КТО РАЗРАБОТАЛ ПЛАН «БАРБАРОССА»? СУДЯ ПО ВСЕМУ, НЕ ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛ КЕЙТЕЛЬ, НЕ ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ЙОДЛЬ, НЕ ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ ПАУЛЮС, А ПОДПОЛКОВНИК БЕРНХАРД ЛОССБЕРГ…

22 июня, 2001, 00:00 Распечатать

18 декабря 1940 года Адольф Гитлер подписал директиву №21, в которой под грифом «Совершенно секретно. Только для командования» содержался план нападения на Советский Союз...

18 декабря 1940 года
Адольф Гитлер подписал директиву №21, в которой под грифом «Совершенно секретно. Только для командования» содержался план нападения на Советский Союз. Кодовое наименование этого плана — «Барбаросса» — прозвище германского короля Фридриха I (Ваrbаrоssа — буквально рыжебородый), который, став в 1155 году императором «Священной Римской империи», проводил захватническую внешнюю политику). В 1189 г. Фридрих I Барбаросса возглавил 3-й крестовый поход, но вскоре утонул при переправе через реку Салеф (Малая Азия). Суть директивы №21 наиболее четко, по нашему мнению, отражали фразы, с которых она начиналась: «Германские вооруженные силы должны быть готовы разбить Советскую Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии… Приказ о стратегическом развертывании вооруженных сил против Советского Союза я отдам в случае необходимости за восемь недель до намеченного срока начала операций. Приготовления, требующие более продолжительного времени, если они еще не начались, следует начать уже сейчас и закончить к 15.5.41 г.». Итак, подписание директивы обозначило начало нового этапа подготовки агрессии против СССР, уже официально зафиксированного верховным главнокомандующим германскими вооруженными силами.

Со второй половины 1940 г. гитлеровское командование приступило к конкретному стратегическому планированию войны против Советского Союза. К этому времени жертвами нацистской агрессии пали Австрия, Чехословакия, Польша, Дания, Норвегия, Бельгия, Голландия, Люксембург и Франция. Руководство гитлеровской Германии считало, что метод отдельных скоротечных кампаний со значительными стратегическими паузами, предназначенными для наращивания сил за счет побежденного, позволит постепенно добиться общего превосходства над основными противниками и обеспечит установление господства в Европе. Последняя военная кампания на Западе в мае — июне 1940 г. принесла фашистской Германии не только лавры быстрой победы. Она ознаменовалась, если иметь в виду общую стратегическую концепцию войны германского милитаризма, и первой серьезной неудачей вермахта (вермахт — вооруженные силы фашистской Германии 1935—1945 гг.), имевшей далеко идущие последствия: гитлеровские стратеги оказались не в состоянии вывести Великобританию из войны и добиться устранения опасности ведения войны на два фронта, которая десятилетиями, как кошмар, владела умами германских милитаристов.

Поэтому после разгрома Франции перед гитлеровским военным руководством встала дилемма: сосредоточить ли еще до нападения на СССР очередные усилия на выводе из войны Англии, чтобы до конца избавиться от всякой опасности с тыла в предстоявшем походе на Восток, или, оставив пока в стороне Британию, обрушить новый удар на Советский Союз.

Поиски выхода из создавшегося стратегического положения породили определенные колебания в руководстве вермахта. Первое время оно стало серьезно готовиться к десантной операции против Англии. Но с самого начала эта операция внушала гитлеровскому генералитету большие сомнения. Его желанию самым надежным способом — вторжением — нейтрализовать Британские острова противостояли мрачные раздумья. Больше всего фашистские стратеги, имея в перспективе «Дранг нах Остен» (Drang пасh Osten — натиск на Восток), опасались из-за слабости Германии на море понести крупные материальные и людские потери, а также утратить стратегическую инициативу в результате возможных осложнений и неудач при осуществлении высадки.

В итоге весьма длительных взвешиваний «за» и «против» в германских верхах возобладало мнение о необходимости прежде покончить с СССР, а потом с Великобританией. (В дальнейшем неудачный для фашистской Германии исход воздушного наступления на Англию вынудил гитлеровское руководство временно отказаться в середине сентября 1940 г. от планов вывода Великобритании из войны и целиком и полностью сосредоточиться на подготовке войны против Советского Союза.) Нападение на СССР, по расчетам нацистских стратегов, сулило успех только в том случае, если бы удалось разгромить Красную Армию еще до того, как Англия, а также, как можно было предполагать, США развернут широкие действия против Германии. В одном из документов генерального штаба сухопутных войск (ОКХ) указывалось, что военная цель «Восточного похода» должна состоять в «быстром выведении из строя одного противника в войне на два фронта, чтобы можно было с полной силой обрушиться на другого противника (Англию). Характерно в этом отношении и высказывание начальника штаба верховного главнокомандования вермахта (ОКВ) генерал-фельдмаршала В.Кейтеля:

«При рассмотрении возможного замысла оперативно-стратегического плана войны на Востоке я исходил из следующих предпосылок:

а) исключительные размеры территории России делают абсолютно невозможным ее полное завоевание;

б) для достижения победы в войне против СССР достаточно достигнуть важнейшего оперативно-стратегического рубежа, а именно линии Ленинград — Москва — Сталинград — Кавказ, что исключит для России практическую возможность оказывать военное сопротивление, так как армия будет отрезана от своих важнейших баз, в первую очередь от нефти;

в) для разрешения этой задачи необходим быстрый разгром Красной Армии, который должен быть проведен в сроки, не допускающие возможности возникновения войны на два фронта».

Нацистская стратегия придавала фактору времени столь большое значение, что Гитлер настаивал в июле 1940 г. напасть на Советский Союз осенью этого же года. Однако Кейтель и начальник управления оперативного руководства ОКВ генерал-майор А.Йодль сочли этот срок совершенно нереальным, ввиду неподготовленности вермахта, районов сосредоточения и развертывания войск, и не подходящим с точки зрения метеорологических условий.

21 июля на совещании руководящего состава вермахта Гитлер официально приказал главнокомандующему сухопутными войсками генерал-фельдмаршалу В.Браухичу начать «теоретическую подготовку» к решению «русской проблемы». На следующий день Браухич поручил начальнику генерального штаба сухопутных войск Ф.Гальдеру всесторонне продумать различные варианты, «касающиеся операции против России».

В целях ускорения этой работы Гальдер прикомандировал временно к генштабу начальника оперативного отделения 40-го корпуса подполковника Г.Фейерабенда, а затем начальника штаба 18-й армии генерал-майора Э.Маркса, считавшегося знатоком Советского Союза и пользовавшегося особым доверием фюрера. Вскоре эти два офицера представили свои оперативные разработки, практически ничем не отличавшиеся. В них предусматривалось развертывание немецких войск для нападения на СССР с таким расчетом, чтобы сломить оборону советских войск на северном и южном участках восточного фронта. Предпочтение же отдавалось сосредоточению основной массы соединений на южном участке. Они должны были нанести главный удар по Украине, а затем в глубине советской территории изменить направление наступления на север и продолжить его ударом с юга в целях овладения Москвой. Для развертывания немецких войск на юге предлагалось использовать территорию Румынии.

Эти первые наброски планов войны против СССР согласно расчетам их авторов должны были обеспечить Германии очередную победу в стиле «блицкриг». «Блицкриг» («молниеносная война») — теория ведения агрессивной войны, разработанная германскими милитаристами (генерал-фельдмаршалом Шлиффеном и др.) в начале ХХ века и лежавшая в основе военной стратегии Германии в Первой и Второй мировых войнах. Согласно этой теории, победа может быть достигнута в кратчайший срок, до того как противник сумеет отмобилизовать и развернуть свои вооруженные силы. Эта стратегия отражала несоответствие между безграничными экспансионистскими целями германского милитаризма и реальными возможностями их достижения. Чтобы избежать бесперспективной войны на два фронта, выиграть войну при меньших, чем у противников, экономических и военных потенциалах, Германия стремилась молниеносными ударами разгромить поодиночке противостоявшие ей страны.

В условиях Второй мировой войны стратегией «блицкриг» предусматривалось: упреждение противника в сосредоточении и развертывании войск; достижение полного превосходства в силах на главном направлении; обеспечение оперативно-стратегической внезапности; дезорганизация тыла и управления войсками противника диверсионно-террористическими группами; нанесение максимально мощного первого удара в целях достижения в первых же сражениях решающего успеха; уничтожение вооруженных сил противника путем их рассечения и окружения в результате стремительных действий крупных группировок танков и мотопехоты.

Разгром немецко-фашистских войск под Москвой означал полный крах планов гитлеровцев. Германия была поставлена перед необходимостью ведения затяжной войны, чего более всего стремилось избежать ее политическое и военное руководство. Генерал-полковник Гальдер отнесся к ним критически, но не потому, что убедился в их несостоятельности. По его мнению, планировать нанесение главного удара по Украине было нецелесообразно по нескольким причинам: из-за того, что успешному продвижению вглубь препятствуют такие крупные водные преграды, как Днестр и Днепр, а также из-за отсутствия необходимых политических предпосылок для тесного военного сотрудничества с Румынией. А главное — для овладения Москвой предусматривался слишком длинный обходный путь с юга. Гальдер считал, что чем короче будет путь к захвату Москвы, тем быстрее удастся одержать победу над СССР. Ему более импонировала идея о развертывании наиболее мощной стратегической группировки в Восточной Польше для наступления на Москву прямым путем и ее последующий поворот на юг, с тем чтобы выйти в тыл советских войск на Украине и вынудить их сражаться с перевернутым фронтом.

К моменту следующего совещания руководящего состава вермахта, которое состоялось в Бергхофе 31 июля 1940 года, перспектива вторжения на Британские острова стала еще более неопределенной, и это подтолкнуло Гитлера впервые во всеуслышание заявить о своем решении напасть на СССР. Франц Гальдер присутствовал на этом совещании и затем со стенографической точностью зафиксировал то, что фюрер не только принял окончательное решение вторгнуться в Россию будущей весной, но и выработал основные стратегические цели кампании.

«Надежда Англии — Россия и Америка, — заявил он. — Если рухнут надежды на Россию, Америка также отпадет от Англии, так как разгром России будет иметь следствием невероятное усиление Японии в Восточной Азии».

Чем больше Гитлер думал об этом, тем больше убеждался, что упорная решимость Великобритании продолжать войну связана с надеждами на Россию.

«Россия недовольна быстрым развитием событий в Западной Европе. Достаточно России сказать Англии, что она не хочет видеть Германию слишком сильной, чтобы англичане уцепились за это заявление, как утопающий за соломинку, и начали надеяться, что через шесть-восемь месяцев дела обернутся совсем по-другому.

Если Россия будет разгромлена, Англия потеряет последнюю надежду. Тогда господствовать в Европе и на Балканах будет Германия.

Вывод: в соответствии с этим рассуждением Россия должна быть ликвидирована. Срок — весна 1941 года.

Чем скорее мы разобьем Россию, тем лучше».

Несмотря на огромную занятость в связи с ведением войны на Западе, а точнее с Великобританией, нацистский диктатор подробно остановился на восточном походе. Он ориентировал участников совещания на разгром Красной Армии в ходе «одного стремительного удара». Им же были намечены и основные элементы оперативно-стратегического замысла: 1) удар на Киев с выходом к Днепру, разрушением переправ и с глубоким обходом района Одессы; 2) удар через Прибалтику и Белоруссию на Москву; 3) затем двусторонний охватывающий удар с севера и юга с целью захватить европейскую часть СССР; 4) проведение отдельной операции по овладению нефтеносными районами Баку. Для проведения кампании на Востоке фюрер выделит 120 дивизий, оставив 60 дивизий для обороны на Западе и в Скандинавии. Наступление начнется в мае 1941 года. К зиме кампания должна завершиться (Гитлер не хотел повторения ошибок Наполеона I).

На совещании в Бергхофе 31 июля руководство вермахта приняло решение выяснить, будут ли союзниками в войне против СССР Финляндия и Турция. Чтобы втянуть эти страны в войну, намечалось после успешного завершения кампании отдать им некоторые территории Советского Союза. Тут же были рассмотрены соображения об урегулировании венгерско-румынских отношений и гарантиях Румынии.

На основе указаний фюрера началась разработка планов войны против СССР как в генеральном штабе сухопутных войск, так и в управлении оперативного руководства ОКВ (8 августа оно было переименовано в штаб оперативного руководства ОКВ). Гальдер поручил Марксу подготовить новый проект плана, считая, что выгоднее нанести главный удар не на киевском, а на московском направлении. 5 августа проект был готов, ему дали условное наименование «Оперативный проект «Ост».

По оценке фашистского руководства, Красная Армия к августу 1940 г. располагала 151 стрелковой и 32 кавалерийскими дивизиями, 38 механизированными бригадами, из которых 119 дивизий и 28 бригад находились на западе и были разделены Полесьем примерно на равные части; резервы располагались в районе Москвы. К весне 1941 г. увеличения Вооруженных Сил СССР не ожидалось. Предполагалось, что Советский Союз будет вести оборонительные действия вдоль всей западной границы, за исключением советско-румынского участка, где ожидался переход Красной Армии в наступление с целью захвата румынских нефтепромыслов. Считалось, что советские войска не будут уклоняться от решительных сражений в приграничных районах, не смогут сразу отойти в глубь своей территории и повторить маневр русской армии 1812 г.

Исходя из этой оценки, германское командование намечало главный удар сухопутных сил нанести из Северной Польши и Восточной Пруссии в направлении на Москву. Поскольку сосредоточение немецких войск в Румынии в это время было невозможно, иное направление не принималось в расчет. Был исключен и маневр севернее московского направления, который удлинял коммуникации войск и в конечном счете выводил их в труднопроходимую лесистую область северо-западнее Москвы.

Главной группировке ставилась задача уничтожить основные силы Красной Армии на западном направлении, овладеть Москвой и северной частью СССР; в дальнейшем — повернуть фронт на юг, чтобы во взаимодействии с южной группировкой занять Украину. В итоге предполагалось выйти на рубеж Ростов, Горький, Архангельск.

Для нанесения главного удара намечалось создать группу армий «Север» из трех армий. Северный фланг ударной группировки должен был прикрываться одной из армий, которой на первом этапе предстояло, перейдя в наступление, форсировать Западную Двину в нижнем ее течении и продвигаться в направлении Пскова и Ленинграда.

Вспомогательный удар мыслилось нанести к югу от Припятских болот группой армий «Юг» в составе двух армий с целью захвата Киева и переправ на Днепре в его среднем течении. В резерв главного командования сухопутных войск выделялось 44 дивизии, которым надлежало продвигаться за группой армий «Север».

Продолжительность военной кампании, охватывавшей по фронту до 2,4 тыс. км и более 1000 км в глубину, составляла около 17 недель. Ее успех в такие короткие сроки, исходя из опыта войны против Польши и Франции, связывался с достижением внезапности вторжения, созданием значительного количественного и качественного превосходства немецких войск, которые должны были сломить оборону и разгромить главные силы противника в ходе первых же сражений в течение трех-четырех (максимум семи) недель. Генерал Маркс исходил из предположения, что советское командование из-за необходимости обеспечивать безопасность границ СССР с Японией, Турцией и Финляндией сможет выставить против Германии в Европе 119 стрелковых и кавалерийских дивизий, а также 28 мотомехбригад. На этом основании делался вывод о том, что для достижения быстрой победы в предстоящем восточном походе будет достаточно в общей сложности 147 немецких дивизий, в том числе 24 танковые и 12 моторизованных.

Главная идея плана войны против СССР в этом варианте сводилась к проведению операций на двух стратегических направлениях, врезавшихся в территорию клиньями, которые перерастали затем, после форсирования Днепра, в гигантские клещи для охвата советских войск в центральных районах страны.

План в этом варианте, как заключило немецко-фашистское командование, недооценивал силу сопротивления Красной Армии в приграничной зоне и, кроме того, был трудноосуществим из-за сложности намеченного маневра и его обеспечения. Поэтому гитлеровское руководство сочло необходимым улучшить последний вариант плана войны против Советского Союза.

В соответствии с указаниями Гитлера, данными на совещании 31 июля 1940 года, работа над планом войны против СССР велась и в штабе оперативного руководства ОКВ. Непосредственную ответственность за подготовку этого документа А.Йодль возложил на референта по делам сухопутных войск из оперативного отдела «Оборона страны» подполковника (в дальнейшем, в годы войны — генерала) Б.Лоссберга. Последний представил Йодлю свою «Оперативную разработку «Ост» 15 сентября. Этот документ начинался с формулировки цели предстоящей кампании — «стремительными действиями уничтожить расположенную в Западной России массу сухопутных войск, воспрепятствовать отводу боеспособных сил в глубину русского пространства, а затем, отрезав западную часть России от [Черного и Балтийского] морей [и обеспечив фланги немецких войск], прорваться до такого рубежа, который, с одной стороны, закрепил бы за нами важнейшие районы России, а с другой, мог бы послужить удобным заслоном от азиатской части. При этом оперативное пространство России, где развернутся боевые действия на первом этапе, разделено Припятскими болотами на две части, так что локтевая связь между группами войск, действующими севернее и южнее болот, может быть установлена только в ходе преследования [противника]».

В основу этого варианта плана также была положена установка на «молниеносную войну». В нем подтверждалась возможность разгрома основных сил Красной Армии в первых же сражениях у границы и полного развала СССР после того, как он лишится большей части своей европейской территории. Предлагались те же формы стратегического маневра — нанесение мощных рассекающих ударов с последующим расчленением, окружением и уничтожением в гигантских котлах войск Советской Армии, выход на рубеж нижнее течение Дона и Волги (от Сталинграда до Горького), далее Северная Двина (до Архангельска). (Надо подчеркнуть, что в обоих из этих штабов ОКХ и ОКВ разработка велась очень ограниченным кругом лиц. Первоначальные варианты замысла войны готовились, как правило, лишь одним человеком.)

Вместе с тем в варианте Лоссберга содержались и некоторые новые идеи. В частности, предусматривалось создать не две, а три стратегические группировки, причем две из них (группы армий «Север» и «Центр») должны были вести наступление севернее, третья (группа армий «Юг») — южнее Припятских болот. Главный удар намечалось наносить из Польши на московском направлении между верховьями Днепра и Западной Двины силами группы армий «Центр», в состав которой включалась основная масса танковых и моторизованных соединений. Группе армий «Север» надлежало овладеть рубежом на Западной Двине в ее нижнем течении и форсировать ее. Взаимодействие между группами армий «Центр» и «Север» намечалось установить восточнее Западной Двины. При этом группе армии «Центр» предписывалось время от времени наносить удары подвижными соединениями на север, чтобы отрезать советским войскам путь к отступлению. Такие действия предусматривались во время оперативных пауз, которые так или иначе возникали при быстром наступлении на большую глубину из-за отставания тыловых служб. Группе армий «Юг» надлежало, нанося сильные фланговые удары, окружить и уничтожить советские войска на Правобережной Украине, форсировать Днепр, а затем во взаимодействии с группой армий «Центр» овладеть всей Украиной.

В варианте Лоссберга намечалось использовать в качестве плацдарма для наступления на юге румынскую территорию. Румыния при этом рассматривалась как вероятный союзник. В нем же была выдвинута новая идея о привлечении к войне против СССР и Финляндии. Финляндская армия и 21-я группа немецких войск, находившаяся в оккупированной Норвегии, должны были образовать так называемую «Северную группу». Часть войск этой группы предназначалась для захвата Мурманска, а основная масса — для перехода в наступление в районе Ладожского озера в целях соединения с наступающей с запада группой армий «Север», как только последняя приблизится к Ленинграду.

Идеи этих вариантов штабов ОКХ и ОКВ были положены в основу дальнейшей работы по планированию войны против СССР, координация которой с начала сентября осуществлялась 1-м обер-квартирмейстером генерального штаба сухопутных войск генерал-лейтенантом Ф.Паулюсом. В ноябре 1940 года она в основном была завершена. Новым вариантом плана предусматривалось создание трех групп армий — «Север», «Центр» и «Юг», которые должны были наступать на Ленинград, Москву и Киев. В «Восточном походе» намечалось использовать 130—140 дивизий. Считалось, что этих сил будет достаточно для разгрома Красной Армии в течение 8—10 недель.

5 декабря генерал-полковник Гальдер изложил перед Гитлером основы планируемой военной кампании. Фюрер, одобрив в принципе этот план, заметил, что последующая задача состоит в том, чтобы после раскола советского фронта в центре и выхода к Днепру на московском направлении осуществить поворот части сил главной центральной группировки на север и разгромить во взаимодействии с северной группировкой советские войска в Прибалтике. Эта поправка противоречила первоначальному замыслу Гальдера о «прямом ударе на Москву». Наряду с этим Гитлер предлагал в качестве первостепенной задачи разгром всей южной группировки советских войск на Украине. Только после выполнения этих стратегических задач на флангах фронта, в результате чего Советский Союз оказался бы изолированным от Балтийского и Черного морей и лишился бы важнейших экономических районов, он считал возможным приступить к взятию Москвы.

Таким образом, еще в ходе планирования войны против СССР в германском командовании выявился разный подход к решению важнейших стратегических задач. Первую линию (концепция «концентрического наступления» на Москву) представлял генштаб сухопутных войск, вторую (наступление по расходящимся направлениям), которой придерживался и Гитлер, — штаб ОКВ.

Немецкий генерал А.Филиппи писал, что разработанный в ОКВ план содержал «опасную идею остановить войска в центре, повернуть подвижные силы на север, чтобы помочь дальнейшему продвижению застрявшего соседа еще до того, как будет предпринято наступление на Москву». «Можно полагать, — отмечал далее Филиппи, — что Гитлер прочно усвоил идею этого «поворота», подходившую как нельзя лучше к его стратегической концепции, хотя он ее совершенно иначе обосновывал». Для него решающее значение имел захват сырьевых и продовольственных ресурсов Советского Союза. Так или иначе, точка зрения штаба ОКВ возобладала.

В первой половине декабря работа над планом была завершена. На его основе Лоссберг под руководством Йодля подготовил проект директивы верховного главнокомандования на развертывание военных действий против СССР. 17 декабря Гитлер в беседе с Йодлем указал, что с первых чисел апреля или самое позднее с середины этого месяца скрыть от Советского Союза подготовку Германии к войне будет уже невозможно. Кроме того, фюрер особо подчеркнул, что в 1941 г. вермахт должен решить «все континентальные проблемы в Европе, так как после 1942 г. США будут в состоянии вступить в войну».

А на следующий день, 18 декабря 1940 года вечером, Адольф Гитлер подписал директиву, которая получила порядковый номер 21 и кодовое наименование «Барбаросса», которое как бы придавало войне символический смысл крестового похода. В ней отразилась абсолютизация опыта германского военного командования в «молниеносных войнах» против Польши и Франции, уверенность в том, что война против СССР будет развиваться по задуманному сценарию. Авторы плана «Барбаросса» определили задачу группам армий «Север», «Центр» и «Юг» лишь на глубину одной стратегической операции до рубежа рек Днепр — Западная Двина. Группа армий «Центр» должна была «наступать особо сильными танковыми и моторизованными соединениями из района Варшавы и севернее ее раздробить силы противника в Белоруссии». Затем ей предписывалось передать часть подвижных войск группе армий «Север» для полного уничтожения войск противника в Прибалтике и захвата Ленинграда. После проведения этих операций группа армий «Центр» должна была всеми своими силами возобновить наступление на Москву. Раздельное ведение наступления двумя группами армий на Ленинград и Москву разрешалось только в случае «неожиданно быстрого развала русской силы сопротивления». Перед группой армий «Юг» была поставлена задача «посредством концентрических ударов, имея основные силы на флангах, полностью уничтожить находящиеся на Украине русские войска западнее Днепра».

В директиве №21 подчеркивалось важное значение для победоносного завершения «Восточного похода» быстрейшего захвата Москвы и Донецкого бассейна. Однако вопрос о взаимодействии групп армий «Центр» и «Юг» при развитии наступления от Днепра не рассматривался. Авторы директивы самонадеянно полагали, что последующие действия немецких войск будут носить характер «преследования» остатков разгромленного противника и им без особого труда удастся выйти на линию Волги, где они создадут «заградительный барьер против Азиатской России».

Намерение высшего военного руководства Германии нанести Красной Армии решающее поражение одним первым мощным ударом проявилось в ходе планирования в том, что оно все более склонялось к наращиванию сил наступательных группировок и все менее уделяло внимания созданию стратегического резерва. Если в варианте плана Э.Маркса намечалось выделить в состав групп армий 103 дивизии, а в резерве для наращивания силы ударов в оперативной глубине оставить 44, то по плану «Барбаросса» количество дивизий в группах армий должно было увеличиться до 125, а резерв сократиться до 28.

Планируя войну против СССР, германский генералитет немалую ставку делал на ослабление Красной Армии в результате так называемых «сталинских чисток», из-за которых она лишилась более 40 тыс. опытных командиров и военачальников. В германских военных кругах считалось, что Красная Армия не сможет после трех «чисток» восстановить боеспособность по крайней мере в течение нескольких ближайших лет, а ее новый, еще не набравший опыта высший командный состав будет не способен оперативно командовать крупными формированиями. Гитлер в узком кругу генералов заявил: «Русские вооруженные силы являются глиняным колоссом без головы… Поскольку Россию в любом случае необходимо разгромить, то лучше это сделать сейчас, когда русская армия лишена руководителей и плохо подготовлена». Он и немецкие генералы, уверовав после побед вермахта на Западе в универсальность стратегии «блицкриг», не задумывались о том, применима ли она в войне против страны, обладающей громадными людскими и материальными ресурсами, подавляющая часть населения которой полностью доверяла своему руководству, отличалась глубочайшим патриотизмом. В этой ситуации расчет на то, что советский народ и его армия прекратят борьбу, если вермахту удастся прорваться в глубь территории СССР, был заведомо авантюристичен.

Тем не менее всесторонняя подготовка к нападению на Советский Союз велась с предельной тщательностью. Германское руководство считало, что у него достаточно сил для быстрого разгрома Красной Армии. Поэтому оно не планировало участия в осуществлении плана «Барбаросса» своих главных союзников — Италии и Японии. Им отводилась вспомогательная роль сковывающей силы по отношению к Англии и США на Средиземноморском и Тихоокеанском театрах военных действий с тем, чтобы обеспечить тыл и фланги Германии во время молниеносной кампании против СССР. В директиве о «Сотрудничестве с Японией», подписанной 4 марта 1941 года, указывалось, что «не следует сообщать никаких сведений об операции «Барбаросса», а добиваться от Японии скорейшего вступления в войну с Англией». Германское командование не хотело допускать Италию и Японию к дележу «русского пирога» и уже с начала 1941 года намечало использовать захватнические устремления тогдашних правителей этих стран для реализации замыслов расширения германской агрессии после осуществления плана «Барбаросса» в целях уничтожения Великобритании и США.

Развертывание основных сил Германии на Востоке в соответствии с планом «Барбаросса» началось с февраля 1941 года, но завершить его, как намечалось ранее, до 15 мая 1941 года не удалось, так как часть немецких войск с 6 по 29 апреля 1941 года участвовала в балканском походе против Югославии и Греции. 30 апреля на совещании высшего командования вермахта начало операции «Барбаросса» было перенесено на 22 июня. Это решение принималось без каких-либо опасений, что оно повлияет на ход войны против СССР. Браухич заявил, что так или иначе Красная Армия будет разгромлена в «ожесточенных приграничных сражениях», которые продлятся не более 4 недель, после чего нужно будет «считаться с незначительным сопротивлением».

* * *

На рассвете 22 июня 1941 года план «Барбаросса» вступил в действие. Три немецкие группы армий («Север», «Центр» и «Юг»), а также отдельная армия «Норвегия» перешли в наступление на указанных им направлениях. Они представляли собой первый стратегический эшелон. К тому времени для участия в нападении на СССР Румыния подготовила 13 дивизий и 9 бригад. Финляндия выставила против СССР 16 дивизий и 3 бригады. Две финские дивизии были при этом отданы в распоряжение командования армии «Норвегия». Вскоре к этим силам добавились венгерская «Карпатская группа», словацкий и итальянский корпуса, а также усиленный хорватский полк.

Под ударами превосходящих сил противника советские войска вынуждены были отступать, неся громадные потери. При этом они принимали все меры, чтобы сдержать агрессора, нанеся ему максимальный урон. Их стойкость, самоотверженность и героизм были не напрасны. Германский план «Барбаросса» начал давать трещины. Основная его идея уничтожения главных сил Красной Армии западнее линии Днепр — Западная Двина осталась лишь на бумаге. На этом рубеже в середине июля советские войска навязали немецкой группе армий «Центр» Смоленское сражение (длившееся два месяца), заставив ее на полтора месяца перейти к обороне. В конце августа — начале сентября 1941 года германское командование вынуждено было признать, что попытка уничтожения СССР в 1941 году, вероятно, не увенчается успехом и «войну на Востоке» придется вести в 1942 году.

Возобновившееся в октябре 1941 года наступление группы армии «Центр» на Москву в ноябре было сорвано Красной Армией. В декабре она сама перешла в контрнаступление, нанеся вермахту первое крупное поражение. Срыв плана «Барбаросса» Вооруженными Силами СССР в первые месяцы Великой Отечественной войны был лишь первым этапом на трудном, долгом и героическом пути советского народа к Великой Победе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно