Назови меня сукой, мамочка

24 февраля, 2012, 14:28 Распечатать Выпуск №7, 24 февраля-2 марта

Что делать с матом, если он оскорбляет? Выбор, когда значительная часть общества «матом разговаривает», небольшой.

© liveinternet.ru

— Собираем игрушки, чистим зубки и ложимся спать, — обращаюсь к четырехлетней дочурке.

— Заинька, милая, утром в садик, давай, котик, игрушкам тоже надо отдыхать, — заглядываю еще пару раз в комнату к заигравшейся дочке и, наконец, говорю в сердцах, — ну, я не знаю, как тебя назвать…

— Задница или сука, — услужливо подсказывает малютка, не прерывая своего занятия.

Подавившись собственным вдохом, начинаю судорожно вычислять: когда, при каких обстоятельствах, от кого могла слышать она эти слова. Ну, конечно, — родное телевидение, — оттуда «ноги растут». Вчера с мужем смотрели американский боевик, а дочка крутилась рядом.

Знакомый психолог посоветовал «не акцентировать внимания на плохих словах, и пройдет, как все детские болезни». Действительно, «плохих» слов от дочки больше не слышала. А вот на улицах стало «матерно». Пробираешься домой как по минному полю: то здесь «рванет», то — там…

Разговариваем матом

Есть в нашем парке место: две лестницы соединяются над каменной стеной, сверху и в нише — лавочки. Облюбовала их молодежь из местного ПТУ. Как только пригреет солнышко, собираются они здесь, как пингвины на острове, с пивом и сигаретами. Ежедневно, возвращаясь с работы, при приближении к замусоренному «пятачку» вначале слышу гул из-за деревьев, мирный такой, даже уютный, — так, если бы в лесу гудел рой насекомых. Потом из-за деревьев открывается панорама, слышу смех и начинаю различать голоса, а затем и слова, остро приправленные матом, а точнее — сплошной мат. Всякий раз стараюсь скорее это место «проскочить». Заметила, ускоряют шаг и другие. Правда, как-то благообразный дедушка остановился, дабы воззвать к совести «распустившейся молодежи». Смеялись над ним, как над клоуном, а когда надоел и стал раздражать — послали (трех-пяти — не сосчитать этажей) матом. В нравоучениях никто не преуспел…

Задалась вопросом, почему мат одним — «нормально», а меня и «благообразного дедушку» оскорбляет. Психологи говорят: мат употребляют, чтобы отличать «своих» от «чужих». «В определенных социальных группах матерятся без мысли и даже без чувства. Сигналы связи, визитные карточки: матом мы не ругаемся, мы на нем говорим», — пишет, к примеру, Владимир Леви в своей книге «Нестандартный ребенок». Матюг автослесаря Тютькина в зависимости от тона может означать 36 наименований деталей автомобиля. Есть люди, которые без мата вообще плохо понимают, что им говорят. Вероятно, поэтому американский инженер Фредерик Тейлор («отец» науки об управлении персоналом) требовал от своих мастеров, чтобы те специально учились ругаться, — чтобы эффективней объяснять задание рабочим.

Между тем, вышеупомянутый Владимир Леви предупреждает о «заразности» матерной лексики: «даже воспитанные на литературной речи, на классической музыке, на математической строгости в моральных вопросах, никогда ни одного недостаточно интеллигентного словца в семействе не слышавшие после «мат-тренингов» могут матюгаться автоматом». Из монолога его интеллигентного героя, попавшего после вуза на стройку: «Может, воспитали меня чересчур стерильно? Может, чего-то не постигаю? А если попробовать овладеть предметом?.. Попробовал: муть, дрожь под ложечкой. Попробовал еще раз: стошнило… После трех месяцев не могу удержаться ни с родителями, ни с любимой. В интимные моменты она затыкает уши и, блин, не верит, что я, блин, по обеим родительским линиям, блин, дворянин седьмого колена…» 

Великий и могучий русский… мат

«Красивую религию придумали индусы», — пел Высоцкий. У русских, оказывается, была красивее. «Русский мат, — такое сейчас часто можно услышать, — восходит к славянским заговорам». «Произносили мат при обращении за помощью к магической силе, содержащейся в половых органах. Употреблять святые слова можно было только 16 дней в году». 

В Советском Союзе, как известно, таких слов нельзя было ни произносить, ни писать. Но в шестидесятые годы, еще задолго до перестроечных девяностых, когда мат «вошел в моду» и исследователи кинулись его изучать (и, даже, предлагали «легализовать»), собрать все матюги и записать отважилась Татьяна Ахметова. Сначала защитила по теме кандидатскую диссертацию, которая сразу же была отправлена в спецхранилище Ленинской библиотеки и выдавалась только по спецразрешению органов. Позже появилась и «книга не для слабонервных». В предисловии к изданию профессор так и предупреждает: «Вы держите в руках толковый словарь русского мата. Помните, что в нем только матерные, похабные, нецензурные слова. Иных не встретите!». 

До того, как «соромную», «непристойную», «непечатную» лексику советские цензоры изъяли, была она и в словаре Владимира Даля. Интересно, что по поводу внимания Даля к таким словам Бодуэн-де-Куртенэ, редактор посмертного издания словаря, отмечал: «Если слово есть, оно должно быть в словаре, а как его употребить, зависит от уровня культуры говорящего».

Не во всех языках для ругательств используют «генитальную» тему. Для японцев равнозначно мату простое поминание грязи и уродства, само опущение вежливых оборотов, которых в языке японцев, исключительно вежливых людей, очень много. Выражение «уйди с глаз моих!», сказанное в приказной форме с экспрессией, будет аналогом известному русскому посылу. В рекомендациях по переводу ругательств на японский язык я прочитала такие: «употреблять повелительные формы и посильнее рычать». Хотя Япония и «обижена» с точки зрения количества «ругательного арсенала», в неспокойные времена, как сейчас, и здесь ругань все чаще выплескивается наружу. 

На поле брани 

Но настоящей проблемой матерщина стала для российской армии. С этого года здесь решили за нецензурную брань наказывать лишением премии и понижением в звании. Говорят, средняя длина команд в армии на английском языке короче, чем та же, сказанная на русском, не потому ли русские бойцы их «сокращают», — спрашиваю киевского аналитика, в прошлом профессионального военного Владислава Кораблина. 

— Всегда во время ведения боя два-три матерных слова с успехом замещали командные конструкции в 18—25 слов, — комментирует Владислав. — Но мат раньше не был нормой среди военных в мирное время. Иллюстрацией может быть роман Леонида Соболева, в свое время запрещенный, «Капитальный ремонт». Он великолепно отражает отношения между офицерским и личным составом царского флота. Тогда действительно была кастовость. Офицеры в мирное время не позволяли себе ругаться матом. Они могли сказать: «Голубчик, какой ты, однако же, верблюд». В период ведения боя никто голубчиком друг друга, естественно, не называл… Но ругаются не только военные. По исследованиям, все представители «стрессовых» профессий, среди них — хирурги, журналисты...

«И летчики», — вспомнилась катастрофа под Смоленском 2010 года. На сайте еженедельника Polityka.Pl было обнародовано содержание черного ящика из потерпевшего аварию самолета. В напряженных переговорах звучала нецензурная лексика как с русской, так и с польской стороны. Последнее слово было польского пилота, и это слово было — «ку-у-рва»…

«Необычность» военной речи американский ученый (в первой профессии редактор Playboy) Роберт Антон Уилсон  соотнес с психологией приматов. Ученый выделил у людей восемь нейрологических контуров (уровней развития мозга человека). Более поздние контуры есть лишь у отдельных представителей человечества. Первые четыре, «древние и консервативные», присутствуют у всех людей. А первые два — у всех приматов. Второй контур, «анальный эмоционально-территориальный», отвечает за «территориальные правила, иерархию в стае и борьбу за власть». Животные метят свою территорию экскрементами, люди «метят»… словами. «Одомашненные приматы», сражаясь за территорию, всегда используют «анальные оскорбления», указывает Уилсон в своей книге «Прометей восставший (Психология эволюции)».

«Одним из наиболее почитаемых в Королевстве Франков был генерал Канбронн. Он заслужил такое уважение за ответ, который дал, когда ему предложили сдаться в битве при Ватерлоо, — Merde. Менталитет генерала Канбронна был типичным менталитетом альфа-самца, принадлежащего к военной касте. Когда приматы начинали воевать или прибегали к другим видам насилия, они всегда говорили, что собираются сделать из противника «кучу дерьма»…».

История табу на мат

Доискиваясь причины, почему мат стал звучать чаще, я уяснила для себя следующее. В кризисные времена, а такие мы сейчас переживаем, происходит «выплеск» ненормативной лексики. Внутренний дискомфорт, неудовлетворенность, бесперспективность, неверие, если такие негативные процессы в обществе доминируют, доминирует мат. Как только ситуация нормализуется, сужается область его применения.

«Живучесть» мата писатель Евгений Лукин объясняет тем, что «русский мат на много веков старше современного языка, он звучал еще в древнерусском». (Не потому ли при амнезии человек все же может помнить ругательства на родном языке, и, таким образом, можно определить хотя бы национальность?) Современные исследователи-языковеды также считают, что матерная (обсценная) лексика имеет древние славянские и индоевропейские корни и не рассматривают всерьез бытующее в народе ненаучное представление о том, что обсценная лексика была заимствована русскими из татарского во время татаромонгольского ига.

Возникновение табу на мат по большей части связано с попытками Петра интегрировать Россию в европейский контекст — экономический, политический и культурологический. Европеизация началась с высшего сословия. До этого и бояре, и цари свободно использовали такие конструкции, при помощи которых старший объяснял младшему, что он «знал его маму» еще до того, как тот появился, и этим подчеркивал свой статус. При Петре знать заговорила на голландском, позже — на французском. Именно тогда мат приобрел ту смысловую нагрузку, которая существует сейчас — это плохо, нельзя. 

Мат был табуирован, более того, «выдавлен» в нижние слои общества. На протяжении веков происходила идентификация: высшие слои общества и низшие, в том числе и в языке. Элитарная культура и массовая. Это не означало, что высшие слои не ругались. К примеру, существовала целая отрасль литературы, в которой писали исключительно матом. Но это был своеобразный протест или кич… Элитарная культура развивалась и «подтягивала» культуру массовую. В период кризисов ломалась в первую голову, начинали доминировать социальные табу и в языке, и в поведении. 

Специалисты поэтому отмечают, что главная проблема сегодняшнего общества все же не мат, а засорение языка. Слова «типа», «я в шоке», «по ходу», «реально»,.. не несущие смысловых нагрузок, отражающие общее падение интеллектуального восприятия реальности. 

Что делать с матом, если он оскорбляет? Выбор, когда значительная часть общества «матом разговаривает», небольшой. Как — если «вступил в дерьмо» — вытереть обувь и шагать дальше. Хотя в Украине употребление мата в общественных местах (а теперь и в Интернете) наказывается как мелкое хулиганство (статья 173 Административного кодекса Украины предусматривает арест сроком на 15 суток, если нет средств для оплаты штрафа). Но, как объяснил знакомый юрист, наказать и за мат, и за другие оскорбительные высказывания весьма проблематично, поскольку оценочное это суждение или оскорбление, рассудить может только суд. К примеру, человека можно назвать дебилом, это будет оскорбление. Но если сказать: ты поступил по-дебильному, это — оценочное суждение, за которое в законодательстве наказания не предусмотрено. Такая же ситуация с неопределенностью определений и в России, о чем указывает Михаил Горбаневский, шкалой подсчета морального ущерба которого негласно пользуются все юристы на постсоветском пространстве. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно