Первый миллион лет в раю... О малоизвестных гранях таланта Уинстона Черчилля

25 сентября, 2009, 14:43 Распечатать

В дни проведения Ялтинской конференции в феврале 1945 года премьер-министр Великобритании сэр Уинстон Черчилль прекрасно осознавал необходимость полного уничтожения нацизма...

В дни проведения Ялтинской конференции в феврале 1945 года премьер-министр Великобритании сэр Уинстон Черчилль прекрасно осознавал необходимость полного уничтожения нацизма. Серьезный военный стратег, он не раз с ужасом представлял себе, что было бы, если бы Британия в 1940 году не дала достойный отпор немецким бомбардировкам. Мир мог оказаться совершенно иным. Черчилль не раз еще оказывал свое влияние на ход мировой истории, вспомним хотя бы его знаменитую речь в Фултоне в 1946-ом. Человек аналитического ума, не понаслышке знающий жизнь и в герцогском дворце своего предка, генералиссимуса Джона Черчилля (Мальборо), и в солдатских окопах, он был в силах повернуть историю в нужное русло. «История меня оправдает. Особенно если я буду писать ее сам», — упоминается в его записях.

Черчилль был философом: «Все великие вещи — просты, и многие из них можно выразить всего одним словом: свобода, справедливость, честь, долг, милосердие, надежда».

Но была в его жизни еще одна страсть — рисование. Трудно представить себе крупного политического деятеля в расцвете его карьеры с кистью и мольбертом. И тем не менее... История эта служит еще одним подтверждением неписаного правила, что талантливые люди талантливы во всем.

Не было бы счастья...

В мае 1915 года в результате плохо подготовленной военной кампании в проливе Дарданеллы Британия понесла большие потери. Всю вину за неудачу возложили на Черчилля, занимавшего пост первого лорда Адмиралтейства (военно-морского министра). Отстранение от должности настолько потрясло честолюбивого военного, что они с женой уехали из Лондона в графство Сюррей. Казалось, только в этом райском местечке он сможет немного прийти в себя...

На выходные к ним приезжал его брат Джек с женой. Как-то жена Джека Гунни, увлекающаяся рисованием, взяла свои акварели и пошла в сад. Уинстон же как раз прогуливался там. Проходя мимо Гунни, взглянул на ее рисунок. «Тут нужно немножко поправить», — сказал он и взял кисточку. И будто по мановению волшебной палочки рука сама начала очень удачно и уверенно проводить линии. Известному политику страшно захотелось рисовать — просто какая-то страсть вселилась и стала не на шутку разгораться. Он попросил жену Клементину все бросить, сию же минуту поехать и купить ему в ближайшем магазине краски и холст. Клэмми через час уже принесла ему все необходимое для рисования (зная его много лет, она поняла, что произошло что-то необычное). Черчилль с головой окунулся в рисование. Это было очень странно — до этого он не ходил даже в Национальную галерею.

Сэру Уинстону было 40. Он себя не узнавал, не верил, что такое могло произойти с ним, человеком хоть и эмоциональным, но довольно сдержанным, иногда даже циничным, прошедшим горнила англо-бурской войны в Африке (побывав и в плену), военных кампаний в Индии и Судане. Однажды в письме матери из Индии в 1890 году он писал: «Пули даже не стоят того, чтобы думать о них. К тому же, я настолько самолюбив, что не думаю, что боги создали бы такое мощное существо для такого прозаичного конца».

До конца своих дней Черчилль уже никогда не будет расставаться с мольбертом, красками и холстами. Специальный чемоданчик с принадлежностями будет сопровождать его во всех поездках. Рисование станет непреодолимой страстью, неотъемлемой частью его внутреннего «я».

Через год обвинения в провале военной кампании в Дарданеллах с Черчилля сняли. Но все это было не столь важно — он открыл для себя неизведанный мир живописи. Возле мольберта Черчилль отдыхал от мирской суеты, переносился в совершенно иной, почти идеальный мир своего воображения, ярких красок и света. «Я не осмелюсь объяснять, как рисовать, а только как получать от этого удовольствие», — скажет он довольно откровенно.

И уже гораздо позже, снова став военно-морским министром, а потом и премьер-министром Ее Величества, Черчилль рисовал, обдумывая важные решения или оттачивая фразы выступлений. Это было как наваждение. «Я не знаю ничего иного, что бы целиком так поглощало мой ум, ничуть не истощая тело, как рисование», — напишет он позже в своей книге «Рисование как хобби».

Первые свои картины политик подписывал «Чарльз Морин», позже — «Мистер Уинтер». И лишь когда к нему как художнику пришло полное признание, на большинстве картин появилась подпись «WSC» — Уинстон Спенсер Черчилль.

Уверенности начинающему, но уже не юному художнику придала премия за картину «Чартвелл. Зимнее солнце». В 20-х гг. он передал пять своих картин на выставку в Париж под вымышленным именем. Четыре из них были проданы за приличные на то время деньги — по 30 фунтов каждая. В 1925 году он выиграл еще одну премию. С того времени Черчилль начинает ходить в художественные галереи. Больше всего ему нравятся импрессионисты.

Конечно же, не все картины Черчилля можно отнести к шедеврам — это было бы явным преувеличением. Но он настойчиво учился мастерству у своих друзей — профессиональных художников, поэтому его работы последних лет выглядят практически совершенными. На холстах он выражал свою нерастраченную нежность, глубокие эмоции, которые скрывались за грозным видом этого государственного мужа, за его чопорными английскими манерами.

В 1940—1945 гг. у премьер-министра У.Черчилля не было возможности рисовать — слишком серьезные задачи стояли перед ним. Но вот война триумфально закончилась. Черчилль снова выставил свою кандидатуру на должность премьер-министра Великобритании и... проиграл. Электорат отдал предпочтение Клементу Эттли. Но сэр Уинстон не унывал, он помнил пословицу: «Если судьба дает тебе лимон, сделай лимонад». Теперь у него оказалось много свободного времени, и рисовать можно, сколько душе угодно. Во время поездок в Египет, Канаду, Шотландию, на Лазурный Берег он не отходил от мольберта.

В 1948 году он издал несколько эссе о своем увлечении — легкую для чтения книгу «Рисование как хобби», написанную почти тридцатью годами ранее.

А в 1951-ом он все-таки выиграет выборы и будет занимать пост премьер-министра вплоть до своей отставки в 1955 году.

Последующее десятилетие стало настоящей кульминацией его творчества. Наверное, именно в тот период родилась искренняя фраза: «Если я попаду в рай, то первый миллион лет хотел бы заняться рисованием, чтобы достичь в этом деле абсолютного совершенства».

Признание как художника

В 1947 году Черчилль анонимно предложил несколько своих картин Королевской академии искусств, которая отобрала две из них, и автор был удостоен звания Почетного члена академии. Случай беспрецедентный: Черчилль стал единственным в Великобритании политиком — Почетным членом Королевской академии искусств.

Узнав настоящее имя автора картин, художник Освальд Бэрли тогда отметил: «Если бы Черчилль занимался искусством столько, сколько занимается политикой, он безусловно мог бы стать известнейшим в мире художником».

В 1959 году в Лондоне в Королевской академии искусств была устроена его художественная выставка, хотя сам автор долго сопротивлялся и утверждал, что его картины не стоят того. Взору посетителей была представлена 61 его работа.

Всего же «Черчиллиана» насчитывает около 500 картин. Издан целый альбом произведений Черчилля, выполненных в стиле реализма и импрессионизма. Наиболее известны его «Портрет жены Клементины», «Черные лебеди на пруду», «Розы», «Беседка в Бленеме».

Истинное наслаждение получал уже немолодой художник, рисуя в Марокко. Как-то во время конференции в Касабланке в 1943 году он уговаривал Рузвельта: «Проделать такой длинный путь из Северной Америки и не увидеть Марракеш?» Он пообещал американскому президенту показать бесподобный закат солнца в Атласских горах. Рузвельт согласился. Они поселились на вилле Тейлор, а ближе к вечеру переместились на крышу. Сидя под открытым небом на диване среди шелковых подушек, Рузвельт вошел в роль: «Эй, я чувствую себя настоящим султаном... вы можете поцеловать мне руку, дружище», — и протянул ее Черчиллю. Однако история умалчивает, что же ответил на это Уинни.

Президент США уехал на следующее утро, а Черчилль пробыл там еще два дня, рисуя до самозабвения. Картина, которую он вскоре послал Рузвельту, называлась «Минарет мечети Катубия». Это была его единственная картина, созданная за время войны.

Большинство произведений художника Черчилля принадлежат его семье, картины до сих пор висят на стенах загородной резиденции бывшего премьер-министра в графстве Кент. Произведения политика-художника выставлены в галерее Тэйт в Лондоне, Метрополитен-музее в Нью-Йорке, Смитсоновском институте в Вашингтоне, Музее искусств Сан-Паулу (Бразилия). Одна картина находится в частной коллекции премьер-министра Объединенных Арабских Эмиратов шейха Мохаммеда аль-Мактума, а «Мост в палладианском стиле» украшает частную коллекцию королевы Елизаветы ІІ. Сегодня на аукционе «Сотбис» за работы Черчилля дают от 250 до 300 тыс. фунтов.

Увековеченная мудрость

Стиль жизни великого британца был далек от строго размеренного по часам. Поскольку спать он ложился во втором часу ночи, то утром позволял себе встать немного позже. Свежие газеты, донесения, документы на подпись нередко прочитывались еще в постели. При кажущейся неторопливости он успевал много писать — книги, статьи, речи. 43 книги, изданные в 72 томах, — таков результат размышлений о судьбах мира и народов. Творения, которыми до сих пор зачитываются молодые (и не совсем) политики, пытаясь найти ответы на многие вызовы современности. В 1953 году Черчилль был удостоен Нобелевской премии в области литературы.

Когда Черчилль умер в возрасте 91 года, были организованы государственные похороны, которые устраивают в исключительных случаях. Такой чести перед ним не удостаивался ни один премьер-министр Великобритании — так много сделал он, служа своей стране и народу. Как одного из наиболее выдающихся государственных деятелей его могли похоронить в соборе Святого Павла в Лондоне, где покоятся великие герои Британии — адмирал Горацио Нельсон и герцог Веллингтон, победивший Наполеона. Но Черчилль завещал похоронить его на скромном кладбище, рядом с родителями и братом неподалеку от родового гнезда — Бленемского дворца, в пяти милях от Оксфорда.

Черчилль не любил Сталина, и совсем не из-за разницы в происхождении. Он не уважал советского тирана как недалекого и примитивного человека, уничтожившего миллионы людей ради самоутверждения. Черчилль никогда не встречался с Гитлером, не хотел он видеться и со Сталиным. Но время было военное, и эмоции пришлось отложить в сторону. Для свержения Гитлера премьер-министр Великобритании как мудрый политик согласился на ситуативный союз с советским вождем – Тегеранская и Ялтинская конференции свидетельствуют об этом. В Чартвелле, резиденции Черчиллей, до сих пор хранится подарок Сталина в память о Ялтинской конференции — большая хрустальная ладья, оправленная в серебро. Хотя, говорят, Черчилль предпочитал тогда совсем другое — он просил, чтобы ему подарили скульптуры каменных львов, которые украшают вход в Ливадийский дворец. Они так напоминали ему Англию. Но поскольку это нарушило бы внешний дизайн дворца, ему в таком подарке отказали.

Сэр Уинстон ненавидел коммунизм и не скрывал этого. «Социализм — это философия провала, торжество невежества, проповедование зависти, — считал он, — а его неотъемлемое достоинство — это равенство в бедности».

Поэтому вскоре после победы над Гитлером Черчилль ввел в политический обиход новый термин — «железный занавес» (разделительная линия в Европе, которая должна была оградить цивилизованные государства от навязывания им «светлого будущего»). Это ставило выразительную точку в отношениях Черчилль–Сталин. А речь в Фултоне, объявляющая «холодную войну» коммунизму, тем временем открывала новую страницу в мировой истории.

Из этого политика так и не получился художник

Развивая тему о политиках и их малоизвестных талантах, упомяну еще об одной персоне — Адольфе Гитлере. Хотя в молодости Гитлер не раз и заявлял, что не хотел быть художником — просто зарабатывал на жизнь рисованием, у него, похоже, были амбиции прославиться таким способом. Он дважды безуспешно пытался поступить в Академию искусств в Вене. А потом, отчаявшись, собрал все свои ранние рисунки и продал одному еврейскому торгашу.

Некоторые художества Гитлера — 21 небольшая картина (акварели, рисунки) — нашли случайно в старом чемодане на чердаке бельгийского дома, недалеко от места, где он воевал во время Первой мировой. Выставляли их на аукционе в одном британском графстве, однако ценителей искусства этого художника оказалось крайне мало — разве что из-за фамилии. Две его небольшие акварели 1911–1912 гг. хранились в Иране — Гитлер подарил их послу этой страны. Творческое воображение автора и гамма цветов его произведений не идут ни в какое сравнение с работами британского премьера.

?

* * *

...В художественной мастерской Черчилля в Чартвелле до сих пор, кроме красок и кисточек, на столе стоит тяжелый стакан с виски и пепельница с сигарой. Впечатление, что художник ненадолго вышел и вот-вот вернется. На стенах развешаны десятки пейзажей, натюрмортов, портретов — творения, ставшие непреодолимой страстью политического деятеля мирового масштаба, которого мы узнаем по жесту «V», вечной сигаре, человека, которому было под силу изменить ход истории.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно