Май. Машеров

20 мая, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №19, 20 мая-27 мая

К 60-й годовщине Победы белорусский президент Александр Лукашенко избавился в центре Минска от про...

К 60-й годовщине Победы белорусский президент Александр Лукашенко избавился в центре Минска от проспекта Петра Машерова, бывшего первого секретаря ЦК компартии Беларуси и одного из известнейших руководителей республики советских времен. На первый взгляд решение нелогичное. Лукашенко старается культивировать в сознании собственного населения ностальгию по советским временам, он не только законсервировал экономическую модель прошлого, но и заставил белорусов отказаться от собственной символики в пользу символики советской. Он постоянно напоминает, каким прекрасным государством был Советский Союз и проливает крокодиловы слезы по погибшей империи. Да и вообще, Лукашенко — с этим все, наверно, согласятся и прежде всего сам белорусский президент — типичный «хомо советикус». А Петр Машеров, по крайней мере, в Беларуси — один из символов советских времен. Почему же Лукашенко решил перенести его проспект на окраину Минска? Правда, не только Машеровский — исчез и проспект Скорины. Но белорусский первопечатник — это, очевидно, понятно. Это один из символов белорусской культуры, откровенно чуждой Лукашенко. А вот Машеров...

Впрочем, если проанализировать логику действий белорусского президента, можно понять его нежелание ездить по проспекту бывшего первого секретаря. Во-первых, никакой советской Беларуси Лукашенко на самом деле не сохранил и тем более не построил. Он возглавляет режим, который только использует определенные идеологемы — величие, интеграцию на Запад или (либо также) на Восток, демократию, особый путь и т.п. — для сохранения и обогащения номенклатурной прослойки и приближенных к этому кругу бизнесменов. Белорусская модель отличается от российской или украинской разве что полным отказом от корней как таковых. Поэтому для Лукашенко опасен не только Скорина. Опасен для него и Машеров.

Когда Машеров возглавлял Беларусь, ни у кого не было сомнений в индивидуальности «третьей» союзной республики. Более того, в представлении белорусов — и не только их — существовал образ иного, чем в соседних республиках, партийного руководства — партизанского, фронтового, и уже потому способного понять проблемы обычного человека. Я сейчас далек от желания обсуждать то, насколько этот образ соответствовал реальности (хотя факт, что школьный учитель Петр Машеров стал Героем Советского Союза именно за участие в партизанском движении в годы войны, а не за сидение в номенклатурном кресле). Важно то, что образ сохранился. Что люди, по крайней мере, старшего поколения — а это и есть электорат Лукашенко — его запомнили. И понимают, что можно иначе. Проще говоря — можно быть лидером с другими глазами. Взгляните на портреты Машерова и Лукашенко — и поймете, о чем идет речь.

Вот о чем Лукашенко хотел бы заставить забыть белорусов. И вот о чем они никогда не забудут. Ведь людям вряд ли нравится отношение к ним, как к животным — даже если в хлеву тепло, уютно и проведено электричество...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно