Почему Гаврик разговаривал по-украински?

21 ноября, 2008, 15:38 Распечатать Выпуск №44, 21 ноября-28 ноября

В последнее время, в частности в связи с возведением памятника Екатерине Второй, участились заявления некоторых политиков местного разлива об Одессе как «исконно русском городе»...

В последнее время, в частности в связи с возведением памятника Екатерине Второй, участились заявления некоторых политиков местного разлива об Одессе как «исконно русском городе». На щит берется все, что только можно, в том числе и российская литература.

Одно из известнейших произведений о дореволюционной Одессе — повесть Валентина Катаева «Белеет парус одинокий». Детское произведение о Петьке и Гаврике давно стало хрестоматийным. По его сюжету в 70-е годы сняли кино. А уже во времена независимости в центре Одессы появился бронзовый памятник двум мальчикам — любимцам миллионов советских школьников.

Валентин Катаев был коренным одесситом (кстати, Евгений Петров, один из творцов «Двенадцати стульев», его младший брат). Повесть «Белеет парус одинокий» во многом биографическая, ведь в ней Валентин Катаев ярко описывает время своего детства. Так что это интересный художественный документ о характере старой Одессы, в частности и национальном.

Несмотря на то что произведение написано на русском языке, писатель придал языку большинства персонажей украинскую окраску.

Именно так разговаривает восставший батрак на ферме, кучер, который везет Петьку с семьей в Аккерман. Кухарка Дуня называет Петьку не иначе как «панычом», а озверелой черносотенной гурьбе бросает: «Нема тут никаких евреев, нема!»

По пути в Одессу дилижанс заехал «в большое, наполовину молдаванское, наполовину украинское село «напувать» лошадей».

С особой симпатией Катаев описывает Гаврика, язык которого пересыпан украинскими оборотами. Такие слова, как «ні», «хочете», «еге», «якась шаланда», «не брешу», «тікайте», «повечеряв», «нехай», «чую», «додому», «слухайте», «сховай», «побережись», «ще трошки», «скрозь» (скрізь), «нема», «до нас», однозначно говорят о национальности мальчика.

Это подтверждается и его семьей. Деда Гаврик называет «рибалкою», а тот его — «хлопчиком». Язык деда такой же по-украински душистый: «побачимо», «зараз», «старий дурень», «погані очі», «годі», «скажена», «не чує», «ще трошки», «нема», «повилазило», «хата» и тому подобное.

И наконец, послушайте самого Катаева: «Старик разговаривал с больным, как с несмышленым ребенком, через каждые два слова приговаривая: «Чуешь?». А вот и прямая характеристика деда: «А какие смешные украинские поговорки были у него припасены на всякий случай жизни!»

Брат Гаврика Терентий обращается к старому рыбаку по-украински: «Здорово, диду!» Петьку и Гаврика революционер называет «хлопцями», а его сочное «керосину нема, чи шо?» еще долго слышится в старой лачуге на берегу моря.

Жена Терентия говорит определенно по-украински: «До тебя братик прийшов». Причем Катаев даже не меняет в российском тексте украинское окончание. В конце концов, их пса зовут по-украински Рудько, а Петьку приглашают поужинать кулешом.

Интересный персонаж повести — матрос с восставшего броненосца «Потемкин». Как известно, большинство моряков на нем — выходцы из украинских губерний. Героями восстания также были украинцы — Матюшенко и Вакуленчук.

В повести Катаева моряка зовут Родионом Жуковым. Но язык его тоже обозначен украинским колоритом «Сховайте где-нибудь», «заради Христа», «хлопчики». Наконец, писатель пишет о нем: «В глазах у больного мелькнуло какое-то дикое и веселое украинское лукавство».

И наконец, семья второго главного персонажа — гимназиста Петьки. Фамилию Бачей (Бачий?) вряд ли можно считать русской. Семья лишена шовинистических великодержавных взглядов: так, несмотря на опасность, они прячут от погрома еврейскую семью. И хотя отец Петьки — преподаватель ремесленного училища, язык гимназиста не лишен украинизмов: «отчепись», «не треба», «чую», «жменя» и тому подобное. К слову, в этой интеллигентной семье однажды «тетя весьма прозрачно намекала на старинный украинский анекдот».

Немало персонажей повести имеют украинские фамилии — матрос Кошуба, мадам Стороженко, одноклассник Колесничук.

Валентин Катаев несколькими штрихами дополняет многонациональный образ Одессы. Так, хозяин тира Иосиф Карлович разговаривает «с польским акцентом». Отдельно показана еврейская семья Нюси (Наума) Когана, которая спасается от черносотенного погрома. Хозяева фермы, где летом отдыхал Петька, — Рудольф Карлович и Луиза Францевна: очевидно, это немецкие колонисты.

Одним словом, «исконно русский город» в известнейшей повести об Одессе отнюдь не имеет сугубо русского лица. И кто как не коренной одессит Валентин Катаев мог доподлинно об этом знать?

А вся русскость Одессы отобразилась во мнении Петьки Бачея, первоклассника пятой одесской гимназии 1905 года: «Было всегда совершенно ясно и непреложно, что Россия — самая лучшая, самая сильная и самая красивая страна в мире. Иначе как можно было объяснить, что они живут в России?»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно