Храм от Валерия и Прокопа

12 ноября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №46, 12 ноября-19 ноября

По всем признакам, им не суждена была даже кратковременная встреча, не то что углубленное сотрудничество...

Слово — Прокопу Колеснику
Слово — Прокопу Колеснику

По всем признакам, им не суждена была даже кратковременная встреча, не то что углубленное сотрудничество. Один родился и вырос на Подолье, в селе, к которому тысячами гектаров подступал древний лес с могучими дубами, грабами, соснами. Другой появился на свет в причерноморском селении, где из растительности — только акация и перекати-поле. Один любил рисовать, сразу после восьмилетки подался в художественное училище, а другой видел себя только земледельцем, поэтому абсолютно прогнозируемым было обучение в сельхозинституте. Даже внешне они совсем не похожи: русый, тонкой, даже хрупкой конституции подолянин и черноволосый, смуглолицый, плотного телосложения южанин. Почти ровесники (художнику — 47, агроному — 50 лет), они жили порознь, трудились, пока однажды судьба не свела их в одной географической точке, и оказалось, что суть совсем не в этой точке и не в стечении обстоятельств. Оказалось, что есть вещи высокие, выше небес, на которые они смотрят одинаково. И, как между оголенными проводами, пробежала искра, а затем возникла такая высоковольтная дуга, что вокруг стало горячо...

Фалилеев

Малая родина — Березанский район на Николаевщине — расставила на трудовом пути молодого Валерия Фалилеева в основном доброжелательные светофоры: большинство с зеленым, иные с желтым цветом. Недавний выпускник Херсонского сельхозинститута успешно зарекомендовал себя на серьезной должности директора совхоза в Тузлах, затем начал переводить своим землякам на практический язык услышанное от профессоров и прочитанное в мудрых книгах в качестве главного агронома районного сельхозуправления. Словом, перспективы были безоблачные, если бы не, как говорится в автобиографических строках русского поэта Владимира Солоухина, «обостренное чувство справедливости». Одно столкновение с райкомовским начальством, второе — и Валерий со своими новациями почувствовал себя весьма дискомфортно. Как вдруг появился вчерашний председатель Березанского райисполкома Михаил Башкиров: «Слушай, Валерий Борисович, меня направляют первым райкома в Березнегуватое, поехали, мне там трудно придется без поддержки, а тебе свободу мыслей и действий гарантирую».

В то время набирала обороты перестройка, поэтому первый секретарь Березнегуватского райкома компартии Михаил Башкиров и заместитель начальника райсельхозуправления Валерий Фалилеев решили создать на базе села-хутора Отрадное, в котором едва теплилась жизнь, первый в районе сельскохозяйственный кооператив. Не бросали жребий, кому воплощать задуманное: новое дело мог возглавить только неугомонный Фалилеев. Уже год спустя об Отрадном заговорили повсюду. Пользуясь кооперативной свободой, Фалилеев смело берет займы в коммерческих банках, начинает развитие села, принимается за газификацию. Забегали по трассам новенькие легковушки, в райцентре появились первые компьютеры — благотворительные жесты для детей того же руководителя. В колхозах-совхозах, на рубеже 80—90-х годов еще стоявших неприступными идеологически-хозяйственными твердынями, поняли: конец им, если не унять кооператора. А тут еще и Башкирова вначале избрали народным депутатом, а затем — главой облисполкома. (Попутно замечу, что в Березнегуватом о Башкирове и поныне вспоминают как об исключении, поскольку до него и после него здесь фатально не везло на районных руководителей. Но несколько лет назад Михаил Башкиров, в то время — глава Кировоградской облгосадминистрации, погиб в автокатастрофе.) В общем, начались наши знаменитые проверки, комиссии, в селе подняли головы люмпены, и Фалилеев одним из первых в области подался в фермеры.

О, фермерскую одиссею Фалилеева не вместить и на сотне газетных страниц! Мы же пропустим десяток лет и отметим: фермерское хозяйство «Виктория», в котором теперь наводят порядок жена Фалилеева Ольга, дочь Виктория и зять Владимир, возделывает полторы тысячи гектаров в Березнегуватском районе и тысячу в Березанском, в Тузлах, где когда-то давно был директором совхоза Валерий. Но почему я упомянул жену, дочь и зятя, а не самого Фалилеева? Дело в том, что вот уже третий год он возглавляет правление сельхозобщества на Виннитчине — люди, обладающие средствами для аренды земли, нашли достойного лидера только на Николаевщине.

Тут, как бы ни хотелось, трудно удержаться от одного замечания. Три—четыре года назад Фалилееву предложили должность главы райгосадминистрации в Березнегуватом. Областные власти предложение частично озвучили, поэтому и в местной прессе, и по каналам Укринформа пробежала сенсационная новость: район возглавит фермер! Фалилеев прошел соответствующее собеседование у губернатора, заполнил анкеты, прошел в областной больнице медосмотр и вернулся в Березнегуватое ждать окончательного решения. Вдруг несколько дней спустя — вызов в Николаев: нужно еще раз пройти медкомиссию, на сей раз уже с участием специалистов из Одессы. Кто-то очень постарался, чтобы к власти в районе не пришел фермер, и в результате медики высказались в том смысле, что архинапряженная работа в райгосадминистрации ему противопоказана, непредсказуемыми последствиями может обернуться недавняя травма Фалилеева (в то время он попал под диски лущильника и несколько дней балансировал на грани жизни и смерти). Уже который год Фалилеев наматывает сотни тысяч километров между тремя районами двух областей, спит по три-четыре часа в сутки, обеспечивает работой сотни людей, а на Березнегуватскую райгосадминистрацию ему, оказывается, здоровья не хватило бы.

Впрочем, вернемся на Виннитчину. Там в Бершадском районе Фалилеев возглавляет ОАО «Явір-Агросервіс». Точный адрес: село Поташня.

Колесник

Именно в Поташне сорок семь лет назад родился Прокоп Колесник. В энциклопедиях, справочниках, проспектах выставок — от Черновцов до Братиславы — его называют одним из виднейших современных художников Украины. О жизни и творчестве Колесника в журналах и газетах писано-переписано, поэтому я штрихами к портрету приведу несколько цитат из книги Прокопа «Чисниця»:

«Художник — бджола. Марні спекуляції щодо його доречності, щодо потреби того, що він робить. Ви бачили, як любить бджола?

Художник — бджола, і його твори для одних — мед, для інших — молоко, віск, а ще — прополіс, без чого ніхто не живе».

«Одним із суттєвих аспектів творів мистецтва є те, що вони надихають на творчість. Твори, котрі мене не надихають на свою, власну творчість, не мають для мене ніякої цінності. Лише котрі надихають на творіння краси, точніше, на творіння думки, думки, що породжує добро чи бодай сприяє йому, є для мене цінністю. Не вмію, не можу милуватися красою меча, гармати, дизайном танка, холодною абстрактністю форм бомби».

«Після виставки чомусь так нелегко, щось невиразно гнітить. Легко тільки після напруженого, насиченого творчістю робочого дня, по тілу розбігається благородна втома хлібороба».

Художник, философ... А еще и поэт. Конечно, и поэзия, и проза, и философские размышления — только на фоне (или около, или след в след) живописи. Мир плачет, смеется, волнуется, а Прокоп рисует. В 1998 году он сам скажет: «…поки суспільство було знову втягнуте в чергові перевороти, розподіли, приватизації і т.д., я малював свої легенди. У центрі Європи, далеко від європейських столиць, у холодній майстерні».

Но почему «в центрі Європи»? Причем здесь Виннитчина? Дело в том, что вот уже полтора десятка лет Прокоп живет в Словакии, в знаменитом городе Пряшеве. Живет, рисует, пишет, преподает живопись в местном университете.

Словацкому следу в биографии Прокопа уже четверть века. Отбывая действительную службу в Советской армии, влюбился в словачку. Нелегко было солдату жениться на иностранке, но, как смеется сегодня Власта, Прокоп такой упрямый, что до самого генерала дошел. Затем жили в Украине — в Киеве, Черновцах — жили бы, наверное, на Буковине и до сих пор, но в конце восьмидесятых напала на детей Черновцов неизвестная (и до сих пор неразгаданная) болезнь. Заболели и дети Прокопа и Власты. Выход из дилеммы был ясен: ехать на родину жены.

Но тропа от Пряшева к Поташне не зарастала никогда.

Поташня

На живописном шестистраничном проспекте празднования Дня Поташни в связи с 300-й годовщиной первого письменного упоминания об этом селе — заголовок «Поташня — рядно таїни» и герб села: голубой щит, на котором между золотыми крестиками величаво сияют того же таки золотого цвета каравай и кувшин. Не стоит, пожалуй, напоминать, что автор и проспекта, и герба Поташни — Прокоп Колесник. Как, кстати, и флага села, в желто-голубую гамму которого художник добавил еще и зеленую полосу. На всех страницах проспекта дата: 22 августа 2004 года.

А еще за три года до этого дня свой трудовой путь продолжил в Поташне Валерий Фалилеев, представляя винницкую фирму «Регвін-інвест». Он смог наладить сотрудничество с восемью научно-исследовательскими институтами в Украине, несколькими европейскими фирмами, доказать бершадским и винницким властям, что Поташня — далеко не глухой закуток. Строятся свиноводческий мини-комплекс с использованием шведской технологии, свой небольшой комбикормовый завод, в растениеводстве внедрили внекорневую подкормку, в этом году к жатве приобрели чесальную жатку, которая «делает» из старой «Нивы» новый «Дон», обеспечивая в день до 100 тонн намолота зерна. Этим летом поташнянские жнецы взяли с каждого гектара по 44 центнера зерна, до 100 центнеров даст кукуруза, до 30 — подсолнух. Еще до недавнего времени малоперспективная Поташня по экономическим показателям вошла в первую тройку 34 хозяйств Бершадщины. На социальное развитие села ОАО «Явір-Агросервіс» выделяет не менее 10 процентов валового дохода, здесь два штатных тренера проводят занятия в восьми спортивных секциях. Глава Бершадской райгосадминистрации Анатолий Павличенко нисколько не сомневается: «Привлечение в Поташню винницкими бизнесменами Валерия Фалилеева — большая удача для района».

И вот они встретились: Фалилеев из причерноморских Тузлов и Колесник из подольской Поташни. От космоса к футболу, от Шевченко к Сталину тянулся вечерне-ночной разговор двух мужчин. Но главным образом беседа велась, конечно же, вокруг Поташни. И пришли к согласию, и решили: быть в селе храму памяти, храму искусства, храму истории.

Несколько месяцев спустя, 22 августа 2004 года, Поташня открыла музей села и галерею Прокопа Колесника. В бывшие господские хоромы, которым уже двести лет и из которых делали то склад, то пекарню, то школьные классы для маленького Прокопа, сошлись сотни поташнян, съехались десятки простых «жигулей» и лоснящихся лимузинов из Бершади, Винницы, Черновцов, Киева. Конечно, было много речей, много музыки и танцев, немого и велеречивого стояния перед картинами и скульптурами, перед экспонатами музея.

...Уже после праздника, поздней ночью, мы ехали по поташнянскому лесу в Бершадь. Вдруг из-за поворота и слева, и справа черные деревья побелели от мощных фар, водитель «уазика» едва успел проскочить встречную машинерию. «Тормозим, тормозим! — закричал Фалилеев. — Это же наш комбайн! Я его ждал на праздник!» Авто еще не остановилось, а Фалилеев дергал ручки дверей, подскакивал на переднем сиденьи как безумный и то и дело повторял: «Это же наши ребята! Это же наши ребята! Прямо из Киева!»

Уже потом, утром, я узнал, что над старым комбайном «Дон» в Киеве и Харькове шесть месяцев ломали головы ученые и технари пяти бывших оборонных заводов, что при содействии Фалилеева реализовал свою давнюю идею лауреат Государственной премии Украины Виктор Недовесов: создать принципиально новый зерноуборочный комбайн. На перерождение «Дона» ушло восемь ноу-хау, которые потянули на 150 тысяч гривен. Главная из многочисленных новаций — молотилка на три барабана. Новый «Дон», однобарабанный, стоит 400—500 тысяч гривен, он почти вдвое уступает «поташнянскому» по производительности, требует значительно больше энергозатрат.

Но подробная информация поступит потом, а тогда, ночью, Фалилеев, выскочив все-таки из «уазика», бежал под дождем по старой мостовой, догоняя комбайн, чтобы сказать пяти механизаторам, полгода гнувшим железо в Киевах-Харьковах: «Ребята, вы — герои! Вы сделали лучший комбайн в Украине!»

И в те самые минуты, той самой глухой ночью, когда Поташня уже отдыхала после праздника, один-одинешенек ходил по комнатам музея села и галереи Прокопа Колесника Прокоп Колесник.

В чем-то они похожи, эти Валерий и Прокоп...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно