ОБИДЧИВ КАК РЕБЕНОК

15 августа, 2003, 00:00 Распечатать

Все мы многократно переживали обиду и наблюдали за обиженным человеком. Каждый хотя бы раз в жизни сам обижал кого-то и отмечал про себя, как непривлекательно выглядит тот, кто умышленно доставляет боль ближнему...

Все мы многократно переживали обиду и наблюдали за обиженным человеком. Каждый хотя бы раз в жизни сам обижал кого-то и отмечал про себя, как непривлекательно выглядит тот, кто умышленно доставляет боль ближнему.

«Обидно!» — в сердцах говорим мы, когда нас не поняли, подвели, задели за живое, воспользовались нашим доверием, «проехались» по нашим слабостям. В такой момент человек беззащитен, ведь он не ожидает по отношению к себе подобного выпада.

Обиженный человек производит впечатление подавленного, ошарашенного. Хронически обиженные ходят с выражением непризнанного величия, непонятой личности или вечного страдальца. Не имея возможности взглянуть на себя со стороны, мы не замечаем или попросту не видим всей неприглядности, нелепости своей обидчивости. Носимся с ней, как с дырявым зонтиком во время дождя, с оскорбленным видом ожидая, что виновные пожалеют нас, попросят у нас прощения, раскаются в содеянном.

Обида — это ощущение себя униженным и оскорбленным. Люди чаще всего обижаются на слова и действия тех, кого они любят, кому открывают душу и сердце, кто, как им кажется, должен простить им слабости и защитить. А это — позиция ребенка. Обидные, оскорбительные, досадные слова близких людей особенно болезненны. Обиженные люди искренне считают, что их несправедливо обошли вниманием и сочувствием. И, конечно же, им в голову не приходит попытаться понять своего обидчика, его мотивы, простить ему неосторожное слово, о котором тот, возможно, через минуту уже и забыл. А оскорбившийся запомнил и копит обиду, тут уж можно говорить о злопамятности.

Наиболее короткий и безболезненный выход из состояния обиженности предлагается в известном выражении: «Обидно, досадно, но ладно!». Забыть, отрезать обиду, не акцентировать свое внимание на этом чувстве, не застревать на нем.

Вспомним, как маленькими детьми, обидевшись на родителей, кто-то представлял свои похороны, слезы и рыдания бьющейся в неутешном горе матери, скорбящего отца или других обидчиков. Как несовершенное, слабое, обиженное «Я» с удовольствием представляло свое растерзанное тело под колесами автомобиля или безжизненно болтающимся на безучастных морских волнах. Вот так им всем и надо! Пусть поплачут! Будут знать, как обижать меня! Такого славного, хорошего, милого, доверчивого!» — и чистые сверкающие слезинки на глазах незаметно сменяются опасными огоньками мести, кровавого отмщения… самым близким и любимым.

К агрессии и аутоагрессии более склонны «застревающие» личности. Они долго страдают от нанесенных им обид и не забывают их. Болезненные переживания иногда приводят к навязчивой идее о намерении окружающих причинять им боль, что может привести к неврозам и психопатиям.

Обида опасна тем, что она как хамелеон меняет окраску от страдальческой до боевой. Мимикрирует от казалось бы безвредной подавленности к затаившейся или явной угрозе своей или чужой жизни. Такое состояние способно довести человека до саморазрушения. Так, пожилая женщина, обидевшись на дочь за то, что та не прибрала в квартире, рьяно начинает уборку, при этом резко наклоняется, умышленно игнорируя усиливающуюся боль в области сердца: «Сама все сделаю! Пусть мне будет хуже! Пускай даже упаду, умру, здесь, на полу, у нее на глазах! Хоть почувствует свою вину!». Может, потому говорят «На обиженных воду возят», что им самим хочется нести эту мученическую роль?..

Горечь обиды не дает простить оплошность другого человека, который, быть может, и не хотел обидеть, полагая, что сказанное им будет воспринято как шутка или то, над чем стоит критически поразмыслить. Обида заставляет думать, что другие во мне что-то не оценили, спустили меня с той высоты, на которую сами же и подняли, потакая моим слабостям или преследуя свои корыстные цели. Значит, обида тесно соседствует с зависимостью от других людей и их мнения, с отсутствием автономности, внутренней силы, позволяющей опереться на собственную оценку и совершить ответственный, самостоятельный выбор. С самооценкой, которая у обиженного, как, кстати, и у обижающего, как правило, неадекватная (ведь чаще обижает тот, кто сам уязвлен).

Обида — это всегда боль, страдание. Взрослому легче осилить эту беду, логически расставив все на свои места, оценив по-новому ситуацию, отношения с человеком, который нанес удар, а также себя самого. Мысль «В общем-то он прав и я зря обиделся» или «Она не уяснила ситуацию, поэтому нет смысла за это на нее обижаться» приходит как озарение, после чего на сердце становится легко и спокойно, и человек начинает думать и действовать конструктивно.

Но такой анализ и выводы вряд ли доступны ребенку. Скажите ему, например, так: «К тебе отнеслись несправедливо, тебя оскорбили, обидели, и ты чувствуешь себя очень плохо. Но не будоражь в себе это чувство. Ведь оно тебя ослабляет, хочется плакать и начинаешь думать, что ты ничтожество или очень несчастный человек. А ведь это не так. Подумай, скорее всего, другой не понял тебя или не разобрался в том, что произошло. Вероятно, он сам сожалеет о случившемся. Попытайся как бы со стороны посмотреть на ситуацию, увидеть свои и чужие ошибки. Прости себя и своего обидчика. И тебе обязательно станет легче».

Ребенку нужно помогать познавать мир и себя и не усугублять его состояние новыми обидами. Своим милосердием к детям мы вызываем ответное милосердие к нам. Не обиженный не обидит. Не подкошенный, не уязвленный ребенок не станет в будущем болезненно реагировать на критические замечания или колкости и оскорбления других людей. Иммунитет от обиды — здоровая самооценка, умение более полно оценивать себя, свои возможности, других людей и жизненную ситуацию, защищать свою позицию, способность прощать и любить — позволит ему не обижаться. Этого достичь непросто, но к этому нужно по крайней мере стремиться.

«Обидно!» — сетуем мы и на обстоятельства, которые по воле случая сложились не в нашу пользу. Такая «безличная» обида переживается человеком легче, чем обида, нанесенная другими людьми, и даже порой выступает стимулом что-то изменить в данной ситуации. Такая обида-огорчение не исходит от некоего лица, которое можно обвинить в своих неудачах и страданиях, тем самым парализуя собственную волю к творческому развитию.

Иногда люди прибегают к «игре в обиженного». В самых разных целях. Например, для отстранения от себя, своей жизни и материальных благ «бесчувственного» родственника. «Я обижен на своего сына и невестку за то, что они не помогают мне по хозяйству. Пусть покрутятся в жизни без родительской помощи, хлебнут трудностей, как мы в молодости!». От такой «игры» становится только холодно, и вечно «надутые» друг на друга родные люди постепенно становятся чужими.

Любая обида — еще один жизненный урок, из которого нужно что-то понять о себе, о других людях, о мире. Это как очищающее испытание человека на терпимость, способность посмотреть на себя со стороны, освободиться от претензий к жизни, прощать других людей и любить их. Тогда обида, едва коснувшись нас, побежденно отступит, утратив свое раздутое величие, и к вам вернется душевное равновесие.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно