И сделай светильник из золота чистого

19 октября, 2012, 13:28 Распечатать Выпуск №37, 19 октября-26 октября

Еврейский общинный центр «Менора» на фоне латаных дорог и обшарпанных фасадов смотрится живым бриллиантом в картонной короне.

Сначала — сухие факты. Представьте себе семь башен. Две — по семь этажей, две — по двенадцать, две — по семнадцать, а во главе угла — башня в двадцать два этажа высотой семьдесят семь метров. Порядка 50 тысяч квадратных метров общей площади. Все башни соединены галереей, облицованной мрамором и белым иерусалимским камнем. Стены подобны машине времени, которая перебрасывает вас в еврейский мир Екатеринослава. Фасады двенадцати синагог и постеры черно-белых дагерротипов. 

Архитектурное решение тоже оттуда. Из машины времени. Во всяком случае, это отнюдь не модернистские новации, присущие ХХI веку. А, скорее, тенденции чикагской архитектурной школы конца века ХIХ — предтечи эпохи небоскребов, когда форма в архитектуре начала следовать функции. 

На трех этажах в четырех залах общей площадью около 3000 квадратных метров — самый крупный на постсоветском пространстве музей «Память еврейского народа и Холокост в Украине». 

А еще — магазины, офисы турагентств, отделения банков, кафе, рестораны, галереи, конференц-зал на 1500 мест, хостел, кошерная гостиница, офисы еврейских культурных центров и религиозных организаций… 

Знакомьтесь. Это самый большой в мире еврейский общинный центр «Менора». На открытие которого 16 октября в Днепропетровск прибыло более четырехсот VIP и журналистов из Израиля, Евросоюза, России и США. 

Правда, в Днепропетровске конца 2012 года возникает резонный вопрос: а для чего вся эта помпа и размах в стране, где, согласно официальным данным, еврейское население за 75 лет сократилось более чем в 15 раз? И на 2001 год,  согласно результатам последней переписи, составляло 103 600 человек, или 0,21 процента от всего населения Украины. Что на фоне, скажем, 486 600 человек в 1989 году, согласитесь, немного. 

Хотя с официальной статистикой есть проблемы. Во-первых, перепись населения в Украине последний раз проводилась 11 лет назад. Во-вторых, методики проведения переписи, в том числе и в вопросах национальной самоидентификации, допускают достаточно ощутимую погрешность. Ибо перепись, как известно, дело сугубо добровольное. И отвечать на шестой пункт опросного листа («Ваше этническое происхождение (национальность, народность, этническая группа») человек может так, как ему вздумается. 

— По нашей оценке, численность общины только в Днепропетровске сегодня более пятидесяти тысяч человек, — говорит руководитель общинного пресс-центра Олег Ростовцев. — Так что здание центра не такое уж и большое. По большому счету, на каждого приходится один квадратный метр «Меноры». А если, — смеется, — добавить еще и область — порядка еще пятнадцати тысяч человек, то будет совсем тесно. 

— Т.е. ты хочешь сказать, что община растет?

— Да. Знаешь, еще несколько лет назад я мог сказать, что знаю в лицо практически всех, кто хоть раз приходил в синагогу. Теперь я этого сказать уже не могу… 

Вот интересно, еврейская община Киева тоже насчитывает порядка пятидесяти тысяч человек. И тоже хочет построить свой общинный центр. Но киевские власти и городская прокуратура почему-то этому препятствуют. Причем противостояние, начатое при мэре Черновецком, никуда не делось и при нынешнем руководстве города. Дошло до того, что конфликт вышел за пределы Украины. В поддержку общины выступили 36 депутатов ПАСЕ из 17 стран и министр иностранных дел Израиля. А главный раввин Украины Моше Асман обратился за поддержкой к Виктору Януковичу. 

Правда, в КГГА настаивают на том, что речь идет исключительно о нарушении финансово-хозяйственной дисциплины. Что получило подтверждение в суде первой инстанции. Однако, по словам председателя еврейской общины Киева Александра Левина, чиновники КГГА во главе с Александром Пузановым попросту положили глаз на участок, который был куплен под строительство общинного центра, и делают все для того, чтобы «вернуть» его в собственность города. А иными словами, попросту перепродать. «Меня поражает недальновидность руководства КГГА. Ведь они (чиновники. — А.К.) подставляют страну, но это их абсолютно не волнует, — продолжает Александр Левин. — Их интересуют только деньги. Я думаю, что если бы об этой позорной для Украины ситуации узнал Виктор Янукович, то он бы, конечно, вмешался. Но достучаться до президента невозможно. Его окружение блокирует все попытки поставить главу государства в известность. И наши попытки, и международные. Хотя более верного и последовательного защитника Украины в мире, нежели Израиль, сегодня найти сложно…» 

Но вернемся в Днепропетровск, где наблюдается совсем иная картина. И мэр, и глава ОГА, прибывшие на открытие центра «Менора», не скрывали радости по поводу столь знакового для города события. 

Еще бы. Ибо такого скопления высокопоставленных гостей, включая главных раввинов Израиля и России, министра информации и диаспоры Израиля, послов и консулов США, Израиля, Великобритании, Швеции и Германии, представителей большого бизнеса и международных организаций, в Днепропетровске еще не было. Не говоря уже о том, что открытие «Меноры» стало первой после Евро-2012 большой позитивной новостью из Украины. 

А ведь помимо PR-позитива от открытия центра, отцы города, не вложив в строительство ни одной бюджетной копейки, могут занести в свой актив еще массу материальных бонусов. Судите сами. Во-первых, достопримечательность международного уровня. А упоминание о чем бы то ни было «самом большом в мире» автоматически повышает туристическую привлекательность. Во-вторых, современный конференц-зал, где можно проводить, скажем, заседания партхозактива или награждение передовиков производства. В-третьих, конечно музей. Опять же из категории «самых больших». А вот то, что новый центр автоматически начнет притягивать именно в Днепропетровск богатых инвесторов, вопрос пока спорный. В том числе и потому, что «Менора» на фоне латаных дорог и обшарпанных фасадов смотрится живым бриллиантом в картонной короне. Ибо вписана в город по старому советскому принципу. Т.е. сперва объект построить, а потом коммуникации подтягивать. 

В Днепропетровске это в первую очередь связано с аэропортом. Точнее, с тем, что в городе подразумевается под этим понятием. Потому что место, где могут приземляться самолеты, т.е. взлетно-посадочная полоса и убогий терминал модели back in USSR, скорее постсоветская экзотика, нежели привычный для крупных инвесторов комфорт Орли, Хитроу или JFK. И 28 международных рейсов, которые Днепропетровск принял 16 октября, это такое же редкое событие для города, как и десант VIP. 

Глава Днепропетровской ОГА Александр Вилкул в ответ на вопрос об аэропорте начинает обтекаемо произносить какие-то очень как бы правильные слова, но на чудовищном канцелярите. И, в конце концов, отсылает к Игорю Коломойскому. От чьих действий и финансовых вливаний, по словам чиновника, и зависит будущее, простите за штамп, воздушных ворот города. Бизнесмен и по совместительству президент Европейского еврейского союза г-н Коломойский, который вместе с президентом Днепропетровской еврейской общины Геннадием Боголюбовым профинансировал строительство «Меноры», тоже прямого ответа по поводу конкретных сроков не дает. Но заверяет, что к 2015 году, когда в Днепропетровске должны пройти игры чемпионата Европы по баскетболу, полная реконструкция аэропорта будет завершена. 

Но на фоне праздника, приподнятого настроения и всеобщей радости членов общины и их гостей в воздухе витала тень еще одного вопроса. А именно — отношения к событию тех жителей города, области и страны, кого к друзьям евреев причислить весьма проблематично. Ведь бытовой антисемитизм никуда не делся. И в Сети еще до открытия «Меноры» неоднократно появлялись комментарии по поводу того, что «в то время, когда украинский народ еле сводит концы с концами, эти жируют на деньги, украденные у украинского народа…». 

А поскольку Украину страной победившего сионизма назвать сложно, то строительство столь крупного еврейского объекта, местных (да и не только) юдофобов просто было обязано возбудить и активизировать. Но, как ни странно, никакой агрессии со стороны борцов с мировой закулисой отмечено не было. Мало того, жители Днепропетровска благодарны за то, что строительство центра обеспечило работой (да еще и в период кризиса) немало горожан. 

— А чего тут такого, — говорит типичный житель спальных районов, средних лет мужчина, назвавшийся Михаилом, который наблюдал за церемонией открытия из-за заградительного барьера. — И молодцы, что такое построили. Это же какая память будет. Нам у них этому еще поучиться надо. — Чему «этому»? — Как они друг за друга держатся. А нас зато все время лбами сталкивают. Поэтому ничему ладу толком дать не можем…

Об исторической памяти говорил на открытии Музея истории еврейского народа и Холокоста и посол Германии в Украине доктор Кристоф Вайль: «Когда мы, немцы, вспоминаем о Холокосте, особенно важно не уходить от исторической ответственности, честно помнить о том, что мы выдвигаем особые требования к нашей правдивости. — И добавил: — Во время торжественного открытия новой Мюнхенской синагоги Шарлотта Кноблох, в то время председатель еврейских общин Германии, сказала: «Тот, кто строит — остается. Сегодня, я могу сказать, — мы построили, мы остаемся, мы участвуем». 

Для Украины, где нет европейской нормы уголовной ответственности за отрицание Холокоста, где издаются книги, отрицающие трагедию Бабьего Яра и Освенцима, слова посла более чем актуальны. Тем более что их говорил представитель народа, на котором лежит основная тяжесть вины за Шоа. Которую, кстати, в какой-то мере должна разделить и Украина. Чьи далеко не самые достойные сыны помогали нацистам в окончательном решении еврейского вопроса. 

Музейная экспозиция, посвященная Холокосту в Украине, эту тему тоже не обошла, как и факты пребывания евреев в рядах УПА

Но прежде чем окунуть посетителя в кошмар расстрельных рвов и гетто, музейная машина времени переносит нас в провинциальный Екатеринослав. Дает возможность ощутить атмосферу русско-украинско-еврейского сплава — пряного этнического коктейля, который так бодрил Шолом-Алейхема. Удивиться немалому количеству подлинных экспонатов той эпохи, которые уцелели в хаосе ХХ века, от отпечатанных в Лондоне талмудов и подлинных штраймл — парадных меховых шапок хасидов того времени — до нехитрых инструментов еврейских сапожников. 

А потом будут большевики. С их закрытием синагог, процессами над врагами народа и стахановскими рекордами. И снова немые, но подлинные свидетели того времени. Плакаты, книги, пластинки… И вдруг — насыпь расстрельной ямы, возникающая из экспозиционного полумрака. А под ногами туфли, очки, вставные челюсти, детские игрушки, ложки, портсигары... И снова очки, и снова обувь… Это тоже подлинные экспонаты. Найдены в местах массовых расстрелов евреев… И прекрасно сохранившаяся кукла, которая уже пережила свою маленькую хозяйку более чем на 70 лет. И отдельный темный зал, где на большом мониторе откуда-то из небытия возникают имена убитых, потом исчезают и вспыхивают все новыми и новыми звездами на черном потолке, превращенном в звездное небо. 

Подумаешь, может сказать какой-нибудь крупный эксперт, такое уже есть в главном мемориале памяти жертв Катастрофы Яд ва-Шем в Иерусалиме. Ну и что, можно ответить эксперту, ведь всех отвезти в Израиль нереально. А не знать собственную историю, как бы банально это ни звучало, означает обречь себя на гибель и забвение…

Кстати, музей в Днепропетровске вскоре еще раз подтвердит свое лидерство на постсоветском пространстве. По словам директора музея, доктора Игоря Щупака, уже готова экспозиция, посвященная еще одной печальной странице украинского еврейства — Большой алие. Т.е. массовой эмиграции евреев сначала из Советского Союза, а затем и из независимой Украины. 

Какие именно в этой экспозиции собраны экспонаты и как она задумана, г-н Щупак рассказывать не стал. 

P.S. «Я желаю центру «Менора» и музею оставаться и определять вместе с другими факторами жизнь еврейской общины, чтобы свет, исходящий из этого центра, светил далеко за пределами Днепропетровска и освящал путь в будущее, как и Менора, архитектурным воплощением которой он является и чье имя носит», — доктор Кристоф Вайль, Чрезвычайный и Полномочный Посол Германии в Украине.

P.Р.S. Менора — золотой семиствольный светильник (семисвечник). Согласно Библии, предписание об изготовлении Меноры, а также ее описание были даны Богом Моисею на горе Синай. Менора находилась в Скинии Собрания (походный храм, в котором хранился Ковчег Завета) во время скитания евреев по пустыне, а затем и в Иерусалимском храме, вплоть до разрушения Второго Храма. Является одним из древнейших символов иудаизма и еврейских религиозных атрибутов. Изображена на гербе Государства Израиль.

Фото автора и пресс-центра еврейской общины Днепропетровска

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно