ОКТЯБРЬ. ТАРАСЮК

6 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №39, 6 октября-13 октября

Я не выспался. Этого следовало ожидать — я волынил с дневниковой записью до воскресенья, хотя точно знал, что в понедельник ее нужно отправить в редакцию...

Я не выспался. Этого следовало ожидать — я волынил с дневниковой записью до воскресенья, хотя точно знал, что в понедельник ее нужно отправить в редакцию. Со мной всегда так: я тяну, когда чувствую себя неспособным что-то выразить более-менее занятно. Быть может, я выбрал не ту тему. Я же решил ориентироваться на собственные впечатления и настроения. Казалось бы, тема Тарасюка меня должна была обеспокоить и вызвать определенные мысли; по крайней мере, когда мне сказали о его отставке, — а это произошло на борту самолета, по пути в Киев, — я очень расстроился и даже решил, что, когда прилечу в Борисполь, позвоню Борису Ивановичу домой и скажу... Что скажу? Что лучшего министра иностранных дел в Украине не было?

Я не позвонил. Во-первых, потому что никогда не звонил Тарасюку домой, во-вторых, потому что не был уверен, что он вообще сегодня ждет поддержки, в-третьих, потому что чувствовал некую фальшь во всей этой ситуации. Уже на следующий день, когда на конференции «Россия—Украина— Польша» меня попросили прокомментировать это событие и назначение Зленко, я отнесся к нему как к обычному кадровому решению, которое едва ли что-то серьезно изменит... Первая мысль — посвятить этому дневниковую запись — исчезла сразу и надолго. Почему же я к ней возвратился? Да потому, что я идиот. Я всегда прислушиваюсь к советам. Я должен был бы отдавать себе отчет, что для моих коллег — просто для большинства людей, с которыми я общаюсь, — отставка Тарасюка — все-таки событие. Они будут ее обсуждать, обсасывать, писать о его роли в истории украинской дипломатии. Я и сам написал в интернетовский «Русский журнал» целых три страницы, а мог бы написать еще десять. Вот только дневниковая запись у меня получилась советской-советской: так паралитические ветераны Гражданской войны рассказывали о том, что у них была возможность пообщаться с Семеном Михайловичем Буденным, и оказалось — он такой открытый и душевный человек. Даже странно, что он столько лет просуществовал рядом с Иосифом Виссарионовичем и Вячеславом Михайловичем... Впрочем, Иосиф Виссарионович тоже великий человек, хоть и не такой душка.

Правда же заключается в том, что я знаком с Борисом Тарасюком в течение десяти лет, но на самом деле ничего о нем не знаю как о человеке. Быть может, это потому, что он слишком профессиональный дипломат, быть может потому, что так сложились наши отношения, — неважно. В любом случае, я точно знаю, что реагировать на это событие — дело совершенно неблагодарное: о нем поговорят в МИДе, напишут в газетах да и забудут. Трагедия как раз в том, что Тарасюк был не самым худшим министром — с представительской точки зрения. И что с того?

Когда-то, еще при Кравчуке, я написал в «Независимую газету» текст, в котором пытался прокомментировать внешнеполитические усилия нашего первого президента. Заканчивался он словами, что для их успеха не хватает мелочи — самой внешней политики. За эти годы многое изменилось. МИД переехал из маленького домика на Липках в мастодонтную резиденцию нашего знаменитого комсомола, украинские дипломаты научились носить костюмы, и среди них даже появились интеллигентные молодые люди, которые просто имеют вид настоящих европейцев. Документы, концепции, замечательное до бестолковости слово «многовекторность»... Вот только самой внешней политики как не было — так и нет. И не может появиться, хоть десять Тарасюков назначай министрами и меняй пятью Зленко!

На конференции в субботу кто-то метко сказал, что внутренняя ситуация в Украине похожа на российскую, а внешняя политика — на польскую. Я точно знаю, что так не бывает. Для того, чтобы наши дипломаты не казались белыми воронами на дипломатических приемах даже тогда, когда начинают одеваться от английских портных, а не от киевской швейной фабрики, нужно, чтобы все мы хотя бы понимали разницу между этими двумя костюмами, я уж не говорю — имели возможность их приобрести. Нужно, чтобы руководство этой страны рассматривало власть не как инструмент для решения собственных проблем, а именно как политическую деятельность. Дело не в том, что мы имеем дело с государственниками, живущими по правилу «после нас — хоть потоп». Дело в том, что они так жутко боятся потопа, что превратили всю страну в обыкновенное болото — все стоит, лягушки квакают, потопа не будет. Можно быть в такой ситуации одаренным дипломатом или честным журналистом, можно уверить себя, что на болоте тоже есть жизнь и его стоит развивать, — что мы и делаем. Только не стоит считать, что наши навигационные новости могут что-то серьезно изменить и кое-кого серьезно обеспокоить. А если возвратиться к теме министра иностранных дел — то нам и с ним повезло, и с его преемником. Как и с многими чиновниками, которые своим цивилизованным видом и умными словами о реформах, демократии и Европе прикрывают пустоту, которая начинается от их кабинетов и тянется аж до наших западных и восточных границ...

Виталий ПОРТНИКОВ

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно