Первая мировая война: проблемы и военное искусство

14 ноября, 2008, 14:16 Распечатать Выпуск № 43, 14 ноября-21 ноября 2008г.
Отправить
Отправить

90 лет назад, 11 ноября 1918 года, в лесу под Компьеном в салоне-вагоне было подписано перемирие между Антантой и поверженной Германией...

90 лет назад, 11 ноября 1918 года, в лесу под Компьеном в салоне-вагоне было подписано перемирие между Антантой и поверженной Германией. Ультимативные требования победителей были приняты без переговоров. Подписал их депутат германского рейхстага Маттиас Эрцбергер и маршал Франции Фердинанд Фош…

Поводом к началу Первой мировой войны послужило убийство 28 июня 1914 года наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда сербскими националистами в Сараево (Босния). Под давлением Германии Австро-Венгрия 23 июля предъявила ультиматум и, несмотря на согласие Белграда выполнить практически все требования Вены, 25 июля разорвала дипломатические отношения, а 28 июля объявила Сербии войну. Россия 31 июля начала всеобщую мобилизацию. Германия в ультимативной форме потребовала ее прекращения. Однако ультиматум Берлина был оставлен без ответа. 1 августа Германия объявила России войну, а 3 августа — Франции. 4 августа германские войска вторглись в нейтральную Бельгию. 4 августа войну Германии объявила Великобритания, вместе с которой в войну вступили ее доминионы — Канада, Австралия, Новая Зеландия, Южно-Африканский союз и крупнейшая колония Индия. 6 августа Австро-Венгрия объявила войну России.

/img/st_img/2008/722/722-21f2.jpg
/img/st_img/2008/722/722-21f2.jpg
Російські піхотинці в атаці, 1914 р.
Италия, член Тройственного союза (ось Берлин—Вена—Рим с 1882 г.) в войну на стороне Центральных держав не вступила и заявила о нейтралитете. Впоследствии, в 1915 г. королевская Италия вступила в войну в качестве союзника Антанты. 23 августа на стороне Антанты выступила Япония. Она решила воспользоваться тем, что Германия будет скована на Западе, захватив германские колонии на Дальнем Востоке. 30 октября на стороне Германии в войну вступила Турция.

Война за передел мира затрагивала интересы большинства стран; в дальнейшем в нее оказались втянутыми США и ряд других государств. Всего в ней участвовали на стороне австро-германского блока четыре государства, на стороне Антанты – 34 страны.

Первая мировая не имела себе равных во всей предшествующей истории человечества. Вооруженная борьба велась на фронтах протяженностью 3-4 тыс. км, на территории трех континентов — Европы, Азии и Африки, не только на суше и на море, но и в воздухе. В странах Антанты было мобилизовано около 45 млн. человек, в коалиции Центральных держав — 25 млн. Фактически в войну были втянуты все людские ресурсы крупнейших государств.

В ходе войны со всей очевидностью проявилась решающая роль экономики и техники, зависимость хода и исхода войны от тыла страны. Длившаяся более четырех лет война заставила милитаризировать предприятия основных отраслей промышленности, подчинить науку и сельское хозяйство нуждам армий и флотов. Рост и совершенствование военного производства, железнодорожного и автомобильного транспорта, средств связи, развитие вооружений изменили материально-техническую базу войны. В ее ходе нашли широкое применение как усовершенствованные, так и новые боевые средства: самолеты, танки, подводные лодки, зенитные и противотанковые пушки, минометы, химические и дымовые снаряды, зажигательные средства, выпуск которых постоянно возрастал.

Необходимо подчеркнуть, что боевой опыт предшествующих войн, в первую очередь Русско-японской 1904—1905 гг. и Балканских 1912—1913 гг., явились той основой, на которой развивалось в ходе Первой мировой войны военное искусство.

Германия, используя более совершенную систему мобилизации и развитую сеть железных дорог, стремилась избежать одновременной войны на два фронта. Считая, что Россия не сможет быстро провести мобилизацию, германский Генеральный штаб планировал молниеносными сокрушающими ударами разгромить сначала Францию, а затем, перенеся на Восточный фронт основные усилия путем стратегического маневра, во взаимодействии с австро-венгерскими войсками нанести поражение российской армии.

Как и их противники, страны Антанты рассчитывали на ведение кратковременной войны и собирались выиграть ее в основном силами кадровых армий, пополненных до штатов военного времени, без значительной мобилизации обученных резервов. Развертывание вооруженных сил в основном планировалось произвести в один стратегический эшелон; крупные стратегические резервы не создавались. Перевод экономики на выполнение преимущественно военных заказов не предусматривался, так как считалось возможным обеспечить армию всем необходимым за счет мобилизационных запасов.

Опыт Первой мировой войны показал ошибочность всех этих стратегических расчетов. Уже кампания 1914 года (сражения на Марне, в Галиции и в Восточной Пруссии) опровергла главную стратегическую идею предвоенного периода — идею кратковременной войны. Стало ясно, что война между крупными, экономически развитыми государствами будет носить затяжной, длительный характер и добиться в ней победы одноактным стратегическим усилием невозможно.

За годы войны генштабы воюющих государств накопили большой опыт в области стратегического планирования. Тем не менее ни один стратегический план полностью осуществить не удалось. Ни одна из сторон не смогла решить проблему коалиционной стратегии — выработки единых планов действий, создания единого командования, организации стратегического взаимодействия. Эгоистические интересы каждой страны (в первую очередь это относится к Великобритании и Франции) преобладали над интересами коалиции, совместные действия союзников хотя и согласовывались, но обязательства часто нарушались. Политические противоречия между Англией, Россией и Францией не позволяли реализовать то потенциальное превосходство в силах и средствах, которое было на стороне Антанты. Эти же причины, хотя и в меньшей степени, определяли несогласованность в военных действиях коалиции Центральных держав.

Обе военные коалиции в ходе войны столкнулись с проблемой борьбы на двух и более фронтах. Эта проблема возникла перед военным руководством в результате ошибок предвоенной дипломатии, особенно это касается Берлина и Вены. Вооруженная борьба на двух и более фронтах поставила такие кардинальные задачи, как определение направления главного удара (главного фронта) в войне в целом и на определенном ее этапе, организация эффективного взаимодействия между фронтами, межтеатровые стратегические перегруппировки. Опыт войны показывал, что нерешительность и неопределенность в выборе направления главного удара (главного театра борьбы), разбросанность вооруженных сил и неправильное их распределение между фронтами серьезно осложняли достижение целей. Успех борьбы на двух и более фронтах предопределяли главным образом три фактора: наличие необходимых стратегических резервов для парирования неожиданных ударов, свобода и высокий темп маневрирования силами и средствами между театрами, четкое взаимодействие фронтов.

Опыт Первой мировой войны показал, что прежние задачи стратегии, заключавшиеся главным образом в подготовке к войне только вооруженных сил и планировании лишь первых сражений, оказались недостаточными. Они не охватывали многих вопросов, связанных с практическим ведением войны. Развитие технических средств борьбы, изменение форм и способов ведения военных действий поставили перед стратегией ряд других важных задач, расширили ее содержание и функции.

Прежде всего война выявила необходимость разработки теории и практики использования в интересах войны всей экономической мощи государства, а также тщательного и всестороннего учета роли морального фактора. Это было прямым следствием наличия миллионных армий, большого количества разнообразной техники и вооружения, затяжного характера войны, при котором испытанию подверглись все экономические и политические устои государства. Опыт со всей очевидностью показал, что современные войны ведутся силами и средствами широких народных масс. Участие народа в войне проявляется не только в том, что он комплектует современные армии, но и в том, что базу современной войны составляет тыл. Тыл питает фронт не только резервами, вооружением и продовольствием, но и настроениями, идеями. Моральное состояние тыла оказывает прямое и решающее влияние на боеспособность и моральный дух армии.

Продолжавшаяся более четырех лет война и большие потери, которые несли войска в ходе военных действий, требовали постоянного пополнения действующей армии личным составом и военной техникой. В этих условиях проблема создания и восстановления стратегических резервов приобрела первостепенное значение для хода и исхода войны. Их наличие и напряженная работа экономики страны придавали вооруженным силам невиданную ранее живучесть. Отсутствие же таких резервов в достаточном количестве, наряду с другими факторами, являлось причиной незавершенности многих успешно начатых сражений и наступательных операций.

Огромная потребность действующих войск в материальных средствах вызвала необходимость расширения сети железных и шоссейных дорог, количественного увеличения транспортных средств и повышения их грузоподъемности. Выполнение указанных мероприятий позволило стратегическому тылу осуществлять перегруппировки войск на большие расстояния и их маневр в ходе ведения военных действий.

Размах вооруженной борьбы потребовал изменения способов стратегического руководства. Управлять многомиллионными армиями по старой схеме «главнокомандующий — армия» стало невозможно. Поэтому в ходе войны сложилась новая структура управления: «Ставка — фронт (группа армий) — армия». Ставка Верховного Главнокомандования, созданная в России, являлась высшим органом руководства войсками действующей армии. В годы войны военно-политическая власть была сосредоточена в руках глав государств (правительств). Верховным главнокомандующим в Германии считался кайзер, в России в ходе войны стал царь, в Великобритании — номинально король, в Японии — император, во Франции и в США — президенты. Генштабы превратились в основные рабочие органы Верховного Главнокомандования и являлись главными организаторами военных действий на сухопутных театрах войны. Общее руководство военно-морскими силами осуществлялось Верховным Главнокомандованием. Главными органами управления флота в разных странах являлись адмиралтейство, морские министры и морской генштаб. Хотя принцип централизации военного управления соблюдался повсеместно, почти во всех государствах тесного взаимодействия между военно-морскими и сухопутными штабами не было, что являлось результатом традиционной обособленности этих сфер вооруженной борьбы. Для всех воюющих государств было характерно объединение военного и политического руководства, наличие высших политических и стратегических органов руководства.

Проблема боевой готовности войск всегда была неразрывно связана с мобилизационной готовностью. Стремясь к сокращению сроков проведения мобилизации, военно-политическое руководство накануне войны улучшало учет призывных контингентов, организацию оповещения, сбора, перевозок, размещения и сколачивания развертываемых частей, их материально-технического обеспечения, а также стремилось улучшить планирование мобилизационных мероприятий. В результате государства-участники войны достигли значительного прогресса в проведении мобилизации и развертывании многомиллионных армий. Для этого им потребовалось от 16 до 24 суток. Причем силы воюющих сторон были развернуты примерно в одинаковые сроки и ни один из противников не получил заметного преимущества.

Военные действия в Первой мировой войне начались одновременно с отмобилизованием и развертыванием на театрах военных действий (ТВД) многочисленных армий, широким фронтом выдвигавшихся к районам сражений. Боевые действия в первые две-три недели вели лишь войска прикрытия, которые состояли преимущественно из конницы, и передовые части сил вторжения. В этот период Германия пыталась захватить переправы на реке Маас и создать благоприятные условия для наступления главных сил на Западе. Здесь она развернула семь армий общей численностью 1,6 млн. человек и 5 тыс. орудий. Им противостояли пять французских, английская и бельгийская армии, численность которых составляла около 1,6 млн. человек и 4,7 тыс. орудий. На Восточно-Европейском ТВД против России были развернуты одна германская, три австро-венгерские армии и две армейские группы численностью более 1 млн. человек и свыше 2,8 тыс. орудий, Россия выставила шесть армий, в составе которых насчитывалось около 850 тыс. человек и 3,2 тыс. орудий.

Нанеся поражение англо-французским войскам в Приграничном сражении (21—25 августа 1914 г.),
ударная группировка германской армии вторглась в Северную Францию и развернула наступление на Париж. По мере продвижения в глубь страны немцы встречали все более возраставшее сопротивление. К тому же германское командование было вынуждено ослабить свою ударную группировку, взяв из ее состава семь дивизий для отражения начавшегося в Восточной Пруссии наступления русских. Французское командование, используя благоприятную обстановку, сосредоточило сильную группировку в районе Парижа. 5—12 сентября в сражении на реке Марна германская армия потерпела поражение и была отброшена на 60 км к северу. После этого обе стороны предприняли взаимные попытки обойти открытый северный фланг противника (в истории эти операции получили название «бег к морю»), что привело к вытягиванию линии фронта вплоть до морского побережья. Полностью исчерпав наступательные возможности и не имея стратегических резервов для наращивания усилий, обе стороны в ноябре 1914 г. перешли к обороне на сплошном фронте, протянувшемся от границы Швейцарии до Северного моря.

На Восточно-Евро­пейском ТВД кампания 1914 г. началась успешным вторжением русских войск в Восточную Пруссию. В ходе Восточно-Прусской операции (17 августа — 14 сентября) 1-я армия Северо-Западного фронта 20 августа нанесла поражение 8-й германской армии, но не использовала своевременно достигнутый успех. Воспользовавшись этим, противник оставил против нее небольшой заслон, а главными силами обрушился на 2-ю русскую армию. В сражении в районе Мазурских озер (26—31 августа) немцы сумели нанести тяжелое поражение 2-й, а затем и 1-й русским армиям и отбросить их из Восточной Пруссии. Бездарное управление войсками со стороны командования фронтом, не организовавшего должного взаимодействия между армиями, позволило противнику не только избежать разгрома, но и нанести последовательное поражение обеим русским армиям.

Более успешными были действия войск Юго-Западного фронта, которые в ходе Галицийской битвы (19 августа — 21 сентября) нанесли тяжелое поражение австро-венгерской армии, заняли Галицию и вышли в предгорья Карпат. Противник был отброшен на 200 км к западу. Однако развить успех из-за отсутствия стратегических резервов было нечем.

В следующем году англо-французское командование решило продолжать стратегическую оборону с целью выиграть время для накопления материальных средств и подготовки резервов. Главная тяжесть вооруженной борьбы в кампании 1915 г. перекладывалась на Россию. Являясь экономически и политически зависимой от Антанты, технически слабая Россия была вынуждена наступать одновременно против Германии и Австро-Венгрии. В свою очередь Германия решила перевести основные усилия на Восток с целью вывести из войны Россию и избавиться от необходимости ведения войны на два фронта. Для этого намечалось нанесением ударов по сходящимся направлениям (с севера — из Восточной Пруссии и с юга — из района Карпат) окружить и уничтожить российскую армию на территории Польши.

С февраля по октябрь на русско-германском фронте шли ожесточенные, кровопролитные сражения. Под ударами превосходящих сил противника российская армия вынуждена была оставить Польшу, Галицию и Литву. Однако стратегический план Германии провалился. Окружить, а тем более уничтожить русских врагу не удалось. В октябре, обескровленные и истощенные, обе стороны перешли к обороне на всем фронте. На Западном фронте лишь осенью союзники провели две наступательные операции — в Шампани и Артуа, однако успеха они не принесли.

Таким образом, кампания 1915 г. не выявила решающего перевеса ни одной из воюющих коалиций. Однако перед Германией грозным призраком встала проблема ведения затяжной войны на два фронта. При ограниченных экономических и людских ресурсах ей трудно было рассчитывать на успех в войне с противниками, обладавшими более мощным военно-экономическим потенциалом. Англия и Франция увеличили численность своих армий и развернули военное производство.

А теперь подведем поучительные итоги развития военного искусства в 1914—1915 годах.

1. Первый, маневренный, период войны показал, что старые способы ведения стратегического наступления отдельными армиями уже не приносят успеха. Операции, проводимые с целью разгромить оперативно-стратегическую группировку противника, требовали объединения усилий нескольких армий под единым управлением крупной организационной инстанции — группы армий. В кампании 1915 г. четко оформились два вида операций — наступательные и оборонительные, а по масштабам — армейские и операции групп армий (в России — операции фронтов). Фронтовые операции (групп армий) проводились для решения стратегических задач, армейские — для выполнения части такой задачи, имеющей самостоятельное оперативное значение.

2. Несмотря на то что все важнейшие стратегические операции (Галицийская, Марнская и др.) имели в своей основе идею охватывающего маневра, ни одной из воюющих сторон не удалось добиться окружения крупных группировок противника. Более того, войска, совершавшие обход, часто сами попадали под угрозу окружения (Лодзинская, Сарыкамышская операции). Превосходство наступающих в силах на направлениях главных ударов, как правило, было незначительным, и в ходе операции оно быстро утрачивалось. А отсутствие сильных резервов приводило к тому, что в нужный момент не оказывалось достаточно сил для наращивания удара из глубины. Проведение оперативного обхода и охвата требовало надежного управления войсками и организации четкого взаимодействия между армиями, чего не удалось добиться обеим сторонам.

3. «Бег к морю» и создание сплошного фронта боевого соприкосновения вытянутых в линию армий логически завершили процесс развития линейной стратегии. Рост оборонительных возможностей войск позволил создать на всем фронте достаточно устойчивую оборону. Так линейная стратегия (построение армий в охватывающую противника линию) в диалектике своего развития сформировала позиционную стратегию.

/img/st_img/2008/722/722-21f3.jpg
/img/st_img/2008/722/722-21f3.jpg
Німецькі солдати в таборі для військовополонених, 1918 р.
В целом на Западно-Европейском театре маневренный период войны закончился в 1914 году. На Восточно-Европейском — маневренные действия прекратились осенью 1915-го. С этого времени до 1918 года вооруженная борьба на всех решающих фронтах Первой мировой войны приобрела позиционный характер.

Образование сплошных фронтов и связанное с этим отсутствие у противника открытых флангов вынуждало начинать наступательные действия фронтальным ударом, имевшим целью вскрыть оборону. Создание бреши в обороне противника и развитие наступления в глубину позволяло в дальнейшем перейти к маневренным действиям.

Насыщение обороны огневыми средствами и несостоятельность в то время практики организации наступления, когда вся тяжесть борьбы перекладывалась на пехоту (солдата с винтовкой), привели к тому, что наступавший оказался не в силах прорвать даже неглубокую оборону. Возникла необходимость выхода из позиционного тупика. В хорошо спланированной, обеспеченной в огневом отношении операции виделся ключ решения проблемы прорыва. Однако и оборона не стояла на месте. Дойдя до пределов расширения (неприступные горы, моря, границы нейтральных государств), она начала распространяться в глубину.

Прорыв позиционного фронта являлся основной проблемой военного искусства в этой войне. Необходимость решения проблемы привела к появлению (совершенствованию) и широкому использованию в наступательных операциях артиллерии, танков, авиации, автоматического оружия и химических средств.

В ходе войны стороны применяли различные формы и способы прорыва обороны. Наиболее характерными были: удар на узком участке фронта на одном направлении и удар на широком фронте на нескольких направлениях. При этом с задачей прорыва позиционного фронта относительно успешно справилось только российское командование в 1916 году (Брусиловский прорыв) и отчасти германское — в ходе наступления в Пикардии в 1918 году. Но главную задачу — глубокий прорыв и развитие тактического успеха в оперативный (с дальнейшим переходом к маневренным действиям) — решить ни одной стороне не удалось. Вследствие низкого темпа продвижения войск противник успевал подводить резервы и наращивать оборону быстрее, чем развивался прорыв.

Опыт войны показал, что позиционная оборона может быть прорвана лишь при условии создания значительного превосходства над противником на направлении главного удара, надежного ее огневого подавления, достижения оперативной внезапности, нанесения мощного первоначального удара, непрерывного наращивания усилий из глубины, организации тесного взаимодействия всех родов войск и специальных войск. Основными причинами нерешенности проблемы прорыва являлись относительно низкое качество новых технических средств борьбы (поражения), а иногда и недостаточное их количество, и отсутствие научной теории боевого применения этих средств в наступательной операции.

Значительное развитие получили способы подготовки и ведения оборонительных операций. Уже кампания 1914 г. показала, что оборона, основанная лишь на удержании крепостей, не отвечает поставленным перед ней целям. Поэтому все шире стала применяться полевая оборона, основу которой составляла система траншей и позиций. Наиболее устойчивой показала себя оборона, сочетавшая долговременные и полевые укрепления.

Основной целью позиционной обороны, к которой перешли стороны в ходе войны, являлось прочное и длительное удержание занимаемых войсками районов (рубежей). Она характеризовалась наличием сплошных фронтов большой протяженности, развитой на большую глубину и оборудованной в инженерном отношении системой оборонительных полос (позиций), сосредоточением в составе первых эшелонов большей части сил и средств, малой активностью обороняющихся сил. Ее развитие в годы войны шло в направлении эшелонирования сил и средств в глубину, совершенствования системы огня, возрастания маневренности. Все это в сочетании с инженерным оборудованием местности способствовало повышению устойчивости и активности обороны.

В конце войны стала применяться так называемая эластичная оборона. Сущность ее заключалась в том, что обороняющаяся сторона, учитывая мощь первоначального удара противника, оставляла на первой позиции только охранение, а главные силы отводила в глубину. Проведя артиллерийскую подготовку по пустому месту, противник занимал оставленные позиции, но затем оборонявшаяся сторона сильным контрударом отбрасывала его на исходный рубеж.

Применение на полях сражений новых средств борьбы расширило содержание задач по обеспечению боевых действий войск. Оно стало включать не только разведку, охранение, маскировку, инженерное обеспечение, но и противохимическую защиту, противотанковую, противовоздушную оборону.

Количественно-качественный рост средств поражения и связанное с этим возрастание огневой мощи войск вызвали изменения и в тактике, прежде всего в формах боевых построений. На смену густым стрелковым цепям и «волнам цепей», при действиях в которых пехота несла значительные и неоправданные потери, пришел групповой боевой порядок, состоявший из небольших групп пехотинцев, которые наступали при поддержке танка, орудия сопровождения или пулемета. Оснащение действующих армий различными видами оружия и боевой техники привели к изменению к концу войны основ тактики общевойскового боя. Важнейшей проблемой стала необходимость тесного взаимодействия всех сил, средств родов войск и специальных войск, участвующих в бою. В наступлении основное внимание уделялось огневому подавлению обороны и разрушению позиций артиллерийским огнем.

Параллельно с развитием тактики наступательного боя совершенствовалась и оборона. От очаговой она перешла к сплошным траншеям, оборудованным укрытиями и ходами сообщения, прикрываемым с фронта проволочными заграждениями. Широкое применение эффективных средств борьбы, позволявших создавать относительно высокие плотности огня при одновременном снижении плотности живой силы, привело к тому, что боевые порядки войск стали эшелонироваться в глубину и рассредоточиваться по фронту. Основу системы огня стал составлять огонь пулеметов, дополнявшийся артиллерийским и минометным огнем. На угрожаемых направлениях оборудывались узлы сопротивления, железобетонные и металлические оборонительные сооружения. Создаются отсечные и передовая позиции.

В ходе войны совершенствовались способы боевого применения родов войск. Значительное развитие получили принципы массирования артиллерии в целях создания высоких плотностей на участ­ках прорыва (в 1918 г.. — 65—100 орудий и более на 1 км фронта). С этой целью начали создаваться части резерва Главнокомандования. В конце войны наметился переход от многодневной артподготовки к коротким, но мощным огневым ударам, что позволяло добиваться внезапности при переходе в наступление. Начиная с 1916 г. артиллерия не только подготавливала своим огнем атаку пехоты, но и сопровождала ее наступление на глубину до 3—4 км. Война дала первый опыт проведения артиллерийской контрподготовки (оборонительные операции российской армии в 1916—1917 гг., оборонительная операция французов на р.Марна в июле 1918 г.). Применение авиации и танков вызвало появление зенитной и противотанковой артиллерии.

Танки, как правило, применялись массированно, на главном направлении. Их задача в наступлении заключалась в поддержке пехоты при прорыве вражеской обороны, а в обороне — в нанесении во взаимодействии с пехотой контр­удара по вклинившейся группировке противника. Первое массированное применение танков в сражении при Камбре (ноябрь—декабрь 1917 г.), проводимое без артподготовки, позволило достичь внезапности перехода в наступление, деморализовать противника и за десять часов прорвать германскую оборону на глубину 8—10 км. В последующем из-за слабого взаимодействия пехоты и танков англичане не развили этот успех.

Появление на поле боя танков при условии массированного их применения создавало реальные предпосылки для организации и осуществления глубокой операции. Однако отсутствие научно обоснованной теории организации и боевого применения танковых войск, а также недостаточного опыта их использования не позволили решить эту проблему в годы войны. Более того, эта война не оставила после себя ни теории, ни практики использования танков в оперативном масштабе.

Авиация вступила в войну в качестве разведывательного средства. Воздушная разведка позволяла в относительно короткие сроки получать важные данные. В силу этого для наземных войск стало затруднительным скрытное осуществление маневров и нанесение внезапных ударов. Качественные и количественные изменения авиации (в операциях 1918 г. участвовало с обеих сторон около 1500 самолетов) повысили ее боевые возможности, расширили круг решаемых ею задач.

В годы войны авиация превратилась в самостоятельный род войск. Разнообразие решаемых ВВС задач обусловило создание специальных родов авиации: разведывательной, истребительной и бомбардировочной. Штурмовые действия осуществляла истребительная и бомбардировочная авиация; специального самолета-штурмовика в годы войны не было.

В ходе войны ВВС из тактического стали оперативным средством. Увеличение дальности полета самолетов и их бомбовой нагрузки открывало возможность наносить удары по объектам в глубоком тылу противника и воздействовать на его экономику. В годы войны германская авиация наносила бомбовые удары по Парижу и Лондону, а французская — по промышленным районам Саар, Люксембург. С увеличением масштабов боевых действий авиации возрастали роль и значение господства в воздухе, главными способами завоевания которого стали воздушные бои и удары по аэродромам. Авиация становится неотъемлемой частью и сухопутных, и морских операций.

Хотя судьба Первой мировой войны решалась на сухопутных ТВД, вооруженная борьба на море оказала определенное влияние на ход операций и кампаний на суше. Это проявилось прежде всего в результате действий германских подводных лодок на морских коммуникациях Великобритании, а также блокады английским флотом побережья Германии. Опыт войны еще раз убедительно подтвердил важность завоевания господства на море, особенно в условиях необходимости переброски на континентальный ТВД крупных группировок войск и их материально-технического обеспечения.

Знаменитое Ютландское сражение 1916 г. между главными силами германского и английского флотов ознаменовало крах идеи завоевания господства на море в ходе генерального сражения. Война показала, что достижение стратегических целей на море требует проведения нескольких крупных операций и постоянной боевой деятельности флота для решения оперативных задач.

Первая мировая война показала высокую эффективность действий подводных лодок, особенно на морских коммуникациях. За время войны германские подлодки потопили 192 боевых корабля и около 5800 транспортов. Для борьбы с ними воюющие государства были вынуждены привлечь около 5 тыс. надводных кораблей различных классов и более 2,5 тыс. самолетов и аэростатов.

Основным содержанием военных действий на море были блокада, крейсерская, подводная и минная борьба, десантные и набеговые операции, бои и сражения между линейными и легкими силами.

Не все новые проблемы, вставшие перед военным искусством, были разрешены военной наукой в ходе войны. Над решением многих из них работали военные теоретики крупнейших стран мира и в послевоенный период.

Первая мировая война закончилась поражением Германии и ее союзников. Она длилась 4 года 3 месяца и 10 дней (с 1 августа 1914 г. по 11 ноября 1918 г.). Война принесла человечеству невиданные лишения и страдания. Было убито и умерло от ран 9,5 миллиона человек, ранено 20 млн. человек, из них 3,5 млн. остались калеками.

«Если мы согласимся с тем, что последние битвы этой абсурдной войны, длившейся с 1914 по 1918 год, ознаменовали окончание XIX века, как только были подписаны Версальский, Сен-Жерменский, Трианонский, Нейиский и Севрский договоры, возникли многие из экономических и социальных проблем, которые будут определять ситуацию в мире в XX веке, равно как и основные политические направления нового века. Истощенная четырехлетней войной Европа, которая прибегла к займам, чтобы заплатить за оружие, утратила контроль над мировой экономикой… Теперь она была не кредитором, а должником, в частности Соединенных Штатов Америки, которые вытеснили ее с позиций мирового экономического лидера», — писал бельгийский историк Жорж-Анри Дюмон.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК