Когда махатмы смеются

24 июня, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 24 июня-1 июля

Любой здравомыслящий человек, который способен контролировать свое желание говорить, запросы ума...

Любой здравомыслящий человек, который способен контролировать свое желание говорить, запросы ума, вспышки гнева и требования языка, желудка и гениталиев, обладает всем необходимым для того, чтобы иметь учеников повсюду в мире

Рупа Госами, индийский философ, ХVI век

На всякую дуру найдется гуру

Современная народная мудрость

Все то, что происходило в мире лет сто назад и растянулось на десятилетия, в украинском обществе появилось лет тридцать тому и забурлило, яростно вскипело лишь в последнее десятилетие. Отчего в украинском обществе — консервативном и богобоязненном, как нас уверяют политики, — такой спрос на мистических Учителей? Оттого, что исчез традиционно повышенный спрос на учителей обычных.

«Гуру» — термин индийских Вед, передаваемых вначале устно, отчего ни времени появления термина, ни даже языковых корней точно установить не удастся. Санскрит, которым в итоге были записаны Веды, позволяет трактовать его по-разному. Слог «га» — успех, «у» — одно из имен бога Шивы, «ра» — устраняет грех. Таким образом, гуру — это самый активный бог пантеона, разрушающий греховность. Другой вариант: «га» — знание и дарующий благо (или процветание), «у» — состояние Шивы и «ра» — сжигает грех. То есть гуру — дарует знание, благо (или процветание), состояние Шивы и устраняет грех. Еще вариант: «гу» — тьма и «ру» — разрушающий.

С термином «сенсей» проще. Дословно «ранее рожденный», стало быть, больше знающий, в мистическом смысле — помнящий прошлые рождения и их опыт.

Поскольку другие титулы менее модные, а интерес к их носителям не меньший, можно предположить, что дело не в жажде приобщения к чудесам и тайнам Востока. Так было в начале XIX века, когда существовала мода на английское, а в Англии, в свою очередь, — на колониальное, индийское. В Россию это пришло уже в виде Блаватской и Рериха. Говорилось об учении сверхучителей-махатм, с Гималаев надзирающих за миром и, если чего не так, спасающих. За сто лет от этой моды осталась одна только аура. Но и она действует! Знаю на личном примере.

Моим первым гуру вполне мог бы стать Рабиндранат Тагор. В ту пору мне было лет десять, и замечательные фотографии седого длинноволосого бенгальского поэта с горящим взором внушали мне гораздо большее доверие, чем портреты тогдашнего генсека ЦК КПСС. Понимая опасность таких приоритетов, родители на расспросы отвечали невнятно и предлагали читать стихи. Стихи были не очень, хотя, говорят, какое-то поколение Тагором зачитывалось.

Вторым гуру мог стать украинский писатель-фантаст Олесь Бердник, имевший внешность Тагора, писавший полумистические романы, за что и отсидел в семидесятых. Фантастику я очень любил, а симпатии к Востоку были частью семейного воспитания, потому книги зачитал до дыр. Сам писатель тогда был все равно что небожитель, то есть физически недосягаем. Потом как-то само прошло.

Кандидата в третьего гуру не помню, но он должен был обладать необычной внешностью, знать слова «чакра» и «аура» и не отвечать на вопрос просто, намекая на обладание тайной (ключами, секретами школы и т.п.). В смутное «перестроечное» время гуру вышли из подполья. К слову сказать, вели они себя так же, как герои великолепного фильма Эмира Костурицы «Подполье». Часть была просто больными, часть искренне заблуждалась, тем самым дурача других, ну а часть была наглыми жуликами, переключившимися с фарцовки джинсами на преподавание тайных истин. Кульминацией стала уже хрестоматийная история с «Белым братством», где волевой и ловкий психопат направлял и усиливал довольно запущенную истерию.

Индийскую терминологию начала вытеснять японская, и бывшие гуру назвались сенсеями и сифу. В моду вошли термины из дзэн-буддизма и даосизма, в таком сочетании и применении, что даосы и буддисты, услышав их, пожалуй, от изумления вмиг стали бы просветленными.

Потом с опозданием на четверть века пришел Кастанеда с доном Хуаном, но мексиканские маги уже не успели развернуться до уровня советских псевдойогов…

Многие века учительство было понятием священным. Не было книг для массового читателя, СМИ и Интернета. Знания и опыт ценились потому, что их носителям не было замены. После Второй мировой войны, показавшей уязвимость гуманизма, авторитет учителя резко упал. Классно-дисциплинарная модель образования родилась, когда школ, учителей и научных дисциплин было меньше. И самого учителя легче было причислить к элите, поскольку он являлся уникальным носителем не только формальных знаний, но и идей просветительства, да и задачи образования были другими.

Затем и государства перестали наделять учителей исключительным статусом, хотя продолжали лицемерно говорить о приоритете учительства. Педагогическая среда еще несколько лет после развала СССР держала уровень требований к себе довольно высоким, оставаясь влиятельной прослойкой. Но пришли бизнес и политэлита с неизмеримо более сильными рычагами влияния.

В переломном 1992 году, когда состоялась массовая эмиграция русских и евреев из Украины на Запад и Восток, она, среди прочих специалистов, вымыла из страны и талантливых учителей. Экономический кризис вынудил молодых переквалифицироваться (в том числе в «гуру» оккультного пошиба). Манипуляции в оценках истории, экономики привели к хаосу в подготовке учебников, что окончательно «отморозило» тех инициативных педагогов, которые остались.

Затем «просели» университеты. Возможно, единственным исключением оказались США, где статус преподавателя университета, профессора реально очень высок, как и его денежный эквивалент.

Последней рухнула семья, где авторитет отца-учителя рассеялся, когда в течение поколения начали радикально меняться, развиваться и исчезать совершенно новые технологии и специальности, нужные обществу немедля.

Церковь вообще безнадежно отстала, особенно православная, и священник как альтернатива ложному духовному учителю сегодня не может рассматриваться всерьез.

Множество исследований посвящено теме тоталитарных сект. Стремление человека к такой группе понятно: защита от внешнего мира, повышенная оценка себя как личности, снятие ответственности за часть поступков и так далее. Но прежде чем человек попадает в такую группу, у него возникает мотив изменения мировоззрения. Искать духовного учителя без кавычек человека заставляет давление снаружи и внутреннее стремление. Что он находит — другой вопрос.

Итак, давление снаружи. Дабы эффективнее управлять обществом, у чиновников есть два пути. Первый — отдать часть своих полномочий самому обществу для самоуправления, второй — удерживать активную часть общества в состоянии толпы. Это может быть непрерывная политическая активность, эстрадный или спортивный фанатизм, искусственное создание тревожных ожиданий и так далее. Слова «состояние толпы» спокойно можно заменить термином «массовая культура», но от этого качество социальных институтов и их характер воздействия на умы граждан не изменится. Как бы ни тщилась советская система среднего образования, а за ней и украинская, развернуться в сторону личности, как бы отдельные светлые умы ни пытались пробить брешь в устаревших методиках и методологиях, все равно школа и учителя выполняли и выполняют госзаказ. А именно — производство человека массы, унифицированного, легко управляемого и т.п. Это не плохо и не хорошо. Таковы требования общества и государства, и школа как минимум обеспечивает знанием о том, как выжить в этом обществе.

Можно выделить определенную социальную группу, сильно озабоченную процессами преподавательства и ученичества. Ее главная особенность, без разделения на обычных и псевдоучителей, — стресс и фрустрация (неудовлетворенность), поскольку в этих процессах невозможна окончательная социально-психологическая самоидентификация.

Система передачи знаний в современной Украине бессистемна. Ни экономически, ни тем более психологически люди, желающие получить знания и желающие их передать, не могут приспособиться к современности. Сфера образования не готова к трансформациям, хотя индивидуально любой человек с минимальными педагогическими навыками показывает очень высокий уровень выживаемости.

Групповое педагогическое сознание консервативно — в отличие от весьма подвижного индивидуального. Добавим к этому еще личный контакт при индивидуальном преподавании, и учитель, обучающий чему-либо вдумчиво, основательно и индивидуально, — считай, что гуру (см. эпиграф).

В чем принципиальное отличие учителя, частного преподавателя, тренера от «гуру»?

Учитель не является личностью в попсовом значении этого слова. Если он будет напускать на себя излишнюю важность, то исказит точность передачи вверенной ему информации. А «гуру» всячески подчеркивает индивидуальность, особенность, избранность и таинственность.

Самый главный мессидж, сообщаемый «гуру» своим потенциальным деньгодателям, — «я знаю, как тебе будет лучше». Эта формулировка психолога Владимира Леви, книги которого, в том числе «Наемный бог», о псевдоучительстве, с улыбкой рассказывают о странностях человеческой психики. И, кстати, чувство юмора у псевдоучителей отсутствует, верный признак.

Почему же на такую дешевую наживку реагирует достаточно образованный обыватель, без пяти минут интеллектуал?

Потому что без пяти минут. Во-первых, настоящая учеба (не процесс получения диплома или аттестата) — это довольно тяжелый труд, к которому расположен не каждый. В восточном понимании обучение — это нескончаемый процесс, образ жизни, в котором какие-либо особенные внешние награды-дипломы-пояса-звания просто бессмысленны. Кстати, систему цветных поясов — рангов в единоборствах — японцы ввели сначала в дзюдо в 50-х годах, исключительно для тщеславных европейцев, с целью популяризации вида борьбы. Получилось!

Во-вторых, есть соблазн дармового получения конкурентного преимущества. Например, подавляющее большинство европейцев свято уверены, что истинная цель йогов — обретение могущества над материальным миром, умение левитировать, обходиться месяцами без еды, питья и сна, быть нечувствительным к боли, ожогам, гвоздям. Ну и прочая цирковая дребедень. Йоги не отрицают, что на предпоследнем этапе совершенствования нечто подобное с человеком может происходить. Но рассматривают это как досадную помеху, последнее искушение, которое праведник должен игнорировать и уж ни в коем случае не развивать. Какое разочарование для жаждущих сэкономить на авиаперелетах...

Почему учителя в обществе массового потребления и экономически, и в смысловом отношении постоянно проигрывают «гуру»? Потому что социально-психологические установки работников сферы образования (да и медицины тоже) неизменны, а вопросы об относительности и смене ценностей в обществе возникают постоянно. «Гуру» не боятся предлагать ответы.

Не существует критериев компетентности, квалификации и опыта учителя как показателей его совершенства. А «гуру» — совершенен.

Официальное образование чрезвычайно политизировано, нормального человека от этого воротит. «Гуру» предлагает увести вас от этого раздражителя далеко-далеко.

«Гуру» элитарен, а кому из тщеславных сограждан не хочется пообщаться с представителем элиты, пусть и оккультной? Вот о наших преподавателях пока не скажешь — элита.

Предложение вечных истин в информационном пространстве, где очень быстро происходит «культурное старение» смыслов, — вроде как гарантия, что эта информация завтра-послезавтра не устареет. Более того, информационный бум породил совершенно новый вид невежества — чудовищную поверхностность, эклектизм и нелогичность. Последнее подается как особый, продвинутый вид умствования. Потенциальный клиент «гуру» ощущает себя человеком второго сорта. Причины: пол, сексуальная ориентация, национальность, внешность, семейные проблемы, нехватка денег или образования — все это в сочетании со слабостью личности, не желающей трудиться, приводит человека к знатоку неких сокровенных истин. Низкий уровень культуры общения позволяет постоянно рекрутировать из массы несостоявшихся интеллигентов все новых адептов самых различных вер, доктрин и школ.

На чем еще паразитируют «гуру»? На синдроме так называемого «консервативного сциентизма». То есть на представлении о том, что есть «золотой ключик» учительства, и он должен быть наукообразным. Наука и культура, а с ними и учительствование интегрируются в мировые информационные процессы. И личность учителя попадает в зависимость даже не от системы администрирования образования, а от скорости информационных потоков. Обычный преподаватель для собственного душевного равновесия эти потоки игнорирует. Он живет с душевной травмой из-за того, что понимает изначальную неэффективность своего преподавания. А современный «гуру» использует в своей социальной роли тот факт, что знания становятся вторичным продуктом саморазвития личности. Вот несколько направлений, по которым работают «гуру»:

1. Ролевые отношения. Суть обучения — сама игра в обучение, экзотические декорации.

2. Усвоение знаний в рамках доктрины. Сообщается доктрина, несовместимая с реальностью, а в ней — схема внутреннего развития адепта, ступени, пояса, звания и дипломы.

3. Равноправное сотрудничество в разновозрастной группе. Здесь старшие могут почувствовать себя моложе, молодые — поопытнее.

4. Взаимное усвоение интегрированного знания. «Гуру» объявляет, что учится вместе с ученикамиученицами, и у них в том числе. Все это очень льстит.

Вышесказанное не означает, что «гуру» уже не существует в принципе. Но действительно обладающие знаниями очень просты в общении, жизнерадостны, обладают замечательным чувством юмора, заботятся о своем физическом здоровье и при этом так же смертны, как и мы. Они делятся знанием не потому, что зарабатывают на этом или утверждаются. Просто однажды приходит время что-то кому-то рассказать, как попутчику в поезде. И делают они это весело, потому что, как сказал Мюнхгаузен, все самые большие глупости человечество совершает с серьезным выражением лица.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно