Корейская война: дезинформаторы на линии огня

7 июля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 7 июля-14 июля

25 июня 1950 года началась война в Корее — первое открытое столкновение коммунистического Востока и демократического Запада, двух сверхдержав и их союзников...

25 июня 1950 года началась война в Корее — первое открытое столкновение коммунистического Востока и демократического Запада, двух сверхдержав и их союзников. Пытаясь завладеть стратегической инициативой, противоборствующие стороны применяли новейшие образцы боевой техники. Не теряли времени даром и бойцы особого рода — пропагандисты.

Так, именно с корейской войной связаны две масштабные кампании по дезинформации мировой общественности, развязанные советским блоком. Думается, рассказ о них будет небезынтересен соотечественникам — в последнее время украинцы смогли на собственном опыте убедиться в эффективности «дезинформационного оружия».

Белые начинают и проигрывают?

Нам неплохо известна предыстория корейского конфликта: весной 1949 года вождь КНДР Ким Ир Сен предложил Сталину план войны против Южной Кореи, долго убеждал Отца народов и спустя год получил окончательное добро (а заодно боевую технику и военных консультантов).

Однако в 1950-м власти Северной Кореи при поддержке СССР и Китая попытались нарисовать иную картину. Якобы ранним утром 25 июня армия южнокорейского правителя Ли Сын Мана с подачи США вероломно напала на КНДР. Ей удалось вторгнуться на глубину от 2 до 3 км. Однако доблестная Народная армия за несколько часов отразила атаку и перешла в контрнаступление по всему фронту, круша деморализованного агрессора и стремительно продвигаясь к Сеулу.

Такая версия вызывала скепсис не только на Западе, но и среди критически мыслящих советских зэков. Александр Солженицын вспоминает: «Уж мы сидели в арестантском вагоне, когда из репродуктора на Казанском вокзале услышали о начале корейской войны. В первый же день до полудня пройдя сквозь прочную линию обороны южнокорейцев на 10 километров, северокорейцы уверяли, что на них напали. Последний придурковатый фронтовик мог разобраться, что напал именно тот, кто продвинулся в первый день».

Итак, перед пропагандистами в Пхеньяне, Москве и Пекине встала нелегкая задача: перевернуть объективную реальность с ног на голову, доказав, что войну начала Южная Корея по наущению американцев.

Прежде всего в ход пошли документы — как сообщалось, часть южнокорейского правительственного архива, ставшего трофеем северян. Здесь был доклад информационно-исследовательской службы Госдепа США № 4849, переписка Ли Сын Мана со своим американским советником Робертом Оливером и послом Южной Кореи в США Чан Меном, план операций разведслужбы штаба южнокорейских войск и т.п. Масса цифр, географических названий, корейских и американских имен производили завораживающее впечатление. Однако при ближайшем знакомстве с документами оказывалось, что все они свидетельствуют лишь об одном: южнокрейские власти относились к режиму Ким Ир Сена с нескрываемой антипатией.

Дабы окончательно показать всем и вся, кто является зачинщиком войны, были обнародованы «чистосердечные признания» южнокорейских парламентариев и чиновников различного ранга, плененных армией Севера. Оказавшись в руках коммунистов, прислужники Ли Сын Мана начинали дружно каяться в развязывании агрессии…

Правительство Северной Кореи направило копии трофейных документов и показания пленных южан в ООН и другие международные организации. Эти «неоспоримые свидетельства» регулярно публиковались в прессе советского блока; они были изданы и отдельным сборником.

Особое усердие в распространении подобных материалов проявила левая печать Запада — газеты «Юманите», «Се Суар», «Дейли Уоркер» и др. Журналисты-коммунисты пытались подкупить западного обывателя своей информированностью, обусловленной свободным доступом в лагерь северокорейцев. Какая из буржуазных газет в июле 1950-го могла предложить читателям эксклюзивное интервью с Ким Ир Сеном? А вот корреспонденту «Юманите» товарищ Ким охотно поведал: «Документы, захваченные Народной армией в Сеуле, свидетельствуют о том, что начатая лисынмановской армией война подготавливалась в течение длительного времени под руководством американской военной миссии в Сеуле».

Сталинские пиарщики предпринимали и нестандартные пропагандистские ходы. К примеру, маститый литератор А.Чаковский написал повесть «Хван Чер стоит на посту», живо изобразив, как Аллен Даллес инструктирует южнокорейских марионеток ЦРУ перед вторжением.

Коммунистическая PR-машина работала на полную мощность, но главная цель так и не была достигнута — ввести в заблуждение широкую западную общественность не удалось. Дезинформаторов подвела чрезмерная резвость северокорейского армии, уже на четвертый день войны занявшей Сеул. Даже полному профану в военном деле становилось ясно, что налицо не спонтанное преследование агрессора, а тщательно подготовленная наступательная операция.

Однако не стоит думать, что титанические пропагандистские усилия пропали зря. Хотя Запад дезинформировать и не получилось, но сотни миллионов людей в СССР, Китае и Восточной Европе твердо усвоили: корейская война развязана режимом Ли Сын Мана и его американскими хозяевами.

Бактерии от Дяди Сэма

Еще больший успех имела дезинформационная кампания, организованная в начале 1952 года. К тому времени в корейский конфликт уже включились американцы под флагом ООН и добровольцы из Китая, а линия фронта стабилизировалась по 38-й параллели.

Неожиданно в советской, китайской и «прогрессивной» западной печати была обнародована сенсация: Соединенные Штаты прибегли к бактериологическому оружию! Утверждалось, будто американская авиация разбрасывает над КНДР и Северным Китаем контейнеры с инфицированными грызунами и насекомыми — чтобы вызвать эпидемию чумы, энцефалита, сибирской язвы и т.п. Китайские ученые в марте 1952-го заявили, что за два месяца американцы произвели 804 бактериологических налета. Тогда же советская делегация в ООН потребовала осудить янки за применение варварского оружия.

Вашингтон отреагировал оперативно: предложил провести независимое международное расследование под эгидой Красного Креста и ВОЗ. Но Китай и КНДР отказались допустить представителей этих организаций на свою территорию, а советская пропаганда немедленно заклеймила нейтральных медиков как презренных американских наймитов.

Параллельно «объективным изучением проблемы» занялся Всемирный Совет Мира — подконтрольная Кремлю организация во главе с французским физиком-коммунистом Жолио-Кюри. В апреле 1952 г. на очередной сессии ВСМ было решено отправить в Маньчжурию и Северную Корею международную следственную комиссию из авторитетных ученых.

Увы, научные светила не очень-то охотно шли навстречу «борцам за мир». Например, активист ВСМ Илья Эренбург так и не смог привлечь к сотрудничеству знаменитого датского микробиолога Торвальда Мадсена. Прочтя первую страницу обширного доклада о бактериологической войне в Корее, Мадсен вернул его Эренбургу со словами: «Спрячьте и никому не показывайте — это может рассмешить студента-первокурсника...»

В итоге в состав комиссии вошел лишь один специалист по инфекционным болезням — советский академик Жуков-Вережников. Компанию ему составили француз, итальянец, бразилец и швед, не занимавшиеся бактериологией, но известные своими левыми взглядами. В Китае и КНДР прогрессивных ученых встретили с распростертыми объятиями. Плодотворно проработав все лето, комиссия в сентябре 1952-го вынесла предсказуемый вердикт: Дядя Сэм действительно вел преступную бактериологическую войну.

Правда, члены комиссии в основном опирались не на собственные наблюдения, а на «выводы компетентных китайских специалистов»; число бактериологических атак таинственным образом сократилось с 804 до 50; да и заболевших граждан выявили подозрительно мало — около трех десятков.

Столь низкую эффективность империалистического оружия комиссия объясняла просто: китайские и северокорейские санитарные службы оказались на высоте и сорвали планы коварных янки. Жуков-Вережников и Ко не допускали и мысли, что зафиксированные случаи опасных недугов вызваны естественными причинами: «По информации, полученной комиссией, за последние пять столетий в Корее не было чумы». Советский Минздрав, в 1948 году предлагавший закрыть границу с Кореей из-за угрозы заноса чумы в СССР, отчего-то не стал предоставлять комиссии альтернативную информацию…

Специалистов-микробиологов результаты расследования, конечно, не убедили, но широкую публику впечатлили. Тем более что в коммунистической прессе очень кстати были напечатаны «признания» пленных американских летчиков, в один голос подтверждавших факты бактериологических атак. В результате многие на Западе склонились к мысли, что дыма без огня не бывает, и что какие-то нехорошие дела с бактериями американцы все же творили. Репутация США серьезно пострадала.

Летом 1953 г. в Корее было подписано перемирие, и об американских бактериальных зверствах моментально забыли. Точку же в этой истории поставил в 1976-м бывший редактор газеты «Се Суар» Пьер Декс, к тому времени порвавший с компартией. Вот что он поведал о бактериологической эпопее в своих мемуарах: «Нам всем была нужна эта моральная разрядка. И те, кто выдумал столь прекрасный ход (так как все это от А до Я было явной выдумкой), обладали настоящей политической гениальностью. Подобная «обработка мозгов» сродни «охоте на ведьм», которая неистовствовала в Соединенных Штатах. И мы еще говорили о нашем моральном превосходстве над американским империализмом! Теперь я считаю, что мое участие в качестве главного редактора вечерней газеты в этой лжи является серьезной ошибкой… Ложные сведения, возбуждение ненависти — все, что могло бы обесчестить любого журналиста, присутствовало здесь».

P.S. Война в Корее завершилась более полувека назад, однако и в наши дни дезинформация остается непременным спутником межгосударственных конфликтов.

В этом нас лишний раз убеждают российские СМИ, способные виртуозно уличить Украину в развязывании «газовой войны» или обнаружить под Киевом секретную тюрьму ЦРУ. Трудно сказать, проявляются ли тут традиции сталинской пропаганды, но основные принципы ведения дезинформационных кампаний все те же, что и в начале 1950-х.

Кремлевские пиарщики по-прежнему не стесняются глобальной лжи, превращая очевидного агрессора в невинную жертву и наоборот. Если при этом не удается убедить мировое общественное мнение, ничего страшного. Сойдет для внутреннего потребителя, отрезанного от альтернативных источников информации.

С более мелкими утками дело обстоит еще проще. Самое главное — поставить противника в положение оправдывающейся стороны, и тогда любые его шаги будут выглядеть подозрительно. Игнорирует предъявленные обвинения? Растерялся, ибо выведен на чистую воду! Тут же выступает с опровержением? Засуетился, следовательно виновен!

А вот универсальных рецептов борьбы с клеветой опыт Кореи нам, увы, не дает. Разве что подождать четверть столетия, пока у кого-нибудь из дезинформаторов не проснется совесть…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №10, 16 марта-22 марта Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно