень боялся, что Борис Тихонович на меня серьезно обидится и не будет со мной поддерживать никаких связей. Но, к счастью, этого не случилось, и наши отношения по сей день остаются самыми теплыми и творческими. Недавно мы опубликовали совместную статью в одном из американских журналов. А сколько еще опубликуем!..

Помню, мы с Борисом Тихоновичем загорелись желанием понять механизм отторжения кожи при тяжелых аутоимунных заболеваниях, в частности при пузырчатке, когда у больных кожа как будто линяет. Возникла аналогия с линькой змей. Мы открыли лабораторию в Киевском зоопарке, где исследовали это явление. Получили интересные данные и решили опубликовать результаты своей работы. Часть напечатали в одном из самых престижных советских журналов — «Бюллетене экспериментальной биологии и медицины», а остальное (это было в перестроечные годы) решили опубликовать в зарубежном. Перевели статью на английский язык, сделали черно-белые фотографии, показывающие микроскопические изменения кожи. (Когда на них смотрит не специалист, то на черном фоне видит непонятные белые полоски.) Отправили. Ждем. «Дождались» вызова в особый отдел Минздрава: мол, что же вы, товарищи, способствуете вывозу секретной информации из Советского Союза?! И показывают эту самую «секретную информацию» — нашу статью и фото к ней. «Что же в этом секретного? Ведь это же кожа линяющих змей!» Сотрудник особого отдела очень удивился: «Странно, наши специалисты сказали: так выглядит аэрофотосъемка…» Словом, все обошлось, но попортили нервы тогда и профессору, и мне порядочно…

Андрей КУРЧЕНКО, кандидат медицинских наук, доцент кафедры клинической иммунологии и аллергологии Национального медицинского университета:

—Когда я поступал в клиническую ординатуру, то знал, что киевская школа дерматологии является одной из лучших в СССР, поскольку представлена выдающейся историей и выдающимися людьми. Одним из них, несомненно, являлся профессор Глухенький, уже в те годы признанный специалист, который и сегодня входит в десятку лучших дерматологов СНГ.

Киевская школа дерматологии и в частности школа Глухенького всегда славились своим новаторством. Уже в далекие 1970-е он пытался взглянуть на сугубо дерматологические вопросы со стороны совершенно нового на тот момент направления — прикладной иммунологии, о которой только сегодня заговорили в полный голос!.. Борис Тихонович может по праву гордиться и своими учениками. Среди них, например, Сергей Грандо — единственный человек из СССР, добившийся подтверждения на Западе всех своих дипломов. Не нуждается ни в каких представлениях и Ольга Богомолец…

Борис Тихонович никогда не боялся конкуренции. Когда он «на глаз» ставил диагноз, процент его врачебной ошибки был минимален, поверьте, я такого нигде больше не наблюдал. Убежден: таких специалистов больше нет и, увы, они вряд ли будут. Ведь Б.Глухенький обладает феноменальной памятью. Кстати, благодаря ей он держит в голове огромное количество анекдотов по всякому, даже самому экстравагантному, поводу. Что бы ни случилось, Борис Тихонович неизменно реагирует фразой: «По этому поводу есть анекдот…». Он — не просто оптимист, это человек, который никогда не показывал своих переживаний, всегда был позитивно настроен и совершенно спокоен. И это его спокойствие передавалось и нам: именно он научил нас никого и ничего не бояться, всегда отстаивать свою правоту. За это ему — огромнейшее спасибо.

Когда я учился в ординатуре и аспирантуре, наблюдал очень интересное явление: у Бориса Тихоновича не было консультаций — были паломничества. И он принимал всех до единого, без каких бы то ни было исключений, даже если все заходило за все мыслимые и немыслимые рамки приема для уже немолодого человека. Порой профессор Глухенький принимал по 60 человек в день! Но даже работая в таком сумасшедшем ритме, повторюсь, крайне редко ошибался…

Дерматологов в Украине сегодня много, есть среди них и выдающиеся личности, подрастает целая плеяда грамотных молодых специалистов — и среди профессорско-преподавательского состава, и на местах. Но абсолютно все равняются на Бориса Тихоновича. И ни для кого никогда не было зазорным обратиться к нему за помощью, если возникают проблемы с постановкой диагноза. Ведь Глухенький — фактически последняя инстанция.

Борис Тихонович — наверное, единственный специалист в нашей стране, который по-настоящему хорошо разбирается в прошлом дерматологии и прекрасно знает ее будущее, всегда был и остается новатором. Он — человек-энциклопедия. Причем это касается не только дерматологии, но и жизненного опыта, человеческой мудрости. Борис Тихонович — Учитель с большой буквы, Учитель не только в профессиональном — философском смысле. А для нас еще и просто самый близкий и родной человек...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно