ПАСТЫРЬ-ХИРУРГ

29 декабря, 1995, 00:00 Распечатать

Архиепископ-хирург... Какое странное словосочетание. Войно-Ясенецкий Валентин Феликсович (1877 - 1961) -...

Архиепископ-хирург... Какое странное словосочетание.

Войно-Ясенецкий Валентин Феликсович (1877 - 1961) - профессор, доктор медицинских наук, выдающийся хирург, автор классической монографии «Очерки гнойной хирургии», удостоенной Государственной премии, ведущий хирург эвакогоспиталей в Красноярске и Тамбове во время Отечественной войны.

Он же - архиепископ Лука, крупный религиозный деятель русской православной церкви, архиепископ Красноярский, затем Тамбовский и Мичуринский, Симферопольский и Таврический, автор книги «О духе, душе и теле» и одиннадцати томов церковных проповедей.

Р од Войно-Ясенецких

происходит из обед-

невших дворян. Отец Валентина Феликсовича был фармацевтом, содержал аптекарский магазин. Валентин учился в Кишиневской, затем в Киевской гимназиях. Обладая ярким дарованием в живописи, окончил Киевское художественное училище. Любил рисовать этюды с видами Киево-Печерской лавры, делал натурные зарисовки паломников. Любовь к форме и тонкое понимание ее вылилось в увлечение анатомией, когда движимый идеями народничества, вместо Академии художеств, он поступил на медицинский факультет Киевского университета Святого Владимира. Получив диплом, он отклоняет возможность продолжить научную работу в университете, считая, что больше пользы своему народу принесет, служа ему непосредственно.

Валентин уходит добровольцем с Киевским лазаретом Красного Креста на русско-японскую войну, работает хирургом в клиниках города Читы, земским врачом в различных губерниях царской России. Как водилось в те времена, при недостатке врачей ему приходилось быть хирургом и акушером, гигиенистом и терапевтом, стоматологом и педиатром. Он мастерски оперировал на желчном пузыре и головном мозге, кишечнике, желудке, почках, на нервах и суставах... За год проводил более тысячи операций, часто при отсутствии элементарных условий.

Однако убогость земских больниц не погубила в нем исследователя. Он организовал специальную лабораторию, на собственные деньги приобрел микроскоп и другое оборудование. В результате упорного труда был разработан новый метод местного обезболивания, опубликованный в монографии «Региональная анестезия», защищенной им в 1916 году на степень доктора медицины.

Бывшие соратники Войно-Ясенецкого единодушно восхищались его талантом ученого и хирурга-практика, отмечая, что действия его рук при операциях были необыкновенно точны, соразмерны и даже виртуозны, поражали присутствующих блестящей хирургической техникой. Говорили, что он хирург от Бога. Операции были его стихией.

Способствовала его таланту и врожденная богатырская натура. Высокий, сильный человек, он говорил негромко, глуховатым голосом, но сразу овладевал вниманием аудитории. Валентин Феликсович всегда был внутренне спокоен. Его многое волновало и возмущало, но никто никогда не видел его в гневе или в раздражении. Он был кристально честным человеком и никогда не поступался своими взглядами, даже если это было чревато неприятностями.

В личной жизни первые годы женитьбы был счастлив. Жена - красавица, медсестра, отказавшая всем претендентам на ее руку, горячо полюбила молодого обаятельного врача.

В 1916 году Валентин Феликсович переезжает с семьей в Ташкент в надежде поправить пошатнувшееся здоровье жены в новых климатических условиях. Но прогрессирующий туберкулез вскоре уносит ее из жизни, и Валентин Феликсович остается один с четырьмя детьми, старшему из которых двенадцать, а младшему шесть лет.

Будучи глубоко верующим человеком, он сам всю ночь отпевал свою жену. Вдруг при чтении Псалмов его поразили слова текста: «Вселяет неплодную в дом матерью о чадах веселящуся».

Без малейшего сомнения он воспринимает потрясшие его слова как указание Божье на его операционную сестру Софью Сергеевну, которая была бездетной вдовой. Выслушав взволнованный рассказ Валентина Феликсовича о случившемся, она согласилась исполнить Божье повеление о ней. Человек необыкновенно мягкой души и любвеобильного сердца, она вырастила детей фактически одна в тяжелейших условиях разрухи и голода гражданской войны и в последующих испытаниях, выпавших на долю этой семьи. Софья Сергеевна заменила детям мать, но не стала супругой - таков был уговор.

С этих пор Войно-Ясенецкий полностью посвятил себя медицинской и религиозной деятельности. Осенью 1920 года он получает кафедру хирургии и анатомии в Ташкентском университете. Слушать его великолепные лекции приходили не только студенты, но и многие городские врачи.

В это время он много работает над своей фундаментальной монографией «Очерки гнойной хирургии». Как ученый, он был материалистом и основное предпочтение отдавал фактам. Будучи главным врачом городской больницы, много оперировал. В предоперационной он повесил икону и перед каждой операцией произносил короткую молитву, затем крестил пациента, если он был христианином, и лишь после этого произносил: «Скальпель!»

В Ташкенте было известно, что главный хирург города «отстаивает» все обедни и всенощные по субботам и воскресеньям и в православные праздники. Сотрудники, поначалу шокированные таким поведением шефа, постепенно привыкли и расценивали это как чудачество.

В 1921 - 23 годах шла жестокая и бескомпромиссная борьба революционной России с церковью. Арестовывали и расстреливали тысячи священников, закрывали и громили храмы. По стране катилась мощная волна антирелигиозной пропаганды: лекции, спектакли, вскрытие мощей, вакханалии комсомольцев с пением оскорбительных для верующих частушек, сжигание чучел монахов и священников.

И в это страшное время, когда некоторые священнослужители, спасаясь, уходили в мирскую жизнь, Войно-Ясенецкий становится священником, а через некоторое время принимает монашеский обет и сан епископа с именем Луки в честь апостола-евангелиста, который был художником и врачом.

Конечно, сослуживцы и студенты возмущенно осуждали его, не в состоянии понять такой поступок.

Он верил в христианский гуманизм и был убежден, что только идеи Нагорной проповеди Христа способны победить и преодолеть трагедию социальных катаклизмов и стихию зла.

Советская власть восприняла поступок Войно-Ясенецкого как вызов диктатуре пролетариата. Его неоднократно вызывали в ГПУ, требуя отречения от религии, так как положение ученого-хирурга было не совместимо с его церковной деятельностью. Но епископ Лука оставался непреклонным.

В этом же году он был арестован и провел три года в ссылке в Красноярском крае. В 30-м году второй арест - тюрьма, ссылка на север. Третий арест в 37-м году - круглосуточный допрос в течение тринадцати дней о вымышленной контрреволюционной деятельности и снова ссылка в Красноярский край.

Где бы ни находился епископ Лука, он продолжал исцелять людей как врач и помогать им духовно как пастырь. Он не испытывал неприязни к людям иной национальности, иноверцам, атеистам. Всем оказывал помощь и никому не навязывал своего мировоззрения. Но не все окружающие его на воле и в заточении с пониманием и уважением относились к его религиозным проявлениям. Допускались насмешки, оскорбления, случались разные инциденты, даже драматические - вплоть до жестоких побоев и угроз физического уничтожения.

Вторая мировая война застала Войно-Ясенецкого в красноярской ссылке. Сразу же начал просить работу в любом госпитале, но и о нем вспомнили как о крупном специалисте и назначили главным хирургом красноярского эвакогоспиталя. В стране прекратилось преследование верующих и духовенства, начали служить уцелевшие церкви. Вновь избранный Святейший синод в Москве назначает Войно-Ясенецкого архиепископом Красноярским.

По окончании ссылки в 1943 году церковный патриархат переводит его на должность архиепископа Тамбовского и Мичуринского.

В Тамбове он совмещал церковное служение с работой главного консультанта и хирурга в госпитале для тяжелораненых. Там ему была вручена Государственная (Сталинская) премия за научные труды. Из двухсот тысяч рублей премии он сразу же перечислил сто тридцать тысяч сиротам войны и, наконец, смог оказать поддержку и своим детям.

В мае 1946 года его назначают архиепископом Симферопольским и Таврическим. К нему пришли известность и признание, но уходило здоровье, подорванное одиннадцатью годами ГУЛАГа. Терялось зрение, мучил диабет. И никто не мог ему помочь, даже «глазной волшебник» Филатов, с которым они были большими друзьями и единомышленниками.

Несмотря на преклонный возраст и болезни, епископ Лука прилагал все силы для сохранения высокой духовности во вверенной ему епархии. Как раньше в клинике, так и теперь дома он бесплатно в любое время суток принимал больных, которые шли и ехали к нему отовсюду.

Войно-Ясенецкий умер летом 1961 года в Симферополе. Прощаться с ним пришли тысячи людей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно