Любите Буковину!

17 декабря, 2010, 16:53 Распечатать

«Знаєш що, Микито? — заговорив Дорофтей. — Будьмо товаришами, ходім до Чернівців…» Из буковинской сказки «Про Микиту і Дорофтея» «Доброе утро!..

«Знаєш що, Микито? — заговорив Дорофтей. — Будьмо товаришами, ходім до Чернівців…»

Из буковинской сказки «Про Микиту і Дорофтея»

«Доброе утро! Чай, кофе будете?» — «Да, кофе, пожалуйста». Замечаю, что фамилия на «бейджике» проводника фирменного поезда «Буковина» Киев—Черновцы заканчивается на «-еску», а легкий акцент позволяет предположить: родным языком для него является румынский. Впрочем, и украинский, безусловно, не чужой. До Черновцов еще часа полтора ходу. Рассматриваю залитые туманом и красным утренним солнцем пейзажи. Есть время и повод подумать об истории края, названного «в честь» благородного стройного дерева. Перед поездкой я полистал страницы черных томов Малой советской энциклопедии (издание 1927—1935 годов), выбирая статьи, касающиеся цели моего путешествия, — «Австро-Венгрия», «Румыния», «Буковина», «Черновцы». Поражает «политическая карта Западной Европы», являющаяся цветным подтверждением ильфо-петровской фразы «волны Атлантического океана разбиваются о берег Шепетовки». Брест, Луцк, Ровно, Львов, Тернополь и даже Измаил находятся по западную сторону красной линии, пересекающей карту от Баренцева моря вплоть до африканской Киренаики. Ищу Черновцы, — они еще принадлежат Румынии, неподалеку польские территории, рукой подать до Чехословакии и Бессарабии, которая наискосок перечеркнута черными линиями и содержит приписку «территория, оккупированная Румынией». Странно, к Буковине, которая в этой же энциклопедии характеризуется как «сплошь заселенная украинцами», карта претензий не предъявляет. Правда, в 1940 году Советский Союз, выкрутив Румынии руки, «вернул» в состав империи Бессарабию, прихватив заодно и Северную Буковину, включая Черновцы. Мемуары приближенных к Гитлеру генералов свидетельствуют: фюрер неистовствовал, узнав, что жадные руки Сталина сгребли и то, о чем Молотов с Риббентропом не договаривались.

Поезд приближается к Черновицкому вокзалу, — ценители архитектуры в стиле сецессион обязаны снять шляпу перед этим сооружением, ведь его автор — сам Отто Вагнер, один из отцов этого художественного направления. Главная улица Черновцов называется... Главная. Это название она носит с 1880 года. Правда, в те времена было еще приложение — фамилия австрийского генерал-майора — Enzenberg-Hauptstrasse. Хотя Черновцы совсем недавно отпраздновали свое 600-летие (возраст обычно определяют по времени первого письменного упоминания о городе), история его намного глубже: здесь остановились римские легионы, решив не расширять границы империи дальше в холодную Гиперборею, среди буковых лесов потеряла свою, казалось, непобедимую силу монгольская лавина. География и геополитика разместили Буковину на стыке двух цивилизационных плит — Европейской и Евразийской. Украинцы действительно жили здесь с древних времен, но землю их постоянно захватывали более сильные соседи. Это «покровительство» иногда длилось по несколько веков, иногда — всего около двух десятилетий. С конца XVIII века по 1918 год длился, пожалуй, не самый плохой, а возможно, и самый динамичный австрийский (позднее — австро-венгерский) период в жизни этого края. Империя, которую завистливые конкуренты в разделе мира пренебрежительно называли «лоскутной», чувствуя неустойчивость своего статуса, прилагала максимум усилий для самосохранения, полагаясь не столько на силу оружия, сколько на развитие «национальных автономий» (о своем раздражении политикой «славянизации» Австрии писал в «Майн Кампф» австриец Адольф Гитлер). Одним из примеров попыток Вены найти общий язык с духовной и светской буковинской элитой является архитектурный шедевр чешского архитектора Йозефа Главки — комплекс сооружений Черновицкого университета (изначально — Резиденции митрополитов). Давно уже нет Австро-Венгерской империи, но не исчезло ее культурное наследие, а в буковинском фольклоре остался образ незлобного «цісаря».

Быть в Буковине и не посмотреть ее исторические и природные достопримечательности — большой грех. Стоит посетить одно из самых интересных и поучительных мест — Белую Криницу, село, которое раньше называли Иерусалимом старообрядцев. Находится оно почти на границе с Румынией (это сразу ощущают телефоны, переключаясь на евросоюзовский роуминг. Куда смотрят наши операторы мобильной связи — неужели им интересно пополнять казну Бухареста?). Чтобы понять, какой злой рок заставил русских старообрядцев создавать свои центры за пределами родины, следует почитать переписку протопопа Аввакума. История российского церковного раскола столь ужасна, что в ее кровавом пламени тускнеют костры инквизиции и резня Варфоломеевской ночи. Человеку XXI века трудно представить, что тысячи людей шли на неминуемую смерть, защищая свое право креститься «двумя, а не тремя перстами». Хотя более внимательное изучение истории действий патриарха Никона выстраивает жуткую, но логическую цепочку, — эта реформа «сверху» ставила своей целью достижение абсолютной власти над душами, телами и имуществом подчиненных...

Игуменья матушка Таисия открывает дверь Успенского собора (очень московского по архитектуре, хотя автором проекта был австрийский зодчий Клик. Возведен он в начале ХХ века). Убранство собора довольно скромное, фресок нет, доминирует только иконостас, выполненный с превосходным мастерством и вкусом. Матушка Таисия рассказывает об истории старообрядства, его основных постулатах. Потом открывает древнюю, чудом уцелевшую книгу, поет, читая странные, непонятные нынешним людям «крюковые» нотные знаки, объясняет, что эти песнопения исполняются в унисон, старообрядская песенная традиция не использует многоголосия. Присоединяюсь к общению и отмечаю: в арабской музыке тоже нет многоголосия. Сходимся на версии, что певческие традиции и христианства, и ислама формировались на Святой Земле, потому взаимные влияния вполне возможны. Поднимаемся на колокольню. Матушка Таисия предлагает сфотографировать меня на фоне куполов собора. Немного странно видеть цифровой фотоаппарат в руках хранительницы устоев старинной веры. Благодарю за беседу. Вполне искренне говорю, что если бы все священнослужители были такими умными и принципиальными в вопросах соблюдения правил святых книг, то, может, и царил бы в этом мире какой-то порядок...

Разве можно побывать на Буковине и не добраться до Верховины! Автобус накручивает петли горного серпантина. Остановка. Перебираемся в будку армейского «ГАЗ-66». Авто взбирается еще выше. Стоп. Вершина. Какое странное здание выныривает из волн тумана. Не Ноев ли ковчег? Хозяева уже издали приветствуют нас, развернув сине-желтый флаг. Свои! Настоящий от соломенной шляпы до постол гуцул гостеприимно открывает дверь своего дома, который, как оказывается, действительно называется «Ковчег». Хозяин Валерий Чалый. Что может быть лучше приятной беседы за горячим травяным чаем со сладкими пирожками! Какое замечательное место эта гора Мегура (обязательно найдите ее на карте Карпат, — именно на ней — исток большой реки Серет), какие невероятные виды. Но сколько усилий приложено к созданию этого убежища от мирской суеты! Нужно непременно вернуться сюда. И в Белую Криницу, и в Черновцы, и вообще в каждый уголок Буковины, которая занимает небольшой клочок Украины, а на самом деле безгранична, как Вселенная!

Автор выражает благодарность отделу туризма Черновецкой обладминистрации за содействие в подготовке материала.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно