ПИОНЕРЫ — ЗНАЧИТ ПЕРВООТКРЫВАТЕЛИ, А ВОВСЕ НЕ МАЛЕНЬКИЕ КОММУНИСТЫ

8 декабря, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №48, 8 декабря-15 декабря

Наверное, многие из читателей слышали о фестивале детского творчества «Поверь в себя» с участием ...

Наверное, многие из читателей слышали о фестивале детского творчества «Поверь в себя» с участием детей-инвалидов, игре-испытании «Котигорошко», детском фестивале искусств «Славянский базарчик», юморине-фестивале школьных команд КВН, сборах председателей детских организаций «Лидер». Но не все знают, что организатор этих увлекательных развивающих и воспитательных мероприятий — Федерация детских организаций (Союз пионерских организаций) Украины, возглавляемая бывшим секретарем ЦК комсомола Украины по работе со школьной молодежью Татьяной Гончаровой.

Председатель Национального совета детских и пионерских организаций Украины, главная вожатая страны Татьяна ГОНЧАРОВА имеет немалый опыт работы с детьми во внешкольное, внеурочное время.

— Татьяна Валентиновна, вы апологет пионерского движения, человек, искренне верящий в необходимость детских, в частности пионерских, организаций. Интересно, когда и как родилось это ваше убеждение?

— Оно из моего пионерского детства. Я выросла в обыкновенной семье: мама — учительница, отец — рабочий. Однажды мне, отличнице и председателю совета дружины Днепропетровской средней школы №37, вручили путевку в «Артек». Наверное, потому, что я попала на зимнюю смену, менее престижную, чем летняя, в «Артеке» не оказалось избалованных детей высоких чиновников. А были настоящие пионерские активисты, талантливые личности. В нашей дружине «Алмазная» все строилось на основах самоуправления. Я видела человеческие отношения, чистые и святые, без фальши — такие не часто встретишь. Словом, «Артек» стал для меня яркой вспышкой, озарившей и прошлую, и будущую жизнь. Это самое сильное впечатление детства навсегда заразило меня идеей пионерства.

— Можно ли сказать, что вы сделали карьеру?

— Если карьера — это удобное кресло, то у меня его никогда не было и сейчас нет. Я не люблю засиживаться в кабинете — моя жизнь проходит в постоянных поездках, встречах с детьми и взрослыми, которые с ними работают. Наверное, я не сделала карьеру — зато нашла дело по душе. Словно крутится карусель, состоящая из детских судеб, увлекательных дел, и я постоянно раскручиваю ее, слежу, чтобы она не останавливалась, чтобы не исчезла радость в детских глазах.

— Известно, что в советское время с годами пионерия все больше трансформировалась в организацию политическую. Как вы относитесь к расхожему мнению, что она нравственно уродовала детей, калечила их души, образно говоря, штамповала павликов морозовых?

— Мне за последние десять лет пришлось выслушать немало гадких отзывов и обвинений. Скажу сразу, что в существование павликов морозовых я особо не верю, в реальной жизни это противоприродно. На самом деле заполитизировать маленького ребенка до такой степени просто невозможно, для него любовь к родителям всегда будет сильнее, чем преданность политическому режиму. Предать родного отца, скорее, может взрослый с затуманенными мозгами. Сознание же ребенка чисто и изначально устремлено к общечеловеческим ценностям, а не к сиюминутным политическим лозунгам. Не зря в народе говорится, что ребенок всегда ближе к Богу, чем взрослый человек.

Если же рассуждать без эмоций, то очевидно: все, кому сейчас больше двадцатипяти, в детстве были пионерами. Если спросить у них о пионерском детстве, чаще всего можно услышать не жалобы по поводу искалеченной души, а добрые, радостные воспоминания. Думаю, все объясняется тем, что среди вожатых, воспитателей и методистов при любых режимах было немало людей, работающих по призванию.

— Как именно происходило рождение неполитической пионерской организации?

— В ноябре 1990 года мы практически создали новый детский союз, но сделали это не революционным, а эволюционным путем. Нам гуманно позволили вывести из-под крыши ЦК комсомола его детское подразделение — пионерскую организацию Украины. Разумеется, пришлось выслушать и резкую критику со стороны радикальной демократической общественности, которая в те годы особенно громко призывала «сбросить с корабля современности» любое напоминание о советском прошлом. Даже слово «пионер» наполняли тогда сугубо отрицательным смыслом. Пришлось доказывать, что пионеры — это вовсе не маленькие коммунисты, как на полном серьезе кое-кто считает до сих пор. Пионер в переводе с английского обозначает разведчик, исследователь, тот, кто идет впереди. Скорее всего, это слово пришло к нам из рассказов и романов кумиров всех мальчишек Фенимора Купера и Майна Рида, которые увлекательно писали о мужественных людях-пионерах, прокладывающих новые пути.

Став самостоятельной организацией, мы должны были наполнить пионерское движение новым смыслом, освободить от политиканства. Фактически для нас начался экзамен на право существования в Украине. Выжили мы благодаря своим высокопрофессиональным кадрам, правильно выбранной идеологии, воплотившейся в девизе «За Родину, добро и справедливость!».

21 ноября 1990 года состоялся XI слет пионеров Украины. Он проходил очень бурно. Дети копировали взрослых. Круглосуточно шли дискуссии о выборе символики, названия, перспектив детской организации Украины. Дети из Западной Украины предлагали немедленно перейти на украинский язык, дети Донбасса на все заседания приходили с красно-синим флагом. И все вместе ребята требовали удалить из зала взрослых. Только взвешенное, разумное поведение взрослых не позволило слету уйти в конфликты и распри. Предлагалось назвать детскую организацию аморфно — типа «Мрія», но остановились на наиболее оптимальном — Союз пионерских организаций Украины — (СПОУ). После слета в нашем союзе появились детская организация «Добросвіт» на Иванофранковщине, «Радуга Буковины», «Союз детских организаций Закарпатья», «Союз детских и юношеских организаций Черкасщины», «Союз детских и юношеских организаций Киева».

Всех участников слета волновало, какова будет символика и атрибуты, в частности как будет выглядеть галстук новых украинских пионеров? Одни хотели видеть его желто-голубым, другие — красно-синим, третьи — обязательно с украинским орнаментом. В разгар дискуссии поднялась одна девочка. «Наш спор похож на грозу, — сказала она, — а после грома и молнии на небе появляется радуга. Давайте же закончим дискуссию решением, что наш галстук вберет в себя все радужные цвета. Пускай он будет радостным и многоцветным, как само детство!» Предложение понравилось и было принято почти всеми.

— Если новые украинские пионеры носят галстуки цветов радуги, то кто же те красногалстучные дети, которые шагают впереди колон левых демонстрантов?

— Детский союз не поддерживает связи с политическими партиями и движениями. Мы считаем, что отправлять детей на демонстрации — это все равно что водить их строем в церковь. Ребенок по своим природным особенностям еще не может разобраться ни в политических, ни в религиозных постулатах и догмах. Когда же он вырастет, приобретет общественный гражданский опыт, он сам себе выберет путь в политике, в религии, в жизни.

— Как бы вы ответили на непонятный для многих вопрос: зачем детям нужен собственный союз?

— Если очень коротко, то для содержательного и интересного проведения времени до и после уроков. Кстати, часто именно внешкольная работа захватывает ребенка целиком, здесь формируются и проявляются характер, отношения с людьми, гражданская позиция.

Известно, что детям и подросткам всегда необходима своя компания, где можно встречаться вне школы и родительской опеки. Опыт многих зарубежных стран также свидетельствует о важности детского коллектива, в котором растущий человек впервые осознает себя членом общества, гражданином.

Кстати, во многих странах ребята, вступающие в детские союзы, тоже называют себя пионерами.

— Сейчас у нас в стране появилось несколько детских союзов. Есть ли принципиальная разница между ними и новыми украинскими пионерами?

— Действительно, с тех пор как исчезла пионерская монополия в детском движении, в Украине появились различные детские организации. В большинстве они похожи друг на друга. Отличаются своими идеологиями, программами, социальной базой, ритуалами. Формы же работы очень схожи: игры, сборы, дискуссии, праздники, социально значимые акции.

— Приходилось слышать, что ряды украинской пионерии за последние годы поредели, численность ее уже не измеряется миллионами, как раньше. Как вы, Татьяна Валентиновна, к этому относитесь?

— Отношусь как к нормальному и объективно протекающему процессу. Да, в 90—91-х годах наша организация насчитывала около двух миллионов человек, сейчас в ней более 700 тысяч детей и взрослых, но и сегодня она является самой массовой детской организацией страны. В состав ФДО (СПО) Украины входят детские общественные объединения из всех регионов Украины, всеукраинские детские союзы «КРОКС» и «Школа безопасности».

Вступление в нашу организацию — дело добровольное, нужно лишь согласие родителей. Выйти из нее очень просто, и этим всегда могут воспользоваться те, кому в союзе неинтересно по каким-то причинам.

— Помнится, долго не прекращались попытки отнять у ваших пионеров Детский центр «Молодая гвардия», который находится в Одессе...

— «Молодая гвардия» — единственная собственность нашего детского союза, которую мы получили на законном основании еще в 1990 году от ЦК ЛКСМ Украины. Но уже с 1991 года, когда распался Советский Союз и начался бурный раздел имущества, кто только не претендовал на «Молодую гвардию»! Особенно настойчиво действовали коммерческие структуры из Одессы, общегосударственные формирования, которые предприняли не одну попытку заполучить наше имущество. Дело дошло даже до Генеральной прокуратуры, которая все претензии к нам признала необоснованными. Таким образом, украинские пионеры остались полноправными хозяевами детского городка в Лузановке, на берегу Черного моря.

— Все, кто бывал в «Молодой гвардии», отмечают особую атмосферу милосердия и гуманизма…

— У нас на каждой смене оздоравливаются и принимают участие во всех развлекательно- воспитательных программах не менее ста детей-инвалидов. Нынешним летом их было более семисот человек. В мастер-классе занимались слепые дети-музыканты, глухонемые танцоры участвовали в фестивале детской хореографии, а дети-церебралы — в фестивале «Живая игрушка». Эти ребятишки, многие из которых очень талантливы, на время забыли о своих болезнях. В «Молодой гвардии» детей с особенными потребностями демонстративно не жалеют — здесь им ненавязчиво помогают. А учат ребят такому цивилизованному поведению наши вожатые, которые проходят специальную подготовку. Вожатые в восемь утра вместе с детьми-инвалидами деляют зарядку на берегу моря, играют с ними в развивающие игры, каждый вечер на сон грядущий готовят «огоньки» и вместе с ребятишками чертят «графики настроения», а если нужно, в буквальном смысле носят детвору на руках. Это и есть воспитание человеческих качеств без красивых лозунгов и призывов.

— Расскажите, пожалуйста, об источниках финансирования ФДО (СПО) Украины.

— Прежде всего — это родительская поддержка программ, это спонсорские отчисления, совместные программы и проекты с различными организациями, учреждениями. Из госбюджета мы получаем дотацию на содержание Детского центра «Молодая гвардия», приблизительно 30 процентов от необходимых средств. Ежегодно на эту сумму (2,7 млн. грн.) ДЦ «Молодая гвардия» выдает бесплатные путевки детям-сиротам, детям-инвалидам, детям из зон экологических бедствий, победителям конкурсов, творческим детским коллективам из всех регионов Украины.

После принятия закона Украины «О молодежных и детских общественных организациях» государственная поддержка наших программ стала невозможной. Закон этот предусматривает господдержку исключительно для членов УНКМО (Украинского национального комитета молодежных организаций). Мы в эту структуру не входим, и думаю, что не войдем.

Зачем почти миллионному детскому союзу надстройка в виде «зонтика» молодежных организаций? Наш руководящий орган — Национальный совет детских и пионерских организаций — тоже имеет национальный статус. За десять лет мы научились самостоятельно представлять себя в государстве, организовывать свои дела, формировать программы, участвовать в международных детских объединениях — другими словами, выживать... и действовать.

— Напоследок — грустный вопрос: многие люди живут сейчас без веры и надежды, полагая, что наш мир деградирует, а жизнь теряет смысл. А что думаете по этому поводу вы, Татьяна Валентиновна?

— Уверена, что наш мир вовсе не деградирует, он всего лишь меняется, становится другим. И я думаю, что перемены эти — в лучшую сторону. Ведь очевидно, что наши дети намного лучше нас.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно