«КРЕСТНИК»

10 сентября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 10 сентября-17 сентября

«Вынужденная посадка на Севере - вещь неприятная. Если не разобьешся, можешь два месяца шагать по застругам, пока не дойдешь до первых яранг»...

«Вынужденная посадка на Севере - вещь неприятная. Если не разобьешся, можешь два месяца шагать по застругам, пока не дойдешь до первых яранг».

А.Ляпидевский

В 1934 году легендарный летчик С.Леваневский вместе с известным полярником, членом правительственной комиссии по спасению челюскинцев Г.Ушаковым и американским авиамехаником К.Армистедом летел с Аляски на самолете «Консолидейтед-Флейстер». Самолет попал в «черную пургу» и на мысе Онман (северное побережье Чукотки) совершил вынужденную посадку. Лишь благодаря летчику люди остались живы, а самолет, как считалось, пошел на дно после летнего таяния льдов. Место аварии - «точка» на карте была поставлена в 18 км от береговой черты. Считалось, что самолет потерян для истории.

Я не был согласен с этим утверждением, так как за годы поисковой работы собрал ряд свидетельских показаний, проанализировал обстоятельства полета, ледовую обстановку, направления господствующих ветров и пришел к выводу, что самолет, хотя бы частично, должен сохраниться. Расчеты позднее подтвердились и остатки этого самолета удалось раскопать, был снят кинофильм, а стойка шасси «Флейстера» была доставлена в музей окружного центра Чукотки - г.Анадырь.

...В 1983 году арктическая экспедиция вышла на берег Ледовитого к с.Нутепельмен (название села в переводе на русский язык означает «конец света»).

На другое утро мы должны были выйти в Чукотское море с анкальынами («береговые жители, морзверобои». - чукот.) на двух кожаных байдарах курсом на север для поисков льдин с моржами. На обратном пути чукчи должны были забросить нас на мыс Онман. А пока мы готовились к выходу в Чукотское море.

Тогда-то старик-чукча Пыле поведал нам историю, которая могла трагически закончиться.

«Было это в 1934 году, когда спасали челюскинцев. Я тогда мальчишкой был, но наравне со взрослыми ходил на охоту. У меня был свой винчестер. Стрелял я без промаха. Мы тогда жили на острове Колючин».

Прежде, чем продолжить, напомню, что остров находится напротив с.Нутепельмен на расстоянии 18 км от береговой линии Ледовитого океана. После трагедии с «Челюскиным» на острове была организована постоянно действующая полярная станция, задачей которой является не допустить в печально известной всей Арктике Колючинской губе катастроф типа «Челюскина».

Когда «Челюскин» затонул, раздавленный льдами, и 104 человека во главе с О.Шмидтом оказались на льдине, начались поисково-спасательные работы. Первым нашел лагерь, посадил самолет и забрал женщин и детей летчик А.Ляпидевский. Когда он снова решил лететь за потерпевшими, пурга не позволила. Лишь через месяц, 14 марта 1934 г. АНТ-4 взял курс на «лагерь О.Шмидта». Самолет, на борту которого находились А.Ляпидевский, второй пилот Конкин, Руковский, Курков, Гераськин и летнаб Петров, вылетел и...пропал!

(Из воспоминаний Героя Советского Союза А.Ляпидевского):

«Полет проходил нормально. Показалась Колючинская губа.

Злосчастная местность! Тут погиб самолет «Советский Север» (экспедиции Г.Красинского. - В.Л.), невдалеке погиб Эйельсон и Борланд (самолет США «Гамильтон», 1933г. - В.Л.). Морозы достигают 39-47 градусов. Внезапно посторонний звук стеганул слух. Секунда - и передняя часть радиатора задвигалась. Мотор затарахтел, машина тяжело завалилась. Я закрыл сектор газа, выключил контакт. Ищу хоть какую-то площадку для посадки... Даю команду: «Экипажу уйти в хвост!». Иду на посадку. Вырастают гигантские заструги. Тяжелый самолет касается льда, скользит на бугор, плавно спускается вниз, наклоняет правое крыло и чертит им по льду. Выскочили на лед. Подогнулась правая ферма шасси, лопнули концы подмоторной рамы крепления радиатора (позднее установили - лопнул коленчатый вал левого мотора). Петров горько шутит:

- Ну вот, теперь есть лагерь Ляпидевского!

Из снежной круговерти показался человек. Оказалось, что на острове Колючин есть чукотское стойбище - семь яранг, поставленных в 1934 году, в них - девять мужчин и мальчик, который тоже был хозяином, имел свои нарты и собак. Чукча Укаватыргин повел нас в стойбище.

Нас поселили в ярангах - половину у местного шамана, вторую - у другого чукчи. Каждый день мы с острова ходили полтора часа на работу к самолету. Стоял жестокий мороз, сильный ветер, частые пурги. Из-за пурги иногда чукчи были у нас проводниками.

В Ванкареме пурга сломала мачту радиостанции. Мы до 18 марта не могли сообщить, что живы.

Позднее узнали, что газеты США сообщали: «Гибель русского полярного героя Ляпидевского», «Пропал во льдах во время второго полета».

Ляпидевский с Кукановым ездили на собаках в Уэлен за запасной рамой. С мыса Северного на Колючин доставили мотор в разобранном виде. Летчики ежедневно ходили к самолету и «подсобными средствами» «шаманили» неполадки. Пришлось изобретать: сумели буквально связать ремнями из «морзверя» ряд поврежденных деталей.

Как мы жили на острове? Когда входишь за полог (теплая часть яранги, полностью покрытая оленьими шкурами. - В.Л.), женщина раздевает тебя. Отказаться - значит обидеть. Хозяин с места не тронется, суетятся, работают только женщины. Мужчина говорит: «Я должен думать, куда зверь пошел». Еда - чай, копальгин (мясо моржа весеннего и осеннего убоя. Убивают моржа, разрубают на куски и бросают в ямы. Мясо начинает разлагаться, но совсем разложиться не успевает - замерзает. В таком замороженном виде его едят). За пологом мужчины и женщины ходят почти голыми. Две женщины были одеты в европейские платья, но это не меняло дела, потому что они не снимают платье до тех пор, пока оно не развалится. Стирать негде и не в чем. Чай день и ночь кипит на огне. Женщины грязным подолом вытирают кружку для чая и наливают в нее чай гостю… После того, как все выпьют, остатки сливают в чайник до следующего раза. По мере сил я воздерживался от подобного чая. Копальгин пришлось все же есть. Потом кончились наши продукты. Пришлось перейти полностью на чукотскую еду. Вшей в яранге было множество...

Однажды... на нартах прибыло 11 челюскинцев. На другой день они ушли на Уэлен, остались в помощь нам трое...

25 апреля мы наконец очистили площадку для ВПП (взлетно-посадочная полоса. - В.Л.), поставили бочку в бочку, подогрели масло, завели моторы и улетели. «Великое колючинское сидение» кончилось. Спустя месяц мы прилетели «с того света» в Ванкарем.

А теперь продолжу рассказ чукчи Пыле. «Я пошел поохотиться на нерпу. Был сильный мороз, ветер. Внезапно я увидел, что прямо на меня падает... самолет! Я испугался, отбежал дальше и спрятался за большим торосом. Увидел, как самолет почти упал. Был сильный треск, грохот. Из самолета выскочил человек, весь закутанный в меховую одежду, и начал ходить вокруг. Потом из самолета вылез еще один. Я испугался. Взял на мушку винчестера первого летчика, и очень хотел выстрелить. Я бы не промахнулся. Но решил подождать, посмотреть, что за люди упали с неба. Летчика я все время держал на прицеле.

Потом Укаватыргин прибежал к ним и повел их в стойбище. Я не сказал летчику, что чуть не убил его.»

...Так А.Ляпидевский никогда и не узнал, что мог и не вернуться «с того света», но совсем по другой причине. О существовании своего «крестника» он даже не подозревал!

Ведь стоило мальчишке-охотнику нажать на спуск, и не было бы в истории известного всему миру летчика А.Ляпидевского!

Эту «новость» Александру Васильевичу должен был передать один из участников нашей экспедиции - москвич. Но он опоздал на четыре дня: А.Ляпидевский ушел в свой последний полет, возврата из которого нет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно