Мария Зубрицкая: «Тенденции в нашем образовании вызывают тревогу»

27 декабря, 2011, 10:38 Распечатать Выпуск №47, 23 декабря-29 декабря

В то время, когда реформы Табачника возвращают украинское образование и науку во вчерашний день, наши соседи - поляки - решили догнать Гарвард.

В то время, когда реформы Табачника возвращают украинское образование и науку во вчерашний день, наши соседи - поляки - решили догнать Гарвард.

Так случилось, что и Украина, и Польша одновременно решили изменить свои законы об образовании. Только поляки задекларировали, что их реформа должна приблизить их к Оксфорду и Гарварду. А чего хотим мы? Об этом наш разговор с проректором Львовского национального университета им. Ивана Франко, кандидатом филологических наук Марией Зубрицкой.

- В октябре этого года в Польше начал действовать новый закон о высшем образовании, который должен изменить польские вузы так, чтобы они могли конкурировать на рынке ЕС. Работали над законом три года. У нас проталкивают законопроект, который лоббирует Минобразования. Что, по Вашему мнению, Украина могла бы взять с польского опыта?

- Прежде всего, я бы хотела обратить внимание на организационную культуру подготовки польского законопроекта и его широкое общественное обсуждение. Длилось оно три года, и все заинтересованные группы общества, власти и бизнеса публично высказали свою позицию по поводу изменений. Например, студенты имели возможность задавать вопросы через электронную почту министру науки и высшего образования Барбаре Кудрицкой, получая непосредственно от госпожи министра разъяснения.

Не говоря уже о том, что проект закона был размещен на всех сайтах популярных польских СМИ, и практически каждая польская газета о нем писала. То есть, в буквальном смысле этого слова, все польское общество было задействовано в публичной дискуссии: от формата индивидуального обсуждения известными педагогами, родителями, студентами до формата институциональных откликов, озвученных на различных конференциях, форумах и телевизионных дебатах.

Широкое общественное обсуждение - это красноречивое свидетельство новой культуры принятия стратегически важных документов в Польше.

Зато у нас, в Украине на протяжении года велись дискуссии над законопроектами, которые скорее напоминали fata morgan-у, поскольку длительное время даже профессиональные педагоги не могли понять, какой именно законопроект обсуждают, ведь они молниеносно появлялись и исчезали на сайте Министерства образования, науки, молодежи и спорта Украины.

Приведу свежий пример из прямого радиоэфира, в котором представителя студенческого самоуправления спросили, где можно прочитать о том, что плата за обучение, согласно новому законопроекту, не будет меняться на протяжении всего срока обучения. Ответ в контексте обсуждения звучала потрясающе: « Ну, еще нельзя, он будет через несколько дней на сайте ВРУ». Журналист снова спрашивает, а где Вы об этом прочитали? Ответ поразил: «Он был на сайте министерства»... Это яркая иллюстрация отсутствия конструктивного общественного диалога по таким важным вопросам как реформа высшего образования.

Второе, по моему мнению, не менее важное достижение Польши: Кабинет министров подал закон в Сейм еще в сентябре прошлого года, где его рассматривали пять месяцев и подробно проговаривали все прогнозируемые риски и механизмы их возможного уменьшения. Еще через месяц - 5 апреля 2011 года - президент Польши подписал принятый в Сейме закон с требованием, что он вступит в силу только через полгода. Эти шесть месяцев были необходимы для утверждения так называемых сопровождающих пакетов документов, в том числе финансовых. То есть государство прежде всего обеспечило реформу высшего образования всеми необходимыми финансовыми ресурсами.

Польша доказала, что постсоциалистические страны могут проводить успешные образовательные реформы в консолидированном сотрудничестве с обществом, даже мобилизовать общество, - в позитивном смысле этого слова, - для блага страны и развития ее позитивного имиджа в мире.

- У нас тоже - общество мобилизовано, но в негативном смысле этого слова, против реформ Табачника.

- Наверное, потому что у нас отсутствует не только культура общественного диалога вокруг важных реформ, но и культура эффективного государственного управления. Например, премьер-министр Азаров довольно часто публично критикует Министерство образования, науки, молодежи и спорта, и его руководителя Дмитрия Табачника за недостаточную работу с ректорами вузов, вместо того, чтобы Кабинет министров вместе с министерством предложил крайне необходимый конструктивный диалог с академическим сообществом, работодателями, общественными организациями. То есть, если у нас нет эффективной модели коммуникации в системе власти, то что говорить о коммуникации власти с украинским обществом? Стоит власти и всему украинскому обществу усваивать позитивный опыт в Польше, в частности опыт принятия там нового закона о высшем образовании.

- Если Польша своим законом ориентируется на западную модель образования, то куда идем мы?

- Даже поверхностный сравнительный анализ нового польского закона о высшем образовании и законопроекта, который подали на регистрацию в Верховную Раду Украины, дает основания сделать вывод, что мы, в отличие от польских коллег, движемся в противоположную сторону. Например, Польша окончательно отказалась от централизованных стандартов высшего образования,  сделав революционный скачок к полной академической свободе.

Академическая свобода является сердцевиной университетской автономии. Университеты сами определяют направления подготовки специалистов, и они решают, какие именно программы и курсы вводить. К слову, новый закон позволяет вводить различные авторские курсы и программы.

Вместо этого законопроект от Министерства образования, науки, молодежи и спорта Украины, предлагает законодательно закрепить принцип жесткой централизации и иерархии. В ХХ веке, в ходе динамичного развития новых знаний и расширения компетенций, принцип чрезмерной централизации в системе высшего образования становится не инструментом ее развития, а ее тормозом.

Нас убеждают, что университетам дадут широкую автономию в финансовом управлении. Но «широкая автономия» - это, прежде всего, академическая автономия. Это право университета определять, например, какие сертификаты ВНО требуются при поступлении в вуз. У нас это определяет министерство. Право свободного выбора дисциплин студентами, удостоверяющее студентоцентрический подход в учебном процессе, у нас авторитарно ограничено, поскольку в министерстве лучше знают, что студентам надо. Междисциплинарность, которую гарантирует новый польский закон о высшем образовании, у нас продолжает оставаться вне закона, вопреки всем тенденциям современного высшего образования в мире.

 - Польша также закрепила другой принцип финансирования университетов?

- Да, эта реформа дает не просто гарантии на словах. Лучшие университеты, которые доказали качественный уровень подготовки специалистов и заслуженно завоевали реноме качественных центров научных исследований, согласно новому закону, получат статус Ведущего национального научного центра (КNOW). Обратите, пожалуйста, внимание, что даже в аббревиатуре заложена идея движения к знаниям. Этот статус позволит университетам получать государственную поддержку своей деятельности на протяжении пяти лет. А работники таких центров будут иметь более высокую заработную плату и преимущества в получении научных грантов.

Таким образом, финансовое измерение закона имеет два аспекта. Первый - финансовая мотивация для очень способных студентов. Отныне они могут не платить за второе направление, получать не только гранты ректора, но и гранты министра и европейские гранты, чтобы заниматься научной работой.

Второй аспект - мотивация и поддержка университетских ученых. Привлекая инвестиции в университет, государство на 5 лет гарантирует ведущим национальным научным организациям свою поддержку. Это невероятный стимул к научной работе. Что важно, выбирать университеты для таких государственных субсидий будут международные эксперты. И уже 1 октября 2011 созданы комиссии по научным направлениям, в которые вовлечены известные европейские ученые и исследователи.

Есть еще одно изменение, которое вызвало особую критику в польских академических кругах. Оно касается работы преподавателя в несколько вузов. Теперь, согласно новому закону, если преподаватель работает в одном вузе, то разрешение на его работу в другом университете должен дать ректор первого. Это очень хороший механизм страхования от снижения уровня качества преподавания. То есть закон уменьшает риски некачественного преподавания через механизм повышения зарплаты университетским преподавателям.

Одновременно отныне меняется карьера преподавателя. Вводятся новые звания и должности. В частности, закон ликвидирует должность доцента. Каждые два года университетские преподаватели будут проходить процедуру оценки их научной, учебно-методической и организационной деятельности, а профессоров будут оценивать каждые четыре года. Две негативные оценки преподавателей и профессоров отныне позволяют ректору прекратить действие контракта с ними.

В целом, в законе очень хорошо прописана карьера от студента до докторанта, а также прописана модель стимулирования молодых ученых. И все это министр науки и высшего образования Польши Барбара Кудрицкая объясняет так: «... чтобы студент был партнером для вуза, чтобы получал образование высокого качества и имел лучшие шансы на рынке труда. Именно с этой целью мы создаем лучшие условия для его развития ... »

И создают! Студентам повышена социальная защита - стипендия будет до 1000 злотых (2360 грн.), А 1300 злотых - это уже минимальная зарплата. Студенты и докторанты отныне имеют возможность получать стипендии министра и так называемый «Бриллиантовый грант» для научных исследований сразу после лиценциата (первый уровень высшего образования).

У нас о финансовых сопроводительных пакетах в законопроекте «О высшем образовании» даже никто и не говорит. И вообще, о чем может идти речь, если в этом году университеты особенно ощутили сокращение государственной поддержки на научные исследования, что грозит превратить вузы в своеобразные профессионально-технические училища...

- Как и везде, в образовании тоже есть свои династии, и поляки сейчас сказали, что это плохо, почему?

- Речь идет о недопущении академических форм непотизма, т.е. исключается подчинения ближайших родственников друг другу. Даже если речь идет о заслуженных людях. Польский закон избрал новые европейские ценности и новую академическую культуру управления.

Еще один шаг к европейским ценностям - это открытые конкурсы на вакантные должности.

Конкурс объявляется не только на веб-странице университета или министерства науки и высшего образования, но и одновременно на английском языке на сайтах соответствующих институтов ЕС. В законе есть закрепленная должность приглашенного профессора, а это - создание благоприятных условий для открытой международной конкуренции преподавателей и научных работников.

- Таким образом, Польша открывается к миру. Она не только стремится увеличить число иностранных студентов, которые приносят живые деньги в университеты, но и создает условия для конкуренции среди преподавателей, отчего некоторые из них могут и пострадать.

- Образование не может быть замкнутым. Образование - это реперная точка, в которой пересекаются все артерии общественной жизни.

Эксперты по вопросам образовательной политики считают, что сегодня в Европе самой успешной моделью образования, и высшего образования в частности, является финская модель. Новый закон о высшем образовании в Финляндии, который ввел радикальную университетскую реформу, вступил в силу в январе 2010 года. Этот закон, являющийся одним из самых коротких по содержанию в современной образовательной практике, так как содержит лишь 15 страниц, имеет два чрезвычайно важных пункта. В частности, пункт о преподавании на английском языке, который открывает двери к интернационализации и привлечению способных студентов финских университетов. Второй пункт - это положение о наблюдательных советах университетов, в которых представители университетов имеют лишь совещательный голос, а остальные - это представители бизнеса, общественных организаций и небольшое количество представителей власти.

Наблюдательный совет определяет стратегические планы университета. Если бизнес дает инвестиции в высшее образование, то он имеет право получать подготовленных специалистов. Если общественная организации борется с какой-то проблемой, то она должна найти пути ее преодоления с помощью университетского образования.

Польский закон о высшем образовании содержит такие же позиции. И даже больше. Поляки поручили наблюдательным советам проводить мониторинг карьеры выпускника. Одновременно закон позволяет вузам, готовящих специалистов прикладных наук и сосредоточивающих внимание на практическом профиле, привлекать к созданию программ представителей бизнес-сектора, общественных организаций.

- Поляки верят, что эта реформа сделает их «центром мира». Каковы Ваши прогнозы?

- Они уже начали реализовывать свои амбициозные цели. Меня очаровала позиция министра Барбары Кудрицкой: видеть в студенте партнера и делать ставку на развитие науки. Поляки поняли, что сегодня наука, развитие новейших технологий является стратегическим резервом экономического и общественного развития.

На фоне размышлений над польским законом у многих педагогов вызывают тревогу тенденции в нашей системе высшего образования. Например, во Львове учится около 150 тысяч студентов, а это ежегодно - 20 тысяч выпускников. Какие рынки труда для этих выпускников в Львове?  Условно, минимальны.

Была серия публикаций о будничных судьбах людей с высшим образованием: от крупных рынков до бесплатной стажировки в отдельных компаниях и предприятиях. А остальные - это потенциальные интеллектуальные мигранты. Именно в связи с нереализованностью выпускников Украина имеет такой высокий миграционный потенциал. Хорошо, если наши выпускники едут в Киев, где широкие финансовые возможности. Однако многие едут дальше, в Варшаву, Прагу, Братиславу. Я уже не говорю о трудовой миграции в Португалию, Испанию, Грецию. К большому сожалению, молодые люди не видят украинской перспективы.

А высшее образование и наука - это резерв государства, который позволит реформировать другие сферы государственной и общественной жизни. Это открытая дверь на глобальные рынки. И именно благодаря науке Польша хочет стать конкурентом на мировой экономической арене, а не благодаря дешевой рабочей силе.

Что это за университет, который не проводит исследований, а если проводит - то почему они не реализуются в экономике? Сейчас Польша разрушает и этот стереотип.

- Так мы еще имеем шанс остаться первыми в группе стран третьего мира?

- Наш последний закон о высшем образовании - это, действительно, шаг вперед и два шага назад. Риторика автономности наших университетов голословна, она не является ключом к академической свободе. Централизация высшего образования не соответствует ни духу времени, ни общественным запросам.

В Польше изменения почувствовали все. Студенты - имеют возможность реализовывать свободный выбор и развивать интеллектуальные способности, этому способствуют стипендии, гранты для молодых ученых; преподаватели - получили шанс на проведение качественных научных исследований, и этому способствуют повышенные зарплаты, грантовые возможности от государства и от заинтересованных инвесторов.

Спросите, какие изменения испытывает сегодня критическая масса украинских студентов и преподавателей после ознакомления с нашим законопроектом? Вопрос, к сожалению, риторический ...

Беседовала Ольга Рось, украинско-польский журналистский клуб «Без упереджень».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно