Петр Нестеров: «…ЖЕРТВОВАТЬ СОБОЙ ЕСТЬ ДОЛГ КАЖДОГО ВОИНА»

17 сентября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №37, 17 сентября-24 сентября

В сентябре 1912 года 25-летний поручик 9-й Восточно-Сибирской стрелковой артиллерийской бригады Петр ...

В сентябре 1912 года 25-летний поручик 9-й Восточно-Сибирской стрелковой артиллерийской бригады Петр Нестеров, который учился в авиационном отделе воздухоплавательной школы, выполнил на «формане» первый самостоятельный полет. А уже через год в Киеве военный летчик 3-й авиационной роты поручик Нестеров впервые в истории авиации совершил на «ньюпоре» «мертвую петлю». Спустя год в небе над Волей-Высоцкой, что возле Львова, начальник 11-го корпусного авиаотряда штабс-капитан Петр Нестеров совершил первый в истории авиации воздушный таран. Более того - это был первый в истории воздушный бой, ибо на Западном фронте первая стычка состоялась лишь 26 октября 1914 года, когда французский летчик послал вдогонку немецкому самолету несколько пуль из карабина.

Всего лишь два года отмерила судьба Петру Нестерову для авиационных свершений. Останься он жив, после того как 26 августа (8 сентября) 1914 года пошел на таран австрийского аэроплана-разведчика «альбатрос», его имя еще не раз упоминалось бы на страницах ведущих газет мира. Ведь Нестеров - не просто пилот, он был новатором летного дела. Русский летчик не представлял себя без поиска. Он разрабатывал технику пилотирования на глубоких виражах, освоил ночные полеты. Возглавил групповой перелет (в составе трех машин) по маршруту Киев-Остер-Козелец-Нежин-Киев. Совершил довольно сложные перелеты: Киев-Одесса-Севастополь, а также Киев-Гатчина и Москва-Петербург.

Нестеров не только испытывает новые летательные аппараты, но и работает над проектом аэроплана. После модернизации «ньюпорт» военного летчика не только стал похож на ласточку, но и улучшил свои аэродинамические качества.

9 сентября 1913 года Петр Нестеров бросил вызов самой смерти. Он совершил «мертвую петлю», доказав тем самым, что при условии правильного управления летательный аппарат может выйти даже с экстремального положения, благополучно завершив свой полет. «Мертвую петлю», которая позже получила название «петли Нестерова», спустя двенадцать дней повторил французский летчик Адольф Пегу. Иностранная пресса буквально взахлеб начала расхваливать француза, будто позабыв, что авторство сложнейшей авиационной фигуры принадлежит Петру Нестерову. Хвалебные оды иноземцев по поводу «беспрецедентного новшества» французского пилота подхватили и российские газетчики.

В мае 1914-го Пегу прибыл в Петербург для демонстрации «своей» «мертвой петли». Журналисты продолжали петь дифирамбы французу. Не выдержав пропагандистской атаки, Петр Нестеров рассылает телеграммы в редакции российских газет: «Императорскому аэроклубу уже давно необходимо подтвердить, что первую «мертвую петлю» совершил русский летчик»... Но чиновники от авиации остались равнодушны к престижу отечественного воздухоплавания. Кстати, 30 мая Пегу и Нестеров встретились в Москве и имели довольно дружелюбную беседу.

Летом 1914 года Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Началась первая мировая война. Нестеров возглавил авиационный отряд и отбыл на Юго-Западный фронт. Отряд вел воздушную разведку. Дерзкие рейды штабс-капитана Нестерова выводили из себя австрийцев, поэтому за жизнь смелого пилота противник обещал большое вознаграждение. Летчики третьей австрийской армии также совершали разведывательные полеты. Никто так настойчиво не требовал установить вооружение на самолетах, как Петр Нестеров. «Вороны, а не ястребы!» - так охарактеризовал российские боевые самолеты автор «мертвой петли». На едкие замечания Нестерова авиационные чиновники отвечали: «По штату авиационным отрядам пулеметы не положены!»

Но летчик не сдавался. Он пытался приладить к хвосту своего самолета большой нож, чтобы распарывать крылья неприятельских летательных аппаратов. На длинный трос, который был привязан к его самолету, он цеплял «кошку», надеясь, что удачным маневром ему удастся разбить винт вражеского самолета.

А между тем в странах Европы полным ходом шла модернизация самолетов. Конструкторы ломали головы над тем, чтобы вооружить воздушные машины. Уже после гибели Нестерова, в апреле 1915 года французский военный летчик Ролан Гаррон атаковал группу немецких «альбатросов» и два из четырех германских бипланов стали первыми жертвами воздушного боя. Впервые в воздухе был испытан новый легкий пулемет, который посылал очереди между лопастями пропеллера. Усовершенствовал пулемет известный конструктор-голландец Антон-Герман-Жерар Фоккер.

Так и не дождавшись достойного вооружения для российских самолетов, Нестеров вынашивал идею тарана. Сама судьба предоставила молодому офицеру шанс реализовать свой рискованный замысел.

26 августа (8 сентября) 1914 года штабс-капитан Нестеров вместе с поручиком Кованько на двух самолетах решили перехватить вражеский «альбатрос», который вел разведку непосредственно над позициями русской армии. Но вскоре «мораны» 11-го корпусного авиаотряда возвратились на аэродром. Причиной столь короткого полета стала поломка мотора летательного аппарата Нестерова. Механики бросились устранять неполадки, а над летным полем, словно дразня русских авиаторов, появился австрийский «альбатрос». Этого Нестеров стерпеть не мог.

Он вскакивает в самолет поручика Кованько и взмывает ввысь. Легкий «моран» быстро настиг самолет врага. Нестеров делает круг над «альбатросом», «приглашая» того садиться подобру-поздорову. Но австрийский «биплан» продолжал свой полет. И тогда Петр Нестеров пошел на резкое сближение с вражеским «бипланом». Протаранив «альбатрос» мотором между крыльев, летательный аппарат штабс-капитана Нестерова настолько пострадал, что сесть на нем он не мог, был выброшен из самолета и погиб, разбившись о землю.

Спустя семь месяцев после гибели Петра Нестерова, в марте 1915 года, его воздушный таран применил русский летчик Казаков. Настигнув неприятельский самолет сзади, он ударил винтом по самолету противника и благополучно посадил свою машину на аэродром.

За период Великой Отечественной войны советские летчики совершили свыше 600 таранов. Бесспорное лидерство в этом деле принадлежит Герою Советского Союза летчику-истребителю Борису Ковзану. Он уничтожил 26 самолетов противника, причем четыре из них тараня собственным самолетом. Три раза после совершения тарана Ковзан благополучно возвращал свой самолет на базу, и лишь последний таран, сильно повредивший боевую машину, заставил смельчака выброситься с парашютом. Первый в истории реактивной авиации таран совершил в 1973 году капитан Геннадий Елисеев. Летчик погиб, тараня собственным перехватчиком самолет-разведчик НАТО.

Гибель Нестерова отозвалась печалью в сердцах тысяч граждан Российской империи. Даже враги воздали должное бесстрашному герою. В одном из приказов по войскам немецкий кайзер Вильгельм II заявил: «Я желаю, чтобы мои авиаторы стояли на такой же высоте проявления искусства, как это делают русские...»

Похоронен штабс-капитан Петр Николаевич Нестеров в Киеве на Лукьяновском кладбище.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно