РАЗУМУ И ДОБРУ

19 июня, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 19 июня-26 июня

В дневнике Остапа Вишни сохранилась запись: «28 июня, 52. Умер Стражеско. Целая эпоха отошла в вечность...

В дневнике Остапа Вишни сохранилась

запись: «28 июня, 52. Умер Стражеско. Целая эпоха отошла в вечность. И какая эпоха! Краса медицины! Умной, гуманной честной медицины! Медицины, которая любила народ.

Образцов... Стражеско!

...Честь, славу и гордость Украины, гордость Киева пронесли они, славные мужи наши - Образцов и Стражеско!..»

Последняя дата жизни знаменитого врача, академика зафиксирована в дневнике известнейшего украинского писателя. Первая - день рождения, - как правило, записана во всех календарях. В обычных же анкетных перечнях основных дат жизни выдающихся ученых, кроме дней рождения и смерти, чаще всего отмечаются даты защиты диссертаций, получения наград, публикаций научных трудов. Две страницы занимает этот реестр в биографических справках академика Н.Стражеско. Но, как правило, нет в этом списке, может быть, самой главной, самой определяющей даты его жизненного пути - 5 декабря 1899 года. В этот день двадцатитрехлетний интерн (по-нынешнему - аспирант) профессора Образцова Николай Стражеско самостоятельно поставил тяжелейшему больному диагноз: «Закупорка венечных артерий сердца», значительно позже названный «инфарктом миокарда». Сделано это было впервые при жизни больного, ведь до тех пор такой диагноз устанавливали лишь при вскрытии. Учитель подтвердил правоту ученика.

Первое открытие

Это была победа сродни открытию в медицине! Больного, к большому горю лекарей, спасти не удалось. Но молодой начинающий ученый и его наставник Василий Парменович Образцов впервые в мире, как позже напишут в медицинских учебниках и справочниках, не только диагностировали, но и создали методику лечения этой коварной болезни. Причем сделали это, когда еще не было электрокардиографии. Она лишь начинала входить в физиологическую и клиническую практику. Интерна Стражеско послали изучать новейшие способы получения кардиограмм и методы лечения заболеваний сердца в Париж, Берлин и Мюнхен. А болезнь - закупорка венечных сосудов сердца - и тогда стояла, и сейчас стоит на одном из первых мест среди причин смертности.

Интерн Стражеско, сын одесского мирового судьи, лишь в 1899 году закончил медицинский факультет Киевского университета Св. Владимира, был удостоен степени лекаря с отличием, со всеми правами и преимуществами, которые давало это звание. «За успехи в учебе и несомненные научные способности» Николая Стражеско оставили при университетской кафедре специальной патологии и терапии. В то же время В.Образцов, души не чаявший в своем талантливом студенте, предложил ему должность интерна в терапевтическом отделении Александровской больницы, которым в то время заведовал. Больница и поныне стоит на Левашовской, 39/1, вблизи Бессарабки - известная киевлянам бывшая Октябрьская больница. Перед ее главным корпусом - памятник основателю В.Образцову - учителю и наставнику молодого Стражеско.

Им понадобилось еще десять лет, чтобы утвердить свое открытие. В 1909 году на I-ом съезде российских терапевтов учитель и ученик доложили о своих наблюдениях, - выражаясь языком медицины, - «в области клиники тромбоза венечных артерий сердца». Опубликованная ими работа принесла авторам мировую известность. Киевские медики были признаны основоположниками «клиники инфаркта миокарда». Подводя итоги работы этого съезда, ученик великого С.Боткина - профессор В.Сиротинин отметил, что медики, собравшиеся в Петербурге, присутствуют при рождении новой школы терапевтов, ведущая роль в которой принадлежит ученым Киева. Французский клиницист К.Лиан подчеркнул, что начало XX века в медицине ознаменовано этапом, открывающим новую эру в изучении проблемы инфаркта миокарда, а В.Образцов и Н.Стражеско - пионеры в решении этой проблемы.

Еще четыре приоритета

В биографии академика, кроме этого, еще четыре «приоритета», зафиксированные в энциклопедиях: он первым в 1908 году описал «пушечный» тон сердца; в 1924-м разработал метод диагностики заболеваний органов брюшной полости; в 1934-м - доказал гипотезу стрептококковой этиологии ревматизма; вместе с В.Василенко классифицировал недостаточность кровообращения.

«Лечить не болезнь, а больного», - таким было его кредо. Кредо врача и ученого. «При любом заболевании нет обязательного изолированного поражения отдельных органов и систем, - учил он студентов, - всегда имеется поражение всего организма». «В жизни встречаются не болезни, а больные, и ... возникновение различных болезней может обуславливаться различной реактивностью организма, хотя они имеют в основе одну этиологию и патогенез».

Высокочтимая Киевская терапевтическая школа, основанная В.Образцовым, в лице Н.Стражеско получила достойного продолжателя. А учитель, так сложилась жизнь, обрел в ученике еще и сына - Наталья Васильевна Образцова стала в 1901 году Натальей Стражеско. Через год молодой семьянин, оставив в Киеве юную красавицу-жену, уехал делать диссертацию в Петербург, к гениальному И.Павлову. Он получил там всестороннюю теоретическую и практическую подготовку, которой гордился всю жизнь. Как писал сам в своих «Воспоминаниях о пройденном пути. От сумерек к свету»: «Работа в Петербурге окончательно, на всю жизнь, укрепила во мне убеждение, что без физиологии и биохимии клиницист не только не может заниматься научной работой, но и не может стать образцовым медиком-практиком. Таким образом, в основу уже развившейся моей личной клинической деятельности я положил патофизиологическое направление, которое затем красной нитью проходит через все мои работы и работы моих учеников».

Всенародное признание

Вернувшись в Киев в конце 1904 года после двух лет работы в лаборатории И.Павлова и успешной защиты диссертации, молодой ученый - ему было всего двадцать семь лет, - становится старшим ординатором клиники профессора Образцова. В 1908 году получает звание доцента. Будучи старшим ассистентом этой же клиники, начинает самостоятельно читать курс лекций на медицинском факультете Киевского университета, делая акцент на всецело поглотивших его проблемах лечения сердечно-сосудистых заболеваний. Эти лекции приобрели особенную популярность среди молодых ученых, врачей и студентов.

Уже через два года он становится профессором медицинской кафедры высших Женских курсов (с 1916 г. - института), в создании которых Николай Дмитриевич принимал непосредственное участие. В 1917 году его приглашают заведовать терапевтическим отделением Киевской городской больницы, той самой Александровской.

«Развернуть свою клиническую работу я смог лишь в 1917 году, когда получил в заведование вновь отстроенное чудесное терапевтическое отделение. Здесь вокруг меня появились кадры ассистентов и экстернов, которым я стремился прививать свое мировоззрение и свои взгляды на биологию и медицину, научить их методам научной работы. В это время начала формироваться моя клиническая школа», - напишет ученый, подводя итоги своей пятидесятилетней жизни в медицине.

Проблемы инфаркта, а также всех приводящих к нему и сопутствующих ему болезней, других поражений сердца не переставали быть предметом изучения и исследования профессора Стражеско в течение многих и многих лет.

О его врачебном таланте ходили легенды. Он был блестящим диагностом - это отмечали все - и больные, и сотрудники. Основывалось это качество не только на особой чуткости рук, прекрасном слухе, зоркости взгляда, интуиции. Главное - на его необыкновенной, широчайшей и глубокой эрудиции. Поставить правильный диагноз измученному болезнью человеку - значит, из десятка возможных вариантов выбрать один. Нынешним врачам делать это помогают сложнейшие приборы и компьютеры. Николай Дмитриевич полагался на свои знания, опыт, на сотни и сотни исследованных, разобранных и проанализированных детальнейше в своей практике случаев.

Февральский номер всесоюзного тогда журнала «Врачебное дело» за 1950 год был полностью посвящен Николаю Дмитриевичу Стражеско - «блестящему клиницисту, ведущему терапевту Советского Союза, выдающемуся ученому и новатору, обогатившему внутреннюю медицину рядом клинических открытий, внесшему много нового и ценного в диагностику и терапию различных заболеваний». Страницы журнала были помечены по углам цифрами 1899-1949. За эти годы он стал действительно самым видным и признанным в своей области светилом медицины, академиком трех академий ( АН УССР, АН СССР, АМН), заслуженным деятелем науки Украины, Героем социалистического труда.

Институт клинической медицины

С первых лет своей научной и практической деятельности профессор Стражеско мечтал объединить знания и опыт: научно-исследовательский институт и кардиологическую клинику. В 30-е годы терапевтическая школа Стражеско приобрела популярность и признание. А сам он вынашивал идею создания в Украине принципиально нового научного учреждения на базе кафедры медицинского института и клинического отдела Института клинической физиологии, которое возглавлял. В 1936 году был создан по его проекту и под его руководством Институт клинической медицины - любимое детище Н.Стражеско. Стационар с клиниками основных профилей, всеми необходимыми лабораториями, оснащенный новейшим медицинским оборудованием. И, конечно же, с научно-исследовательской кафедрой, необходимой как для изучения болезней, так и для подготовки специалистов самого высокого класса. Как утверждают ученики Николая Дмитриевича, такое медицинское учреждение было единственным в мире.

Война прервала все исследования, разрушила планы. Кардиологи и терапевты ушли в госпитали, хирурги - на фронт. Профессор Стражеско, которому уже минуло 65, заведуя кафедрами двух медицинских институтов - Уфимского и I-го Московского, - большое внимание уделял проблемам раневого сепсиса, консультировал в госпиталях. А буквально с первых месяцев освобождения Киева Украинский институт клинической медицины возобновил работы под руководством своего создателя.

Он отдал своему любимому детищу все время и силы. А еще активно участвовал в создании Большой медицинской энциклопедии, редактировал медицинские журналы, организовывал терапевтические съезды (украинские и всесоюзные), научные и медицинские конференции, готовил и издавал не только свои статьи и монографии, но и учебники, методики. Около шестисот научных работ было выполнено под его руководством, пятьдесят из них - диссертации. Его по праву считали одним из создателей современной кардиологии.

В Киеве есть улица академика Стражеско, есть его мемориальный кабинет-музей. Хорошо бы - тут почаще бывали студенты, которые мечтают о большом пути в медицине.

Учитель и ученики

Разглядываю скромные, черно-белые портреты учеников и соратников Стражеско в этом уникальном музее Украинского кардиологического центра (или как мы привычно говорим - института Стражеско). Портреты - Василия Харитоновича Василенко, Макса Моисеевича Губергрица, Ноны Икакиевны Иваницы, Давида Наумовича Яновского, Анатолия Львовича Михнева, Федора Яковлевича Примака, многих других. Его Учителя, помощников, соратников. Они вместе начинали, немало сделали. Украинский кардиологический центр в настоящее время - крупнейшее научное учреждение со стационаром больше чем на триста коек, с восемнадцатью оборудованными для реанимации больных. Плюс кафедра кардиологии функциональной диагностики, готовящая специалистов-кардиологов. За год через кабинеты и палаты Центра проходило более шести тысяч больных. Сейчас при всех возникших трудностях - до четырех тысяч. А поликлиника по-прежнему обслуживает 33 тысячи пациентов.

Николай Степанович Заноздра - ведущий специалист отдела симптоматической гипертензии - один из последнего выпуска аспирантов Стражеско. «Моя лебединая песня», - с грустью говорил ученый, набирая группу в конце сороковых. С теплом и благодарностью вспоминает уже стареющий профессор своего незабываемого учителя. Его особенное, поистине отеческое отношение к молодежи, необыкновенную эрудицию. «Мы с восторгом говорим о французских энциклопедистах восемнадцатого века. Так скажу вам, его голова стоила их всех».

Николай Дмитриевич любил собирать и гостей, и учеников в своей просторной квартире на Владимирской, 38-а, где сейчас висит мемориальная доска. Коллег-медиков, своих аспирантов, артистов, художников. Очень любил живопись. Собрал неплохую коллекцию. Дружил с Максимом Рыльским. Литература, искусство, театр, музыка с юношеских лет были его пристрастием. Седую голову профессора, затем академика, можно было увидеть в первых рядах партера на каждой премьере Киевской оперы, чуть ли не на всех гастрольных спектаклях популярных в те годы театров, концертах выдающихся музыкантов. Он был прекрасным и остроумным собеседником. Интересно рассказывал о многих выдающихся людях. А его пациентами были Михаил Коцюбинский и Леонид Собинов, Мария Заньковецкая и Павло Тычина. Довелось ему консультировать и смертельно раненого Ватутина. Не мог отказать и сильным мира сего. Консультировал Хрущева, Молотова, других.

Высший авторитет в кардиологии и лечении большинства внутренних болезней и одновременно знаток искусства, литературы, профессор хотел, чтобы его воспитанники, все, кто работает рядом с ним, тоже хорошо разбирались не только в физических болях сердца, но и умели врачевать душу.

Считал, например, что гипертония - не болезнь сердечно-сосудистой системы, а недуг всего человеческого организма. Трепетное отношение к делу уважал в своих учениках превыше всего. И сам был в этом примером. В последние годы жизни, уже тяжело хворавший, не переставал консультировать больных. Иногда, когда не мог наклониться над кроватью, будто так и нужно, становился на колени, чтобы, приложив ухо к груди пациента, тоньше прослушать ритм и шумы его сердца. И был настолько предан своим больным, что, когда уходил в театр или концерт, оставлял записку с номером ряда и места в зале, чтобы в случае острой необходимости его могли вызвать к больному. Старожилы, завсегдатаи оперы, еще помнят билетеров с фонариками, разыскивающих профессора в обозначенных рядах партера.

Семья

Страсть к науке, к делу, любовь к искусству, порядочность, трудолюбие, определяющие его характер, - главные качества, которые он прививал и своим воспитанникам, и своим детям. Учил их «служить разуму и добру».

Детей у него было четверо. Три дочери и сын. Но во всех литературных источниках и публикациях зачастую по именам называют лишь двоих: Дмитрия - впоследствии профессора, заведующего отделом НИИ физической химии АН УССР, и дочь Иринку - может, самую большую боль его и любовь.

Иринка умерла девятнадцатилетней. От туберкулеза. Жена - Наталья Васильевна - в молодые годы страдала этой страшной болезнью легких. Унаследовала ее, очевидно, и дочь. И ушли они почти вместе. Через год после смерти дочери профессор похоронил жену. Это сейчас есть пенициллин и сульфамидные препараты, а в середине тридцатых туберкулез был очень грозной болезнью, бедой. Помочь не смогли ни опыт и знания отца и мужа, ни участие друзей-медиков, ни средства, к которым в отчаянии прибегали.

Но было у Николая Дмитриевича еще две старших дочери - Наталья и Александра - Тата и Аля. Имена которых тщетно искать в официальных бумагах, в книгах и статьях академика. В двадцатые (скорее всего, в

1923-м), они уехали во Францию, в Париж - учиться. Такие поездки «на учебу» за границу были тогда разрешены. Обе - красавицы - вышли замуж за сыновей русских эмигрантов знатных фамилий. И дорога домой была им заказана. Сколько боли и сердечных мук принесло все это матери и отцу! Во время заграничных научных командировок он, крупный ученый с мировым именем, кажется, лишь украдкой виделся с ними... После войны возвращение дочерей с мужьями и уже внуками, тоже оказалось не возможным.

Сохранилось фото: Николай Дмитриевич с дочерью Натальей, кареглазой красавицей, нежно склонившейся к отцовскому плечу. За последние двадцать-тридцать лет своей жизни он ни разу не приласкал своих дочерей. Оберегая больную жену, даже с ней старался не касаться этой семейной раны. Сейчас в Париже живут пятеро внуков и многочисленные правнуки Николая Дмитриевича Стражеско. Но они в основном - Туржанские и Оболенские. Есть и внук Никола, и правнук Дима.

А внучка Ирина Дмитриевна Стражеско - дочь сына, профессора-физхимика Д.Стражеско, - с отличием, как и дед, окончившая Киевский медицинский, рано потерявшая отца, живет сейчас в Москве. Пошла по дедовской стезе. Врач-кардиолог. Защитила кандидатскую. Работает в кардиологическом центре. Унаследовала не только прекрасные глаза и взгляд деда, но, может быть, и его талант, характер. Ее обожают больные. Среди них - известнейшие люди. Проводит она у постели своих инфарктников, если нужно, и ночь, и день. Растит четырехлетнего сына Диму-Димочку - правнука Николая Дмитриевича Стражеско.

...В семье Ирины хранится сейчас тот легендарный серебряный рубль, который дала крестная мама Василию Образцову на «черный день», когда он, восемнадцатилетний, уходил в Петербург учиться.

И деду, и прадеду Ирины в Киеве поставлены памятники. Одному - у стен основанной им больницы, другому - перед зданием Кардиологического центра на улице Народного ополчения.

Поклонимся же им низко от имени всех киевлян.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно